Экономика

В кривом зеркале

Тель-Авив, старая автостанция
фото — Эйнат Кляйн

Лев Авенайс

Прочитал я статью Михаила Урицкого «Зеркало «нелегалов» и задумался. Вроде бы я тоже считаю себя либералом, и я тоже сочувствую тяжелой доле нелегальной иммигрантов. Что и говорить, жизнь у них не сладкая. Почему же эта статья вызвала у меня резкое неприятие. Уж больно кривым выглядит «зеркало по Урицкому».

Дело в том, что автор в угоду своей концепции, мягко говоря, передергивает факты. Достаточно лишь бегло пройтись по тезисам автора. Во-первых, лагерь для нелегальных иммигрантов – это не тюрьма. В любой стране задержанные нелегальные иммигранты либо немедленно выдворяются – если есть куда выдворять, либо помещаются в места временного содержания (читай – лагеря). И так поступают во всех, даже самых цивилизованных странах. Во-вторых, эти люди провинились вовсе не в том, что «им удалось спастись от смерти», а в том, что они незаконно, — с точки зрения и израильских, и международных законов — проникли на территорию Израиля. Как ни крути, это правонарушение. И наконец, для того, чтобы власти Израиля могли решить вопрос о предоставлении или не предоставлении статуса беженца, надо, как минимум, обратиться к ним с такой просьбой. Чего нелегальные иммигранты, насколько я знаю, не делают.

Не думаю, что кто-то искусственно нагнетает истерию по поводу иммигрантов. Эта проблема сейчас актуальна во всем мире. Ею озабочены и в России, и во Франции, и в Британии, и в Бельгии. Разумеется, она не является «важнейшей национальной», но никто, кроме откровенных малочисленных маргиналов, ее таковой и не изображает. К сожалению, проблем у нас хватает с избытком, и проблема нелегалов – это лишь «одна из».  Но и говорить, что такой проблемы нет, или что она создана искусственно — это значит по-страусиному прятать голову в песок.

Автор статьи утверждает, что израильское население относится к беженцам не столько враждебно, сколько индифферентно. Полагаю, что он принимает желаемое за действительное. Никаких опросов на этот счет, к счастью не проводилось. Результаты такого опроса, я уверен, были бы удручающими для г-на Урицкого. И не только у нас, но и повсюду. Увы, ксенофобия – это вполне естественное чувство, присущее, как и зависть, и некоторые другие не вполне приятные качества, подавляющему большинству людей. Даже у «эталона интеллигента» Чехова можно найти в дневниках и письмах не очень политкорректные мысли. Но интеллигентный человек просто загоняет такие  чувства в дальний угол своей души и не дает им выплеснуться на всеобщее обозрение. Вывод Урицкого о том, что жителей проблемных районов не беспокоит присутствие нелегальных иммигрантов, так как  они не голосовали за «подстрекательскую» партию «Оцма  ле-Исраэль», не выдерживает элементарного испытания формальной логикой. Ведь в русскоговорящей общине, в которой, по мнению автора, расизм по отношению к «нелегалам» является «частью консенсуса», за эту партию тоже голосовали очень и очень немногие. Просто в ходе выборной кампании проблема «нелегалов» была далеко не самой главной – и для русскоязычных избирателей тоже. Кстати, если уж быть до конца честным, то и для партии «Оцма ле-Исраэль» лозунг борьбы с нелегалами тоже был не на первом месте.

Я вообще не думаю, что русскоязычная община более нетерпима к нелегальным иммигрантам, чем остальная часть израильского общества. Упрекая русскоязычные СМИ в расистских высказываниях, сам Урицкий противоречит себе, всего несколькими строками выше, сообщая о «стараниях» ивритских СМИ, наряду с правительством и  праворадикальными кругами, разжечь расистские настроения в обществе. А если почитать ивритские комментарии в интернете к статьям на эту тему, то они ничем не отличаются от высказываний в русскоязычном сегменте интернета. 

Тель-Авив, старая автостанция
фото — Эйнат Кляйн

Я часто прохожу по району Неве Шаанан по пути на автовокзал. Не считаю себя ксенофобом, не испытываю ненависти к «чужим» лицам, заполнившим эти кварталы, и страха не испытываю тоже. Но определенный дискомфорт ощущаю. Мне неуютно. Я не чувствую себя в своей стране, и мне трудно гордиться такой страной, которая окружает меня там.

А утверждение Урицкого, что произвольность такого понятия как «легальность» очевидна «с формальной, законодательной точки зрения», попросту абсурдно. Это ему скажет любой юрист любой страны, — что левый, что правый, что «никакой». И удивительно, что разницу между легальным и нелегальным надо объяснять.

Есть разные мнения, каким должен быть Израиль – государством еврейского народа или государством всех его граждан. Но и в первом, и во втором варианте – это государство его граждан, а не всех землян, кто каким-то образом в него проник. Если Урицкий полагает, что африканец, бежавший от голода или угрозы смерти в его стране и нелегально пересекший границу Израиля, имеет такие же права на Израиль, как человек, прибывший в страну по Закону о Возвращении, у него нет шансов, что его поймет даже самый либеральный гражданин западного мира. Потому что цивилизация – это, прежде всего, признание главенства закона над беззаконием. А следуя «принципу Урицкого» мы договоримся до того, что в случае, если пятьсот миллионов китайцев перейдут границу России, они будут иметь на ее землю законные права. Ибо «легальность» — понятие произвольное.   

Я, так же, как и большинство граждан страны, и ее Верховный суд, считаю, что действия властей в отношении нелегальных иммигрантов должны базироваться на международном праве. Согласно международному праву, нельзя высылать беженцев в страну, где им угрожает смерть. Наше правительство, как бы я к нему ни относился, никогда такого не делало. Нелегальных иммигрантов возвращали по согласию с тамошними властями лишь в страны, которые по международным нормам не считаются зонами военных конфликтов. Мы не высылаем нелегальных иммигрантов в страны, где им грозит смерть. Как сообщают СМИ, сейчас наши дипломаты договариваются с третьими странами о переправке туда нелегалов, которые обретут в этих странах легальный статус.

Я, как и большинство израильтян, — за гуманное отношение к людям – независимо от того, легально или нелегально они оказались в нашей стране. Я — за то, чтобы содержание задержанных нелегалов соответствовало общепринятым международным нормам. Я – за то, чтобы пресечь каналы проникновения нелегалов в Израиль. Но я категорически против того, чтобы открыть наши границы для неконтролируемого потока нелегалов из всех горячих точек планеты. Я – против того, чтобы выдавать этим людям израильские паспорта.

Я, хоть и атеист, но однажды прочитал свод правил «Кицур шулхан арух». И запомнил порядок предпочтений при оказании помощи. Прежде всего — помогай родственникам, потом – знакомым, отдавай предпочтение землякам перед иногородними, евреям – перед неевреями. Можно конечно заботиться обо всем человечестве, но давайте будем прежде думать о своем народе, о своей стране.

 

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x