Политика

Левые без тельняшек

Ольга Бирман

Тут недавно была конференция (в дословном  переводе, скорее, собрание или, учитывая контекст, даже – сходка) израильских левых. Тельняшки, к сожалению, не было ни одной.

Честно признаюсь: я до последнего момента сомневалась, идти ли вообще на это мероприятие. Во-первых,  речь идет о прошедшей пятнице, и хотя Тель-Авив, конечно, не Иерусалим и не Цфат, но и здесь, по моим личным меркам, было минус двадцать с дождем. Во-вторых, сходку организовал «Шалом Ахшав», и я не предполагала услышать на этой конференции ничего нового, а старое что-то давно уже не вдохновляет. И даже обсуждения с такими самокритичными названиями как «Левые живут сами в себе, в собственном доме» или «Как вернуть рейтинг левому лагерю» —  как-то особенно много не обещали. Репатриантов (никаких — без дискриминации по странам исхода) в длиннющем списке выступающих не было как таковых. Были  все те же Кабель, Горовиц, Герцог, Мицна, Джумес, Гальон, Дов Ханин, много знакомых активистов, много журналистов и еще какие-то непонятные лица. Ну, поговорят они в очередной раз о том, что контроль над территориями – это плохо, ну,  зададутся вопросом, а почему же их не поддерживают эти недалекие простолюдины. Ну и что.

Так вот — я была не права:  было интересно и весело! И хоть изначально я собиралась зайти на час – другой, исполнить журналистский долг и домой, в итоге осталась до конца, и даже жалела, что не могу клонироваться и присутствовать на нескольких обсуждениях проходивших одновременно.

А интересно было потому, что там ругались. Причем не по мелочи – лучше ходить на демонстрации или в народ, или – кто больше полезной левой работы сделал (хотя и без этого не обошлось). Нет,  там местами, ссорились по настоящему, от всего сердца и практически глядя друг другу в глаза – насколько это возможно сидя на сцене за одним и тем же длинным предлинным столом. И это не важно, что слова употребляли культурные, смысл и так был понятен…

Рон Кахлили

Например, Рон Кахлили, умный человек и продюсер начал разговор о «доме» вот с чего (уж простите, но здесь и дальше цитирую по памяти и коротким запискам, кому интересно  — все видео уже есть в сети): «О чем вы вообще все говорите, формула «два государства для двух народов» давно стала идеей правых, сионизм себя изжил, а левый лагерь должен принадлежать всем: восточным евреям, русским, арабам экстремистам и поселенцам». Если с первой частью его высказывания мне лично согласиться трудно, то вторая мне понравилась. Естественно, что именно эта вторая часть, содержащая толстый намек на тонкий расизм левых, вызвала возмущение зала и заставила половину «панелистов» набрать воздух в легкие и потянуться к микрофону, который был в руках у Кахлили. Вот тогда мне и стало интересно.

Эсти Сегаль, арт-директор и журналист, которая говорила следом, вообще сказала, что тут никогда не было настоящих левых и сейчас нет. Хотя бы потому, что «мы здесь сейчас все в тепле, а там кто-то пытается спасти жителей палаточного городка на Арлозоров. И те, кто голосует за Биби, — не идиоты, они знают, кто в итоге будет заниматься тем, что им есть нечего, если никого из присутствующих это не интересует». Левая, которая, говорит, что те, кто голосует за Биби, не идиоты?! Правда, еще она сказала, что  у левых навряд ли что-то получится еще и потому, что «недавно вот выбрали политического принца  Герцога, вместо дочери простого рабочего Яхимович».

Тут я не поняла: она, что — предлагает всех на чистоту пролетарской крови проверять? Довод про палатки на Арлозоров прозвучал еще несколько раз, и его я должна признаться тоже не поняла. То есть, понятно, что надо, чтобы кто-то пошел и убедил этих людей временно переехать в убежище, которое в эти дни специально открыл Маген-Давид Адом, ну так кто-то же и пошел. Те, кто на эти палатки пальцем показывал, они что, хотели бы, чтобы все вместе шли, показательно — всей сходкой?

Ариана Меламед

Еще  одна претензия, смысл которой для меня остался загадкой – это почему сходку решили провести в центре, а не на периферии . Больше других по этому поводу сетовала Ариана Меламед, журналист Уайнета, которая, как выяснилось, живет в Нагарии. При этом она честно призналась, что в этом городе —  из левых она одна. Нет, я понимаю, конечно, что если бы иногда к ней приезжали друзья в большом количестве и дружно , как она и предлагала, делали для людей что-то полезное, то, наверное, через какое-то время на нее там перестали бы смотреть, как на местную достопримечательность. А, может быть, еще через какое-то время нагарийцы даже были бы готовы и поговорить с этими странными левыми. Кто же спорит, это – логично. Но причем здесь конференция? Если бы весь Рамат Авив и окрестности, несмотря на минус двадцать и дождь, добрались бы до Нагарии, от этого там хоть одному человеку  стало бы легче?

