Женская территория

Фото: pixabay

Обыкновенный ад

Фото: pixabay

Фото: pixabay

Мое мировоззрение является странной смесью либерального и радикального феминизма, рациональности, техно-оптимизма и трансгуманизма. Одной из главных особенностей этой удивительной картины была вера в то, что мы живем в особенное время, что вот-вот, уже очень скоро такие вещи как сексизм, расизм, насилие, бедность и большинство болезней останутся в прошлом (некоторые аргументы в поддержку этих идей можно найти здесь и здесь). Это, конечно же, известное свойство мышления: каждому поколению кажется, что его время особенное…

За неделю до выборов в США я сидела в кругу своих любимых подруг-феминисток и убеждала их, что у Трампа нет никаких шансов, что он стал посмешищем. Я говорила: всем уже ясно, что времена изменились, что его отношение к женщинам, латиноамериканцам, людям с ограниченными возможностями и другим меньшинствам неприемлемо в современном западном мире. Что через неделю самый высокий стеклянный потолок наконец-то будет разбит, и мы отпразднуем победу. Я с огромным интересом следила за предвыборной кампанией, в которой было множество моментов, связанных с феминизмом, меня очень радовал тот факт, что эти темы попали в мейнстримный дискурс. Много говорилось о праве на аборт, о сексуальных домогательствах, о разнице в зарплатах.

Еще более знаменательным было то, что обсуждались также и более скрытые проявления сексизма – например, высказанные еще во время праймериз претензии к Хиллари: дескать, она кричит и мало улыбается (сравним с Берни Сандерсом, который вообще не улыбался и постоянно орал). Во время вторых дебатов Трамп физически вторгался в личное пространство Хиллари, что, опять же, не осталось незамеченным мейнстримной прессой. Во время третьих дебатов Трамп ни с того ни с сего ляпнул в микрофон: «Such a nasty woman» (до чего же скверная женщина), что также было воспринято как дикое в наше время проявление сексизма, Трамп казался карикатурой из прошлого, смешной и жалкой. Мгновенно появился популярный hashtag #nastywoman, под которым женщины «признавались» в том, что они очень скверные, поскольку не намерены мириться с патриархатом в их жизни, а еще скверные женщины голосуют. Еще один гениальный hashtag возник после огласки записи Трампа, в которой он рассказывает, как хватал женщин за гениталии: #GrabHimByTheBallot (хватайте его за бюллетень). Нам было очень весело думать, что вот сейчас мы схватим его за бюллетень и отправим на свалку прошлого вместе с патриархатом.

Так мы веселились, пока реальность не постучала в дверь. Я поняла, где я живу. А живу я не в каком-то особенном времени, а в одной из точек на линии прогресса, ничем не примечательной и достаточно удаленной от того положения вещей, которое кажется мне нормальным или приемлемым. Итак, что мы имеем?

Президента США, который не признает право женщины на свое тело, презирает права меньшинств и институты демократии. Этот человек считает, что женщину надо наказывать за аборт, он бахвалился тем, что совершал сексуальное насилие. Двенадцать женщин, среди них известные журналистки, обвинили его в сексуальных домогательствах. И половина страны проголосовала за него. Часть избирателей — это белые мужчины, которые чувствуют, что теряют свое привилегированное положение. Они проголосовали за Трампа именно из-за его позиции по отношению к женщинам, людям других рас, иммигрантам.

Другую часть избирателей интересовали иные моменты в его программе, например, экономические реформы. Но давайте посмотрим, что это значит – а именно, что для этой части избирателей не важна я, не важна моя жизнь, они не считают её достаточно ценной. Подумаешь, аборты, мелочь какая! Ну, умрет несколько женщин от нелегального аборта, ну, покалечат кому-нибудь жизнь сексуальным насилием. Это же бабы, бабьи проблемы какие-то. Зато экономический рост. Я поняла, что эти люди не видят во мне человека, не испытывают эмпатии ко мне, мои страдания им непонятны и неинтересны. Вы можете возразить, что за Трампа голосовали многие женщины. Однако интернализированную мизогинию еще никто не отменял, как и идентификацию с агрессором (прекрасный пример идентификации с агрессором можно наблюдать в фильме «Джанго освобожденный», где черный раб-дворецкий издевается над другими рабами и пытается препятствовать их побегу.)

На этом предлагаю тему закрыть и перейти к еще одному очень печальному моменту. Мои прекрасные знакомые и незнакомые либералы, белые гетеросексуальные мужчины среднего класса, конечно же, сразу после победы Трампа стали писать оптимистичные статьи в духе «ребята, давайте жить дружно». Ну, Трамп — так Трамп, писали они, давайте поймем его избирателей, помиримся, ничего страшного не произошло, давайте не будем его демонизировать (прекрасный пример такого опуса можно прочитать здесь и даже посмотреть картинки). Вот что я вам скажу, дорогие мои: сheck your privilege (проверьте свои привилегии). Это не у вас отберут право на аборт, это не вы будете страдать от сексуального насилия, это не вас депортируют, лишат медицинской страховки или социальных льгот. Ваши рассуждения говорят о пониженной эмпатии к людям, непохожим не вас.

Хиллари Клинтон в своей известной речи в ООН в 1995 году произнесла следующую фразу: «Права женщины — это права человека, и права человека — это права женщины». Одно из базисных прав человека — это право на свое тело. А теперь я процитирую свою запись, сделанную во время флешмоба #янебоюсьсказать:

Феминистки часто говорят об универсальном женском опыте. Так вот, мне кажется, что этот опыт заключается в отчуждении женщины от своего тела. Для меня это самое страшное в женском гендере: тебе пытаются внушить, что твое тело не находится в твоем безраздельном распоряжении. У других людей есть право на твое тело, а тебе рассказывают, что ты не понимаешь, что тебе нужно, или что ты как-то неправильно чувствуешь. Или что чувствуешь одно, а говоришь другое. И вообще, у тебя и у твоего тела есть определенная функция, с чего это вдруг ты отказываешься её выполнять? Это убивает личность. Отсекает от нее части. Разбивает её на множество несвязанных между собой кусочков. На собирание и склеивание которых уходит жизнь.

Итак, мы все еще живем в мире, где у женщины нет безраздельного права на свое тело. Где люди преследуются за свои убеждения или за то, что они любят человека своего пола. Где миллионы людей живут в нищете. Где хорошо лечатся, в основном, инфекционные болезни, а миллионы людей с хроническими болезнями живут в постоянной боли и страдании. В общем, ничем не примечательное время, чуть лучше семнадцатого века, жизнь в котором описана цитатой Томаса Гоббса: «Жизнь человека одинока, бедна, скверна, жестока и коротка».

По законам жанра здесь должно быть что-то утешительное, обнадеживающее или, на худой конец, призыв к действию. Но я считаю это неискренним и пошлым. Поэтому оставлю лучше так.

*Мнения авторов могут не совпадать с позицией редакции.

 

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x