Конфликт

Мама, через десять лет меня тоже убьют?

Фото предоставлено организацией "Женщины за мир"

Фото предоставлено организацией «Женщины за мир»

Встреча Биньямина Нетаньягу с представительницами движения «Женщины за мир» состоялась на 50-й день после того, как у дома главы правительства был разбит палаточный лагерь «Цом Эйтан» («Твердый пост») в канун первой годовщины операции «Цук Эйтан» и после того, как в посте приняло участие участвовало более 300 женщин.

Палаточный лагерь посетили более тысячи людей, придерживающихся самых разных политических позиций. Среди гостей лагеря были и многие общественные деятели и политики, среди них: министр Нафтали Беннет, глава оппозиции Ицхак Герцог, депутаты Кнессета Ливни, Яхимович, Мики Леви, Мейрав бен Ари, Орит Струк, Эяль бен Реувен, Эмануэль Трахтенберг, Эли Алафлуф и др.

Результатом работы палаточного лагеря стало также приглашение представительниц движения «Женщины за мир» на встречу с главой Палестинской администрации Абу Мазеном. Активистки движения решили, что перед поездкой в Рамаллу им нужно попытаться встретиться с главой израильского правительства, поскольку именно от него больше всего зависит возобновление переговоров, и желательно выяснить его позицию до встречи с Абу Мазеном…

Почему Нетаньягу решил встретиться с нами и выразить нам поддержку? Похоже, что ему не нравится приставший к нему ярлык «отказника», и он хотел бы представить себя борцом за мир, а Абу Мазена – политиком, который не хочет или не может принимать решения.

Когда мы поднялись, чтобы попрощаться, Биби сказал мне: «Продолжайте делать то, что вы делаете, это очень важно!». И тогда я подумала: может быть, – только может быть – он тут действительно был «с нами», может быть, он действительно заинтересован в продолжении переговоров, и давление, которое мы оказываем, дает импульс к перемене, которую ему нелегко совершить, тем более с его нынешним правительством.

Эта фраза, произнесенная уже на пороге, дала мне некоторую надежду на то, что, может быть, есть место для оптимизма, и нужно просто продолжать оказывать давление на обоих лидеров, пока они не вернутся за стол переговоров и не начнут договариваться. И чтобы они не прерывали переговоров, пока не придут к согласованному решению. Пусть сидят и договариваются, пока не пойдет белый дым. Потому что нужно достичь соглашения. Потому что война – не решение.

На встрече я рассказала главе правительства, что приехала в Израиль в 1990 г. из Ташкента с матерью и двумя младшими братьями. За полгода до нашей алии мой отец погиб в ДТП, поэтому матери пришлось растить одной трех маленьких детей. В Израиле я создала семью, и сейчас у меня трое детей, ради которых я и стала членом движения.

Операция «Цук Эйтан» стала тяжелым испытанием – из-за сирен, тревог, гибели наших солдат и мирного населения Газы. Но последней каплей было то, что мой 8-летний сын подошел ко мне и спросил: «А через десять лет меня тоже убьют или я должен буду убивать арабов? Я обязан стать солдатом? Я не хочу убивать или быть убитым, мне страшно…» Его слова потрясли меня — я не понимаю, почему 8-летний ребенок должен думать об этом. Сквозь хаос повседневности он попытался проникнуть к сути нашей жизни и сильно испугался, поняв, какое будущее его ожидает, что предназначение мальчиков – война.

Я с ужасом осознала, что, возможно, он прав, что через десять лет ему, возможно, придется столкнуться с такой реальностью. Как мать, я поняла, что растить здесь детей безответственно, ибо мы живем в ненормальной реальности. В ней слишком много страха, ненависти и опасностей. В своем обращении к главе правительства я призвала его выступить с политической инициативой, чтобы изменить такую реальность. Мирное соглашение – в общих интересах, в интересах правых и левых, потому что цена войны тяжелее цены мира.

Меня очень тронули слова Амаль Рихан Абу Рамдан, преподавательница арабского языка и ислама из Яффо, также члена движения «Женщины за мир», которая рассказала Нетаньягу о том, что во время войны соседи-евреи не разговаривали с ней, вообще не хотели смотреть на арабов – из страха и гнева, как будто те виноваты в войне. Особенно трудно было, когда завывали сирены: все бежали в убежища и сидели там, напуганные, прижавшись друг к другу. Амаль подчеркнула, что говорит от имени значительной части арабского сектора – людей, которые хотят жить в мире с евреями, с чувством взаимного уважения и безопасности, без страха и ненависти.

Нетаньягу внимательно выслушал нас и задал несколько вопросов, как личных, так и касающихся движения. Во второй части нашей встречи он изложил свое понимание угроз Израилю со стороны радикальных исламских организаций. Вместе с тем глава правительства решительно подтвердил, что он стремиться достичь соглашения с палестинцами и привержен идее двух государств для двух народов. И это потому, что он не хочет двунационального государства, хочет мира и относится к каждому пострадавшему солдату или гражданскому лицу, как будто это его сын. Он рассказал, что сам из семьи пострадавших в конфликте и знает, насколько тяжело бремя личных и семейных утрат.

Глава правительства отметил, что он полностью одобряет то, что делают «Женщины за мир» для обеспечения общественной поддержки переговорному процессу. Он просил нас, в случае, если мы поедем в Рамаллу, передать там, что он готов встретиться с главой Палестинской администрации в любом месте и без предварительных условий.

 

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x