Вот перенести сходку из уважения к тем, жителям окрестностей, которые все-таки хотели сойтись, да не смогли – замерзли и, правда, наверное было можно. Но организаторы то ли  недооценили погоду, то ли переоценили возможный материальный ущерб – не знаю. Как бы то ни было, мне вместе с остальными морозоустойчивыми это явно пошло на пользу, потому, что в Бейт Ционей Америка и так было тесно. В какой-то момент там даже прекратили пускать в зал, где проходило одно из центральных обсуждений – места кончились.

Ну, да ладно, возвращаясь к разборкам, которые я наблюдала, когда меня все-таки в зал пустили .

Дрор Фоейр и Хани Збейда

Дрор Фойер, журналист из «Глобс», очень внятно ответил Кахлили: «Неправда это — про сионизм. Я – сионист. И я считаю, что это правильно требовать от палестинцев признать нас, как еврейское государство. Потому что иначе это значит, что мы к ним вообще всерьез не относимся».

Хаим Орон тоже признался в том, что он сионист, но сказал, что «левые – это фамилия, потому что Дов Ханин, несмотря на то, что сионистом не является, тоже по праву носит эту  фамилию».

Рон Кахлили, во время выступления Орона, долго сдерживался и мотал головой, но в итоге таки назвал его гегемонией и дверью, которая стоит на пути всех остальных. Джумес с гегемонией не согласился, но сказал «да, я не хочу поселенцев – это правда».

Шломо Краус, блогер и тоже журналист на это все ответил, что не понимает, почему кто-то кого-то должен в этот воображаемый дом (в котором левые живут сами в себе) пускать. Кто хочет — пусть приходит, занимает комнату, заявляет на нее права и живет там.

Еще один уважаемый «панелист», доктор наук Хани Збейда,  защищал восточную общину. Он  все время понимающе переглядывался с Кахлили и встревал буквально во время каждого выступления. Когда до него дошла очередь, ему закричали из зала, что нечего тут корректирующую дискриминацию разводить – мизрахим сегодня и так никуда путь не заказан. На что он ответил, что бывают ручные негры, а бывают дикие.

С этим мне трудно было не согласиться. Русскоязычные «ручные негры» есть в любом приличном месте – как у правых, так и у левых.

Были там те, кто придерживался классического канона и говорил о захвате территорий. Другие говорили о том, что на голодный желудок мир не построишь, и что если левые не заинтересуются прежде всего соотечественниками, то навряд ли те,  в свою очередь, заинтересуются ими. Таких было много.

Но мне лично больше всего понравилась одна молодая девушка, имени которой (пусть она меня тысячу раз простит) я, к сожалению, не запомнила, помню только, что приехала она из Эльада. Я ее для себя прозвала «мамаша», потому что она рассказала о каком-то их местном объединении родительниц, в которое уже сегодня, не спрашивая ни у кого разрешения, входят еврейские, арабские, светские и религиозные мамаши, которые на их, на местном, уровне пытаются как-то сотрудничать и защищать собственные интересы и не только. И да, направление их деятельности, если ее попытаться как-то определить, — оно левое, но это никому из родительниц не мешает. И что она на самом деле не понимает о чем сыр-бор, потому что настоящие, реальные левые, с ее точки зрения они сегодня именно такие.

Нисим Дуэк

Нисим Дуэк, рекламщик и стратег, сказал, что он не знает какая именно тактика верна, но уверен, что если каждую из них озвучивать достаточно громко, «шуметь» как он выразился, то в какой-то момент, какая-то из них сработает, потому что, как ему кажется, общество созрело.

Но это было уже на другом обсуждении – про рейтинг. Там, где, Ярив Опенгеймер в заключительном  слове от имени организаторов сказал, что он бы сравнил левых с оркестром, состоящим из разных инструментов. Некоторые из них издают немного резкий звук, но это не страшно. Главное, по его мнению, не тратить силы на борьбу инструментов друг с другом.

Я понимаю, что в продолжение его сравнения многие станут говорить о том, что хорошо бы понимать, что исполняем, другие о том «кто музыку заказывает». Изгаляться с этим образом можно по-всякому, вольному воля, я не о том.

Мне неожиданно (вот уж не подумала бы всего несколько часов назад) захотелось сказать спасибо товарищу Опенгеймеру за то, что осмелился пригласить не только своих.

Было чрезвычайно приятно обнаружить, во-первых, что кроме Шалом Ахшава, МЕРЕЦ и Аводы, еще люди есть, а во-вторых, что некоторые из них отнюдь не живут в этом самом доме, который они так долго обсуждали, и не зациклены сами на себе.

Жалко, что Эльад далеко, я бы к мамашам подалась.

 

 

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x