Политика

Легче всего быть диванным генералом

Ксения Светлова

Ксения Светлова

Начну с личного: я знаю Ксению Светлову по общей работе — она не раз публиковалась на нашем сайте, а также по Фейсбуку, в котором мне всегда очень нравилось то, что она пишет — и как. Кроме того, мы обе приехали в Израиль в юности, и обе построили свой  профессиональный путь, кроме прочего, на романе с хорошим русским языком. Поэтому из всех кандидатов, баллотирующихся в Кнессет на грядущих выборах, мне было интересней всего интервьюировать именно ее, как человека, с которым в какой-то степени я могу себя отождествить.

Ксения родилась в Москве, но училась уже в Израиле — закончила факультет журналистики и востоковедения в Еврейском университете в Иерусалиме, а с 2002 года работает корреспондентом по арабским вопросам на 9 канале, и параллельно публикуется в таких изданиях, как «Jerusalem Post» и «Washington Post». Она освещала войну в Персидском заливе в качестве спецкора израильских новостей; на ее счету — уникальные репортажи с американского авианосца, из Ливана, Сирии, Ливии и Малайзии, интервью с Ясером Арафатом и лидером ХАМАСа шейхом Ахмадом Ясином. Все это делает ее одним из самых успешных журналистов не то что русскоязычного Израиля, а просто Израиля — этого не могут отрицать даже ее недоброжелатели. Именно поэтому, когда она объявила о том, что собирается баллотироваться в Кнессет от партии Сионистский лагерь, множество бровей поднялись очень высоко: люди не могли взять в толк, «зачем ей это надо». С этого я и начала свое интервью:

-Вопрос, который, скорее всего, возник у всех, кто Вас знает лично или профессионально: вот одним прекрасным утром встает состоявшийся профессионал, журналист, с удавшейся карьерой, и говорит себе: а не пойти ли мне в политику… С чего бы, собственно?!

— Это, конечно, не произошло одним прекрасным утром. У политики интерес ко мне возник примерно в 2006 году. Наверное, поскольку я занимаюсь Ближним Востоком – естественно, очень актуальная тема для нашей страны, поскольку я работаю на телевидении, поскольку у меня есть свое мнение, ясное и четко сформулированное… В общем, в 2006 году я получила первое предложение «уйти в политику», которое на тот момент отвергла. Возможно, тогда я еще не созрела для такого шага, а может, предложения были не те… Кроме того, я очень люблю свою работу, я всегда мечтала стать журналистом и думаю, что в душе никогда не перестану им быть.
А затем наступил поворотный момент, причем это случилось еще до того, как были объявлены досрочные выборы. Я начала задумываться о том, что легко быть «диванным генералом», легко говорить о том, что все плохо, голосовать не за кого и выбирать некого. Но такой ход мыслей приводит в тупик (а многих моих знакомых он привел к эмиграции из Израиля). Если тебе не нравится ситуация в твоей стране, если есть проблемы в сфере экономики и безопасности, а те, кто стоят в данный момент у руля, не могут этого изменить, значит — пора действовать. Пора сделать так, чтобы Израиль стал той страной, куда люди хотят приехать и где люди хотят жить, не потому, что им угрожает что-либо во Франции или в Украине. Именно эти размышления привели меня к пониманию того, что я хочу что-то сделать для своей страны. Тем временем начали приходить предложения от разных партий. Когда поступило предложение от Ливни, я впервые задумалась всерьез, потому что то, что говорят Ливни и Герцог, часто совпадает с моей точкой зрения, по многим вопросам. И я увидела в этом предложении шанс что-то изменить, на что-то повлиять.

С Ицхаком Герцогом

С Ицхаком Герцогом

-Интересно, что вы упомянули «диванных генералов». Мы тут недавно на сайте писали о том, что из генералов зачастую получаются совершенно бесталанные политики. А какие политики получаются из журналистов?

— Думаю, что из разных военных, и разных журналистов получаются совершенно разные политики. Это зависит от гибкости конкретного человека и от того, насколько он готов учиться. Ты привык, что у тебя есть профессия, умения, навыки, а попадая в политику, ты снова становишься новичком и должен учиться всему с нуля. Это очень тяжело, ведь ты уже привык к тому, что ты профессионал, а тут надо признать, что ты ничего не знаешь. Надо учиться тому, что такое законодательство, изучить все, что было сделано до данного момента твоими предшественниками. К примеру, есть так называемое «мертвое законодательство», то есть прекрасные законы, которые не выполняются. Почему? Я думаю, что если человек не в состоянии справиться с этим перепадом в своем положении, с переходом из статуса опытного профессионала, который занимал ведущие позиции в армии, в СБ или, к примеру, в журналистике, в статус «зеленого новичка», который вынужден вернуться за парту и учиться профессии с нуля… Тогда из него и получится плохой политик.

-Скажите, а Вы действительно нашли свой политический дом в «Сионистском лагере»?

