Блогосфера

Вакханалия лицемерия

Если бы существовал способ превратить человека на несколько дней в того, кого он ненавидит или от имени кого он говорит...

Если бы существовал способ превратить человека на несколько дней в того, кого он ненавидит или от имени кого он говорит…

Одно из самых больших везений в моей жизни состоит в том, что в доме, в котором я вырос, имелась богатейшая коллекция фантастики. Благодаря этой коллекции, которую моя мама бережно собирала с ранней своей юности, я имел возможность приобщиться к произведениям множества малоизвестных и давным-давно позабытых авторов. И зачастую в сознании всплывает какой-нибудь сюжет или эпизод, и я никак не могу определить, прочел ли я это когда-то в детстве, придумал ли сам или же это сочетание того и другого вместе. Как бы там ни было, сегодня у меня в голове вертится простенький и наивный антирасистский рассказ, ни автора, ни названия которого я не помню.

Этот рассказ повествует об Америке в период разгула антинегритянского расизма. В какой-то момент там появляется некая подпольная антирасистская организация. Эта организация не устраивает ни терактов, ни акций протеста, а занимается лишь одним — отлавливает белых, декларирующих расистские воззрения, и на время меняет им пигментацию кожи. Им просто впрыскивают некий препарат, благодаря которому их кожный покров чернеет, а черты лица становятся негритянскими. И вот, просунувшись утром и подойдя к зеркалу, белый расист обнаруживает там – о, ужас! – негра, и понимает, что это он сам. Разумеется, после того, как этот человек на протяжении энного количества времени пребывает в негритянской шкуре и ощущает на самом себе все проявления ксенофобии, ненависти и насилия, которые он ранее наблюдал исключительно со стороны, от былого расизма не остается и следа.

К чему я это рассказываю? Да все к той же вакханалии лицемерия, снова и снова разыгрывающейся в соцсетях и заставляющей остро сожалеть об отсутствии подобного «пробуждающего эмпатию» препарата. А ведь как было бы замечательно: вот рассуждаете вы о некой группе людей и о приемлемости ситуации, в которую они поставлены, – что ж, пожалуйте в их шкуру. Вот вам совсем свежий пример. Отстаивает человек идею легализации проституции и пафосно вещает, что, дескать, проституция должна быть «дестигматизирована», называться она должна «секс-обслуживание», а проституток следует именовать «секс-работницами». Это ведь такая же работа, как и все остальные, приносящая немалую пользу обществу.

Казалось бы, что может быть проще и логичнее: добиваешься «дестигматизации» данной сферы деятельности – ну так поработай неделю-другую проституткой, принимая внутрь своего тела по десятку клиентов в день, испытывая к ним острое физическое отвращение, причем не зная, что эта ситуация временная. А потом уже заявляй, что это точно такой же труд, как и труд парикмахерши или кассирши. В этом случае к твоим словам будет гораздо больше доверия, и они возымеют в тысячу раз больший эффект, чем десятки статей, написанных с позиции стороннего наблюдателя. Но вот как раз этого почему-то никто и не делает. И невероятно хочется обзавестись каким-нибудь магическим средством, позволяющим на расстоянии сделать так, чтобы поборник «дестигматизации» проснулся в одно прекрасное утро и обнаружил себя в борделе, куда спустя полчаса должен прийти очередной клиент, взявший твое тело в аренду и желающий попользоваться им согласно прейскуранту, вне зависимости от того, что ты чувствуешь.

Кто-то воскликнет: ну так сторонники легализации и «дестигматизации» как раз ведь и основываются на мнении самих проституток! И тем самым вновь продемонстрирует торжество лицемерия. Не нужно быть знатоком социальной психологии, чтобы понимать: человек, поставленный в безвыходную и унизительную ситуацию и воспринимающий ее как данность, в качестве защитного механизма будет всячески стремиться оправдать ее и придать ей хоть какой-нибудь облагораживающий смысл.

Так, в частности, действуют тоталитарные секты. Люди, попадающие туда, полностью отрезаются от привычного окружения, им дается понять, что секта – это их мир, единственно возможный, после чего над ними принимаются всячески издеваться и заставляют выполнять бессмысленные и унизительные работы. В какой-то момент люди сами начинают находить в происходящем с ними рациональную цель, и если кто-либо пытается их оттуда вытащить, то они яростно этому сопротивляются, так как это чревато острейшим когнитивным диссонансом. Социальные эксперименты показывают, что если подвергнуть человека насилию, унизить, лишить достоинства, то он постарается задним числом представить случившееся с ним как результат «свободного выбора».

