Экономика

День, когда мы покинем Израиль

фото — Г.Франкович

Дафни Лиф («Валла»)

Здесь трудно жить. Нет никакой уверенности в завтрашнем дне. Мы все это знаем. Мы кричим об этом вот уже два года. Невозможно купить квартиру? Невозможно найти работу по профессии? Тяжело работаешь и при этом не сводишь концы с концами? До сих пор вынужден прибегать к помощи родителей? А если твои дела все же не так уж плохи, то это не благодаря системе, а вопреки ей. Потому что такая здесь жизнь.  Это ведь ясно, нет?

Здесь трудно жить, и люди покидают страну. Некоторые называют это «утечкой мозгов», некоторые  — «отрицательной эмиграцией».  Одни считают это «разумным решением», а для кого-то – «баба с возу». Называйте это как хотите, но это происходит. Целое поколение родителей оформляет загранпаспорта своим детям, чтобы в том случае, если здесь все окончательно рухнет, они смогли уехать и начать жизнь с чистого листа.

Как мы дошли до того, что дети тех, кто пережил Катастрофу, вытаскиваю на свет свои германские паспорта, чтобы у их детей было будущее? И почему это не беспокоит тех, кто находится у власти? Давайте на секундочку остановимся, именно на этом месте. Нельзя перекладывать всю ответственность исключительно на правительство.

Да, здесь очень трудно жить. Наше правительство глухо и слепо, оно жестоко по отношению ко всем, кто «без связей»,  кто не является «приближенным» или просто недостаточно «близок к кормушке». Грустная правда заключается в том, что никто не подаст тебе свободу на блюдечке с золотой каемочкой. Свободу нужно брать, требовать, отвоевывать.  Прежде всего, она должна быть тебе достаточно небезразлична – чтобы за неё стоило воевать, чтобы стоило покинуть свой уютный угол и «жить собачьей жизнью» сегодня (например, в палатке) — ради того, чтобы завтра было иначе.

Грустная правда состоит также в том, что по самым разным причинам большинство молодых людей готово «жить собачьей жизнью» в любых других странах, но не здесь. Это логично, когда в 35 лет ты работаешь официантом там, где у тебя нет ни языка, ни корней, ни друзей — но здесь, у себя дома? Это другое. Я  говорю это без доли цинизма и никого не осуждаю. Мне просто очень грустно. Грустно, от того, что люди капитулируют. Грустно, что они отступают и не готовы бороться за лучшее будущее в собственном доме.

Израильские культурные деятели разбросаны по всему миру в поисках тех, кто сможет по достоинству оценить их произведения. Израильские бизнесмены ищут более крупные рынки. Израильские врачи ищут более высокие стипендии и тех, кто сможет оценить их знания и умения. Есть также израильтяне, которые просто бегут. Бегут от уродливой государственной системы, от расизма, от политических партий, которых контролируют монополии, деньги и связи.

Честное слово, со слезами на глазах и болью в сердце, но я могу понять тех, кто бежит отсюда. Но почему, почему нам всегда легче «жить собачьей жизнью» за границей? Почему проще бороться там, а не здесь? Почему, черт побери, мы не готовы  «стиснуть зубы» ради того, чтобы исправить ситуацию здесь? Почему некоторым из нас решение  отступить  дается так просто? Это правда, что здесь трудно жить, но что-либо может измениться к лучшему, только в том случае, если мы будем готовы за это воевать.

Когда я сама буду готова отступить? У меня нет другого гражданства, у меня нет намерения бежать отсюда, и у меня есть желание продолжать бороться за более справедливый Израиль. Но сегодня мне больно от одной мысли, что еще немного, и у меня не останется здесь друзей. Тем, кто уже покинул страну, я хочу сказать: я скучаю по вам. Тем, кто собирается это сделать, я скажу: пожалуйста, пожалуйста, не торопитесь отступать. А тем, кто остается, скажу: все это было написано и для вас тоже.

(перевод О.Бирман)

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x