Политика

Все мы Маргарита Шульман

Иллюстрация

Иллюстрация

28 мая 26-летняя Маргарита Шульман ехала в машине со своим другом. Машину остановили полицейские в штатском, разбили окна. Маргарите, имеющую 75% инвалидность, проломили череп, ее друг тоже был ранен. В результате обыска в машине ничего не было найдено, полиция уехала, не извинившись, а девушку отвезли в больницу.

Маргарита Шульман и ее друг утверждают, что полиция избивала их без всякой причины. Эта история распространилась со скоростью света в социальных сетях и СМИ, не без участия депутата Кнессета Ксении Светловой («Сионистский лагерь»), которая, услышав о происшедшем, тут же выяснила подробности и написала об этом на своей странице в Фейсбуке. Вчера по ее инициативе вопрос был вынесен на повестку дня в Кнессете, а сегодня она будет участвовать в демонстрации, которую организовали возмущенные инцидентом русскоязычные израильтяне.

— Ксения, у меня вопрос, наверное, немного наивный. Как такое вообще происходит? Как человек вдруг берет и бьет другого человека, девушку, молотком по голове? Это безнаказанность, да?

-К огромному сожалению, это далеко не первый случай. Если нет видеодоказательств, безнаказанность полиции практически обеспечена. В случае с солдатом, выходцем из Эфиопии, Дамасом Факдо, была видеозапись, запечатлевшая действия полицейского — именно она вызвала общественный резонанс и заставила полицию действовать. В нашем случае, видеозаписи нет. Этим и воспользовался начальник полиции Ашкелона, когда заявил, что, действительно, полиция остановила этих людей, что полицейские действительно не нашли ничего в их машине, но такое использование силы было оправдано тем, что подозреваемые не хотели открыть машину, то есть оказали сопротивление.

Фотографии, разошдшиеся по Фейсбуку: Маргарита Шульман

Фотографии, разошедшиеся по Фейсбуку: Маргарита Шульман

— Это же какое сопротивление надо оказать, чтобы невысокая худенькая и не очень здоровая девушка получила такой удар, что дело дошло до травмы черепа? Наставить на полицейского пистолет, не меньше…

-Отнюдь. Ни холодного, ни горячего оружия, ни наркотиков в машине, по свидетельству полиции, не было обнаружено. Маргарита и ее друг просто отказались открыть машину. Нам неизвестно, сколько времени полицейские предлагали им открыть машину — 5 секунд? Две минуты? Полицейские были в штатском, они нее представились как представители полиции, во всяком случае в первый момент. Что вам сказать, если незнакомые люди в штатском зачем-то вдруг требуют от меня открыть машину, я тоже не сразу ее открою. Я попрошу увидеть значок, или просто какое-то время буду в ступоре от страха. Так что это может ничего не означать. Но даже если они отказались открыть машину, значит ли это, что надо ломать ее молотками и при этом серьезно ранить сидящих внутри людей? Кто дал полиции такое право?

На данный момент реакция полиции неясна, кроме того, что они говорят об отказе потерпевшей открыть машину. Такое ощущение, что они вообще не понимают, в чем, собственно, проблема. Министр внутренней безопасности Гилад Арден сообщил, что ему детали инцидента неизвестны, и что МАХАШ (департамент расследования преступлений, совершенных полицейскими) будет расследовать инцидент. Но я считаю, что полиция могла хотя бы попросить прощения у пострадавшей девушки! Полицейские не были в опасности, им ничего не угрожало, они применили силу и человек пострадал. О компенсации должны говорить юристы, но то, что полиция считает, что это в принципе нормально — это и есть корень проблемы.

— Ксения, как задействованы депутаты Кнессета в обсуждении и решении этой проблемы? Что вы предпринимаете, и поддерживают ли вас коллеги?

-Еще в воскресенье, после того, как я всю субботу занималась выяснением подробностей этого случая – что за девушка, что произошло, какой ущерб нанесен и так далее — я направила срочное письмо в МАХАШ, а также подала в секретариат Кнессета просьбу о проведении срочной дискуссии по теме на пленарном заседании. Чтобы такая просьба была принята, ее должны поддержать несколько депутатов, лучше всего – из всех партий. К счастью, к моей просьбе присоединились Тали Плосков «Кулану», Йоэль Развозов Еш Атид, Мики Зоар из Ликуда. К сожалению, не присоединились члены партии НДИ, их поддержка была бы, мягко говоря, не лишней.

Ксения Светлова

Ксения Светлова

— Вот вы сами говорите, это далеко не первый случай. Как вы объясняете то, что «русские» наконец-то зашевелились? Флешмоб, демонстрация…

— Тот же вопрос можно задать и по отношению к эфиопской общине. Почему именно сейчас? Думаю, тут сыграли роль социальные сети. Они способствуют быстрому и эффективному распространению информации. Фотографии Маргариты стали «виральными» очень быстро, как и видео об «эфиопском» солдате. Кстати, революции в Тунисе и в Египте тоже начались примерно так же. Накипело, наболело – и вдруг какой-то одиночный случай попал в социальные сети, стал виральным, попал в СМИ… Многие люди вдруг увидели реальность, и возмутились. Моментальное оповещение многих тысяч людей способствует пробуждению протестов. Ведь обычно о таких случаях знают только пострадавшие, их друзья и семья. А тут вдруг оказалось, что полицейское насилие — явление повсеместное. С момента, когда я опубликовала этот случай на своей странице в Фейсбуке, мне написали сотни людей, не все даже русскоязычные, с описанием подобных инцидентов, произошедших с ними.

