Конфликт

Кому нужны суды?

 

Фото: Ahmad Al-Bazz, Аctivestills

Фото: Ahmad Al-Bazz, Аctivestills

Несколько дней назад я опубликовала на своей странице в сети Facebook статью Джона Брауна со ссылкой на видеоролик, где ясно видно, что молодой житель деревни Иссауия Фади Алун был застрелен полицейскими на месте, несмотря на то, что во время попытки его захвата он не представлял ни для кого угрозы. Рассуждения о том, что мы не знаем, что предшествовало действиям полицейских, в данном случае неуместны. Даже если досконально известно, что Алун бросался с ножом на прохожих до прибытия на место полиции, когда в него стреляли, он никому не угрожал. Утверждение о том, что у полиции не было иного способа обезвредить подозреваемого и защитить прохожих, кроме как расстрелять его, не выдерживает никакой критики. Иными словами, Алун был казнен под громкие возгласы публики, требовавшей от полиции возмездия.

Правые «ястребы», прямо скажем, редкие гости в моей ленте в Facebook, поэтому меня ошеломило количество комментаторов, безоговорочно оправдывавших расстрел. Не один и не два человека высказались в духе: «Тот, кто бросается на мирных граждан с ножом, – террорист. Полицейские повели себя правильно».

Дело в том, что в Израиле (пока) не ввели смертную казнь для террористов. Соответствующий законопроект «похоронил» сам Нетаниягу. От греха подальше. Ведь принятие закона требует хотя бы видимости принципиального обсуждения законодательной властью системы моральных координат, которую эта власть намеревается внедрить посредством законодательства. Такой шаг неизбежно влечет за собой публичное обсуждение и способен вызвать общественную критику, а это уже чревато последствиями на уровне внутренней и внешней политики.

Свод законов государства должен соответствовать его коллективным моральным ценностям, сформулированным народными избранниками. Речь идет о декларации принципов. Если же высказываемая позиция способна выставить тех, кто ее придерживается, в дурном свете, намного проще перейти сразу к реализации идей, не беря на себя ответственность за моральную сторону вопроса. Таким образом, бывший депутат парламента Шарон Галь получает желаемое, а именно – осуществление лозунга «Смерть террористам!» в самом широком смысле слова, безо всякой необходимости вносить в отечественное законодательство поправку, способную вызвать резкую критику в Израиле и, еще более, за рубежом.

При подобной практике, наделяющей каждого полицейского полномочиями судьи и палача, отпадает необходимость не только в законодательной власти. Право лишать жизни, которое де-факто получили все носящие оружие служащие силовых структур, превращает в рудимент и судебную ветвь власти, которая более не формирует общественные нормы. Роль судебной системы в данном случае важна вдвойне: у каждого человека, даже обвиняемого в самых страшных преступлениях, должно оставаться право на представление своей версии событий; не менее важна в данном аспекте и сама судебная практика, формирующая посредством своих решений моральные нормы. Правы те, кто заметят, что судебная система руководствуется не принципом справедливости, а законодательством, вместе с тем, суд играет важную роль, трактуя законы в соответствии с моралью, которой он придерживается.

Рассмотрим для примера случай убийцы Рабина Игаля Амира. Он не был расстрелян на месте преступления и предстал перед судом. Благодаря судебному процессу, не только сам Амир смог выступить в собственную защиту, все израильское общество получило возможность разобраться в том, как оно функционирует в подобной экстремальной ситуации, разобраться в своем отношении к политическим убийствам (в отличие от других уголовных преступлений), и в том, как это понимание отражается в вынесенном судом приговором. Обсуждения, рождающиеся в ходе судебного процесса, необходимы для формирования норм и принципов, на которые ориентируется общество. Эти процессы невозможны без существования мощной независимой и действенной судебной власти.

Принятие подобных решений раз за разом вне залов судебных заседаний полицейскими и другими вооруженными лицами влечет за собой опасный процесс атрофии мышц одной из трех ветвей власти – одного из ребер треугольника, служащего фактором сдерживания и обеспечения баланса в здоровом демократическом обществе. От расстрела к расстрелу на площадях наших городов израильская судебная система слабеет, теряя способность выполнять свою функцию в данном уравнении. Более всего удручает тот факт, что и сама судебная власть не только не восстает против такой тенденции, но и с радостью снимает с себя ответственность за происходящее.

Если в Израиле планируется ввести смертную казнь для каждого, пустившего в ход нож, бросившего камень или бутылку с зажигательной смесью, для любого, выкрикнувшего «Аллах Акбар!», будьте любезны следовать положенной процедуре: созовите законодательный орган, вынесите предложение на голосование и примите решение. Если будет решено, что любой, нанесший телесные повреждения посредством холодного оружия, должен быть приговорен к смерти, пусть суд сделает милость, утвердит принятый закон и начнет подписываться под выносимыми на его основе вердиктами. Да, возможно, вследствие таких шагов судьи израильского Верховного суда будут хуже смотреться на очередном роскошном приеме на фоне заграничных коллег, зато это послужит минимальной данью уважения нам, невольным зрителям вестерна, разворачивающегося на наших глазах. По крайней мере, мы будем знать правила игры.

 

Оригинал публикации на сайте Сиха Мекомит

Перевод: Полина Брукман

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x