— Безусловно. Иначе бы я не была там. Я не была бы там, если бы я не чувствовала, что могу чистосердечно говорить не только от своего имени, но и от имени других. Ну, и если уж говорить о коллективной ответственности, стоит вспомнить всех премьер-министров и все кабинеты, которые сменялись тут за последние десятилетия. Страна не разрушается в один присест, за одну каденцию. Впрочем, ситуация резко ухудшилась именно за последние 6 лет. Но, возвращаясь к вопросу, если бы я сегодня не верила в то, что говорю в политических дебатах, на встречах с избирателями и так далее, я бы не могла этим заниматься. Я вижу в «Сионистском лагере» центристскую партию, мировоззрение которой соответствует моему политическому и экономическому кредо.

kse

-У меня есть такой вопрос, может быть, слишком личный… Как Вы совмещаете материнство и карьеру, а особенно — как Вы собираетесь их совмещать, если станете депутатом Кнессета? Меня всегда интересует, как это удается депутатам Кнессета, которые одновременно и мамы.

— Это действительно сложный и болезненный вопрос для всех нас. Вне зависимости от того, растим ли мы детей сами, или же вместе с партнером, и какова роль партнера в этом… Все равно, в большинстве случаев, на мать падает большая часть нагрузки и ответственности. Ответ можно поделить на несколько частей. Во-первых – мы знаем, что работающие матери являются отличными работниками. Они – то есть мы — привыкли к большой ответственности и к тому, что нужно одновременно быть в нескольких местах и делать несколько дел. Во-вторых, по наработанному опыту, как нашему, так и зарубежному, есть методы, как все успеть – к примеру, во многих профессиях возможно распределение работы на официальную часть, которую ты делаешь на своей работе или из офиса, и на менее официальную, которую можно сделать из дома или отложить на те часы, когда дети спят. Такое распределение работы ничуть не вредит делу, а с другой стороны, оставляет матери время для качественного досуга с детьми. Многие из нас успевают сделать множество дел с помощью смартфонов, даже во время детских кружков, пока малыши занимаются каратэ, искусством и так далее. Я лично всегда стараюсь строить свой график вокруг времени с детьми. Конечно, здесь требуется большая гибкость со стороны работодателя по отношению к женщинам, и к тем мужчинам, которые хотят выполнять родительские функции на сто процентов и успевать проводить достаточно времени со своими детьми. Требуется рационализация рабочего времени, и доказано, что работающие матери прекрасно делают ту же работу, только за более короткое время, чем их коллеги – холостые мужчины.

На встрече с пенсионерами - членами организации "Хазит Ха-кавод"

На встрече с пенсионерами — членами организации «Хазит Ха-кавод»

-Ксения, считаете ли Вы свое «русское» происхождение преимуществом для политической карьеры, или скорее преградой, неким барьером, который нужно преодолевать? И вообще, нужны ли русскоязычной общине депутаты, говорящие по-русски?

-Я вижу это так: русскоязычные граждане составляют достаточно большой процент населения страны, поэтому было бы по меньшей мере странно, если бы в Кнессете не было русскоязычных депутатов. Но я считаю, что через 25 лет после начала Большой алии нет места секторальным партиям. Думаю, израильтяне, как русскоязычные, так и ивритоязычные, должны голосовать за партии, которые предлагают комплексные решения, а не представляют только свою общину, и только в определенном, очень узком ракурсе. Мы видим, что секторальные партии постепенно изживают себя: сначала партия Щаранского, а сейчас и НДИ, которые практически уже превратились в над-секторальную партию, включив в список ивритоязычных кандидатов. Думаю, что когда пройду в Кнессет, буду представлять и интересы нашей, русскоязычной, общины просто потому что я часть этой общины, я тесно связана с ней и ее проблемами (мне знакома жизнь как «полуторного поколения», так и людей постарше). Но, естественно, мне близки и общеизраильские проблемы. Можно, наверное, сказать так: все главные проблемы нашего общества, такие, как дороговизна жизни и отсутствие доступного жилья, просто усугубляются на «русской улице», но в целом это одни и те же проблемы. Их нужно решать, не откладывая на завтра и послезавтра.

-А если я попрошу назвать одну, самую серьезную проблему Израиля на сегодняшний день?

-Это социально-экономическая проблема. Несмотря на проблемы безопасности в регионе, на наших границах и у наших соседей. Наша армия достаточно сильна для того, чтобы справиться со всем, что происходит. Но если не решить социально-экономические вопросы (от пенсий до проблем молодых семей и мелких бизнесов), мы окажемся на Титанике, который медленно, но верно идет ко дну. Этого нельзя допустить. Расслоение общества, растущий разрыв между бедными и богатыми – удел всех наших соседей, Египта, Иордании и других ближневосточных стран, где люди живут в нищете, а рядом ездят «мерседесы». Я не против «мерседесов», но я определенно против нищеты. Конечно, решение экономических проблем тесно связаны с политической ситуацией в Израиле. Ведь безопасность и стабильность – это не только безопасность границ. Это и экономическая безопасность, и крыша над головой, и еще много параметров, которые во многом зависят от наших отношений с региональными державами, с Европой и с США. Не стоит, например, забывать о том, что самый большой рынок сбыта израильских товаров – это Европа. А сейчас в европейских парламентах, к сожалению, гораздо больше ощущается работа палестинцев. Необходимо срочно предотвратить медленное, но верное превращение Израиля в «государство-изгой».

-Спасибо, и удачи Вам.

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x