Общество

Из России с нелюбовью

Анна Талисман

За несколько дней до Международного дня борьбы с гомофобией, который ежегодно отмечается в разных странах мира, в России произошла совершенно неслучайная, жуткая трагедия: несколько пьяных, озверевших от ненависти, молодых людей чудовищным образом рассправились с парнем, которого посчитали геем.  То, что подобное убийство должно было рано или поздно произойти —  после принятия Думой Закона о запрете так называемой «пропаганды гомосексуализма» — было ясно всем. Это был лишь вопрос времени.  То, что за этим преступлением последуют другие ( издевательства, убийства и самоубийства),  и это, к сожалению, дело времени.   

Некоторые, либерально мыслящие и лишенные ксенофобных предрассудков, русскоязычные израильтяне могут сказать: «Мало ли что происходит в России, кого это интересует в Израиле? В нашей стране все по-другому. Чем больше я узнаю о том, что происходит в России, тем меньше эта страна меня интересует». Подобного рода защитную реакцию можно понять. Ведь действительно: несмотря на то, что гомофобные предубеждения широко распространены и в наших палестинах, ситуация с правами ЛГБТ, возможно, не идеальна, но во многом похожа на то, что мы наблюдаем в странах Запада. И, тем не менее, я абсолютно убеждена в том,  что в стране, где каждый пятый (среди еврейской части населения) говорит по-русски, а многие являются постоянными потребителями «русских» (российских и русскоязычных) СМИ, хотим мы того или не хотим,  выходцы из бывшего СССР находятся под влиянием тех мракобесных процессов, которые возвращают Россию в средневековье.

Кто-то скажет: да кто эти люди, читающие российские газеты, смотрящие российские телеканалы, воспринимающие поступающую из страны исхода информацию как истину в последней инстанции? Пожилые русские израильтяне, так называемое «поколение пустыни», миссия которого заключается в том, чтобы проложить путь новым поколениям. Они уже никогда не изменятся.  Я часто слышу подобные высказывания —  как от самих репатриантов, так и от уроженцев страны. И они меня категорически не устраивают.  Во-первых, тот, кто выбрасывает старшее поколение на свалку истории, строит очень зыбкое будущее. Во-вторых,  многие из этих людей, представителей старшего, «вчерашнего», поколения являются  родителями молодых, «сегодняшних», геев, лесбиянок и трансгендеров. И когда им, потребителям русских СМИ, приходится преодолевать сложности, связанные с обнаружением (признанием) того факта, что их дети имеют иную сексуальную ориентацию или гендерную идентичность,  никакой  доступной социальной поддержки, в отличие от многих коренных израильтян,  в их распоряжении нет. Поддерживать нормальные семейные, родительские отношения в такой ситуации многим просто не по силам.

Среди «поколения пустыни» есть и пожилые ЛГБТ, пронесшие через всю жизнь страх раскрытия своей «тайны», а, возможно, гонения и травлю. Бесправные, безголосые,  изначально привыкшие к такой жизни. Они, может быть, и привыкли, но нам никто не давал морального права приносить этих людей в жертву.

И, наконец, в-третьих : полагать, что не гомосексуальная, конечно же, а официальная гомофобная пропаганда,  исходящая от государственных институтов, поощряющих ксенофобные предрассудки населения, набирающая темпы на постсоветском пространстве (особенно в России), никак нас не затрагивает, никак не влияет на нашу здешнюю израильскую жизнь, на мой взгляд,  проявление опасной близорукости. Как со стороны русскоязычной общины, так и с точки зрения всего израильского общества.

На самом высоком уровне, в кнессете, в правительстве, наши судьбы вершат также и русскоязычные депутаты, многие из  которых продолжают мыслить в русле советского и нового российского гомофобного наследия. Эти люди будут голосовать по разного рода законопроектам, связанным с правами ЛГБТ (однополые браки,  усыновление детей женскими и мужскими семейными парами, реабилитационные программы для пострадавших ЛГБТ,  просветительские проекты в  различных министерствах). Ивритоязычные израильтяне не могут это игнорировать. Это  граничит с высокомерием по отношению к культурным традициями и менталитету их  многочисленных русскоязычных сограждан.

Я могу привести пример, который отражает описанную мной выше ситуацию. В Израиле существует организация поддержки родителей ЛГБТ «Техила». В ней участвуют сотни человек.  Среди этих сотен человек есть  только одна храбрая русскоязычная мама. Напоминаю, все это происходит в стране, где каждый пятый еврейский гражданин говорит по-русски.  Что это значит? А то, что русскоязычным родителям ЛГБТ никто не протягивает руку помощи. Для них не существует специальных программ. И грустный итог: дети таких родителей растут в еще большем одиночестве.

Не все об этом знают, но среди пострадавших молодых людей из ЛГБТ-группы «Бар-Ноар» (в августе 2009 года неизвестный киллер расстрелял подростков в самом сердце Тель-Авива) было немало детей русскоязычных репатриантов. Это можно объяснить еще и тем, что  группа «Бар-Ноар» предназначалась в первую очередь для тех подростков, которые особенно опасались реакции родителей на их гомосексуальность. Представьте: русскоязычные родители узнавали о гомосексуальности своих детей из новостных сообщений о пострадавших в тель-авивском теракте.  Оглядываясь назад, можно с уверенностью сказать: оказывать социальную помощь этим родителям и этим подросткам было крайне сложно, а порой вообще невозможно.

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x