— Я так понимаю, те, кто должны все это расследовать, то есть МАХАШ, просто, как говорится, «забили» — в последние годы почти ни один полицейский не был наказан за такое поведение, хотя существуют тысячи жалоб. А есть вообще какое-то «средство против МАХАШ»? Что можно сделать, если департамент не выполняет своих обязанностей?

— Вполне возможно, что следует говорить о серьезной реформе в МАХАШ. Изначально это отделение было создано именно для того, чтобы «охранять граждан от полицейского произвола». Тем не менее, сегодня мы вынуждены признать, что это не работает. Скорее всего, они просто не справляются. У них и коррупция, и сексуальные домогательства, и, опять же, дела о насилии полицейских… Что-то в системе просто не работает.

— Думаю, что потеря доверия к полиции и правоохранительным органам чревата тем, что со временем она переходит «из количества в качество» и превращается в ситуацию, когда полицию просто никто не вызовет, и люди возьмут закон в свои руки и начнут «решать проблемы» самостоятельно.

— Так и происходит в странах Третьего мира. Надеюсь, что мы еще не там. Именно поэтому я бью тревогу, и не только я, но и другие депутаты. Многие из тех, кто сегодня обеспокоен ситуацией, это бывшие полицейские. Есть реальная проблема, нужно искать ее корень, возможно, есть проблема в обучение полицейских, в том, какие указания они получают.

На первых порах, я хочу получить от полиции полный рапорт: что произошло, весь инцидент буквально по минутам. А на втором этапе – я жду результатов и выводов расследования МАХАШ. Надеюсь, что оно не будет тянуться долго, как часто происходит с делами подобного рода. Я лично собираюсь следить за расследованием.

— Чего вы ждете от демонстрации, которая пройдет сегодня в Ашкелоне?

— В первую очередь, я, как представитель Кнессета, ожидаю, что все будет проходить в рамках закона. Все мы имеем право на демонстрацию, но такии акции должны проходить без правонарушений, как мы, например, видела на демонстрациях  эфиопов. Я не участвую в организации демонстрации, но ребята звонили мне советоваться, и я им повторяла два момента: во первых, это протест всех израильтян, а не только русскоязычных. Все, кто считает, что такое поведение полицейских — это проблема, пусть приедут в Ашкелон. Потому что это общеизраильская проблема, и обращаться надо не только к «русским» и на русском, но и к израильтянам, и на иврите. Во-вторых, все должно проходить в рамках закона, и это следует обеспечить высокой степенью организованности.

Ситуация должна измениться, это должны понять и в полиции и в МАХАШ. Ни одна встреча с полицейским и гражданским лицом вне зависимости от их статуса — являются ли они задержанными, подозреваемыми, или просто свидетелями, не должна заканчиваться для гражданина переломом черепа. Это должно быть однозначно и без вариантов.

К сожалению, в таких ситуациях гораздо чаще оказываются слабые слои населения, граждане из ослабленных общин, представители национальных меньшинств, или просто — некоренные израильтяне. Люди жалуются, что в полиции их просто не слушают, когда они пытаются возражать. Считается, видимо, что у таких людей нет денег на хороших адвокатов, так что ничего страшного, если их задержат без причины, обыщут «просто так» или будут с ними грубы. Часто люди из этих общин недостаточно понимают ситуацию, иногда недостаточно хорошо знают иврит. В случае с эфиопскими евреями, были вопиющие ситуации, когда их принимали за нелегальных беженцев из Африки, несмотря на предъявленные синие теудат зеут, просто потому что они похожи внешне.

Протест эфиопской общины против полицейского произвола

Протест эфиопской общины против полицейского произвола

Существует также такое явление, которое называется «шитур-етер» – особенно в отношении эфиопских евреев и израильских арабов, но иногда и русскоязычных. Это значит, что открывается слишком много дел без реальной причины, людей задерживают непонятно за что, и им некуда и некому жаловаться.

Мы не против полиции. Она должна выполнять свои обязанности, но не превышать свои полномочия. Такие инциденты, как случай с Маргаритой Шульман, это не работа полиции. Это полицейский произвол.

Мы надеемся, что на демонстрацию в Ашкелоне придет достаточно много народа, хотя она и не в Тель-Авиве, а на периферии. Но есть логика в том, что она будет проходить там, где было совершено нападение. Израиль — это не только Тель-Авив. И эта проблема касается всех нас, где бы мы ни жили и на каком бы языке не говорили. Следует достучаться до тех, кто отвечает за полицию и органы правосудия, пока еще не поздно.

— Большое спасибо, и удачи вам.

 

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x