Чтобы не быть голословным, вот вам пример из личного опыта. Речь идет об эпизоде, произошедшем в период моей службы в израильской армии. Я служил на базе, где было два основных подразделения: в одном из них были сосредоточены в основном представители израильской ашкеназской элиты, а во втором — сефардские «арсы» (по-русски – гопники). Понимаю, что такое разграничение отдает расизмом, но что поделать, если разделение на сефардов и ашкеназов было уж очень явным. И вот как-то раз во второе подразделение затесался тихий, щуплый, религиозный паренек, над которым его сослуживцы сразу же принялись издеваться самыми изощренными способами. Не избивали, нет, но всячески унижали и третировали, а он, молча и покорно, это терпел, поскольку выхода у него особо не было.

Насмотревшись на все эти издевательства, солдаты из первого подразделения, среди которых был и я, решили вмешаться. К «арсам» направилась делегация, состоявшая из внушительного вида воспитанников боевых частей, и им недвусмысленно дали понять, что если издевательства продолжатся, то они будут иметь дело с нами. «Арсы» в ответ только посмеялись: «да вы что, ребята, он же все делает по доброй воле, не верите – спросите его самого». Делегация удалилась, и спустя час к нам прибежал этот самый паренек, который, едва не рыдая, начал вопить, что мы не имеем никакого права вмешиваться, что там его друзья, и он прислуживает и угождает им исключительно добровольно.

Банальная истина: чтобы на самом деле понять, в какую ситуацию поставлены те или иные люди, нужно, прежде всего, иметь, с чем сравнивать, и не воспринимать эту ситуацию как непреложную данность. Один человек как-то раз высказал интересную мысль: иррациональная, казалось бы, гомофобия среди мужчин продиктована страхом подвергнуться той самой объективации, которой постоянно подвергаются женщины. У мужчин даже подспудная мысль об этом вызывает чувство острого омерзения.

Что же касается женщин, то благодаря социализации, навязываемой им с раннего детства, они в большинстве своем, за исключением «радикальных феминисток», воспринимают эту объективацию как нечто само собой разумеющееся. Поэтому чрезвычайно хочется кого-нибудь из записных противников феминизма, вещающих об особом предназначении женщины, о врожденных различиях между полами и о том, что формальное межгендерное равноправие уже достигнуто, а большего и не надо, подвергнуть вышеозначенной операции – превратить в женщину и заставить на собственной шкуре ощутить все прелести сексизма.

Проституция и положение женщин – это лишь яркие примеры той ситуации, когда возникает острое желание пробудить в людях эмпатию с помощью такой вот шоковой терапии. То же самое очень хотелось бы проделать и с теми, кто оправдывает дискриминацию и насилие по отношению к арабам, аргументируя это тем, что с ними, мол, иначе нельзя. Думаю, если бы они некоторое время пожили среди палестинцев под бомбежками в Газе или на Западном берегу, ежедневно проходя через блокпосты и подвергаясь третированию и травле со стороны солдат и поселенцев, то это многое бы перевернуло в их сознании. Если бы человек, заявляющий о необходимости репрессивных мер по отношению к беженцам и их высылки из страны, вдруг обнаружил себя в той ситуации, в которой находятся они – обездоленные, отчаявшиеся и по пятам преследуемые смертью – то, вернувшись после этого к своей прежней комфортной и безопасной жизни, он бы многое осознал. То же самое можно сказать и о бизнесменах, чиновниках или политиках, высокомерно заявляющих, что капиталистическая система в целом справедлива, а находящиеся на дне, как правило, сами виноваты в том, что там оказались. И если бы можно было этих людей хотя бы на время отправить на это самое дно и заставить пожить жизнью тамошних обитателей…

Вообще, мне кажется, мир бы радикально преобразился, если бы было изобретено средство, позволяющее подобным образом излечивать поборников различного рода отвлеченных идеологем – либертарных, социалистических, капиталистических, националистических, каких угодно – от присущего всем им лицемерия и индифферентности к живым людям. Вы не находите?

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x