Социальные вопросы

На Армагеддон не похоже

Суданцы в Израиле - беженцы или "инфильтранты"? Фото: inkmee

Суданцы в Израиле — беженцы или «инфильтранты»? Фото: inkmee

Мэр города А. распорядился выставить охрану на въезде в город, чтобы не допустить появления в городе непрошеных гостей. Муниципальный патруль останавливал машины чтобы убедится, что в них нет нелегалов. Мэр города Б., выступая по радио, объявил, что не допустит, чтобы его город стал пристанищем для мигрантов. После того как стало известно, что несколько из них сняли в городе квартиру, он убедил арендодателя  расторгнуть контракт, используя различные методы давления, доступные муниципалитету. Его тон свидетельствовал о воле и решимости отстоять охваченный  паникой город.

Нет, это не новости из Антверпена или Будапешта, как может показаться, хотя волна беженцев, самая большая со времен второй мировой войны, хлынула именно в Европу. С начала года более 200,000 человек прибыли туда из Сирии, Афганистана, Ливии, спасаясь от войны и разрухи. В данном случае речь идет про мэров более близких нам городов: Арад и Бейт Шеан.

Именно так отреагировали там на освобождение просителей убежища из Судана и Эритреи, содержавшихся более года в центре заключения Холот в Негеве. Министр внутренних дел запретил этим людям вернутся в Тель-Авив и Эйлат, где они могли бы получить минимальную помощь от знакомых и возможность найти работу в гостиницах и ресторанах. Поэтому они вынуждены искать пристанище в других городах. Паника, охватившая Бейт Шеан, была вызвана появлением там аж 80 африканцев.

Такие самовольные и явно неправомерные действия людей на местах не могут не обескураживать, хотя есть и вторая сторона: в Араде и Бейт-Шеане безработица, переполненные классы, слабое население, которому не нужна лишняя конкуренция на рынке низкооплачиваемого труда. Неудивительно, что в условиях очень ограниченных ресурсов появление в их городе просителей убежища воспринимается как угроза.

Освобожденные просящие убежища, 25 августа 2015, Холот. Фото: Activestills

Освобожденные просящие убежища, 25 августа 2015, Холот. Фото: Activestills

Более всего их действия свидетельствуют о государственной политике подлога —  замены проблемы беженцев «проблемой инфильтрантов». Даже сам термин «инфильтрант» (“мистанен”), который нигде, кроме Израиля, не используется, был специально изобретен с этой целью. Просьбы африканцев о предоставлении статуса беженца государство отказывается рассматривать, разрешение на работу оно не выдает (что приводит к тому, что многие работодатели, особенно за границами Тель-Авива, боятся принимать их на работу). А ведь казалось бы, что могло быть разумнее, чем действительно разобраться кто беженец, а кто нет — первых трудоустроить в строительстве и сельском хозяйстве (где Израилю не хватает рабочей силы), а вторых выдворить из страны, вернув на родину.

Вместо этого государство тратит более миллиарда шекелей на постройку тюрьмы в Негеве и на бесперспективные проекты по избавлению от просителей убежища. В Руанде и Уганде, “безопасных третьих странах”, куда Израиль пытается сплавить африканцев угрозами и подкупом, у них отбирают документы и они там оказываются бесправными нелегалами, где им грозит по меньшей мере тюрьма. Неудивительно, что большинство предпочитают оставаться в Израиле, где, несмотря на все трудности, им хотя бы не грозит физическая расправа.

В такой ситуации, когда государство явно не намеренно помогать местному управлению устроить в городе просителей убежища, неудивительно, что мэры городов прибегают к “креативным решениям”. По существу, своим отношением государство дает легитимацию подобному беззаконию. Достаточно повесить на человека ярлык “мистанен”, чтобы его можно было не пускать в города, не платить за работу, не записывать его детей в школы. Кому они пойдут жаловаться? Вот только на днях в Тель-Авиве, родители в одной из школ выступили против записи в класс эритрейской девочки. “Там где одна, будут и другие”, заявили они.

Некоторые утверждают, что бесчеловечное отношение к африканцам, делающее их жизнь невыносимой, необходимо, чтобы уменьшить мотивацию других пробраться в Израиль. Те же люди сетуют на африканцев за то, что их концентрация в южном Тель-Авиве сделала жизнь израильтян там нестерпимой. Отслеживание причины и следствия — неблагодарное занятие для любителей простых решений.

Тем временем, в израильских СМИ, в том числе русскоязычных — странная смесь злорадства и негодования. Намерение Европы приютить значительное число сирийских беженцев на своей территории воспринимается в Израиле как слепота, которая приведет к “окончательной гибели Европы». Но каково лицемерие: голоса правых политиков, в основном на востоке Европы, не желающие впускать беженцев, воспринимаются в Израиле как преступная забывчивость европейцев, которые так и не извлекли уроков из трагедии еврейских беженцев из нацисткой Германии, которых никто не хотел принимать.

Сирийские беженцы прибывают в Грецию. Фото: Daniel Etter

Сирийские беженцы прибывают в Грецию. Фото: Daniel Etter

Пока в Израиле злорадствуют и не замечают собственных беженцев, в Европе ищут решения. Германия, Франция и Италия пытаются найти формулу, по которой бремя приёма беженцев будет поделено справедливо между странами Европы. Для Евросоюза с населением более чем в пол-миллиарда человек, 500 тысяч беженцев, которые прибыли в Европу с начала 2014 года, это менее чем одна десятая процента общего населения. На «Армагеддон европейской цивилизации» пока как-то не тянет. Европа не умеет быстро реагировать — такова политическая реальность поиска консенсуса среди 28 стран. Но то, что кризис больше связан именно с отсутствием единой европейской политики по предоставлению убежища, чем с количеством прибывающих, как-то упускается комментаторами в Израиле.

Виталий Портников в Грани.ру точно подметил:

Казалось бы, в ужасе должны быть сами европейцы, на которых обрушилось такое серьезное испытание, — но в Европе и политики, и медиа, и обычные граждане прежде всего сосредоточены на том, как решить проблему и помочь обездоленным. Стенаний по поводу ужасных мусульман, негигиеничных мигрантов, гибнущей Европы вы не услышите. А если и услышите — то в подозрительной близости к российским границам. Там, где еще недавно был либо Советский Союз, либо Варшавский договор.

К сожалению, близость к России ощущается и в наших краях.

Лагерь сирийских беженцев в Северном Ираке. Фото: организация ECHO

Лагерь сирийских беженцев в Северном Ираке. Фото: организация ECHO

Но что даже более показательно, в отличие от абсолютного большинства израильтян, простые европейцы не остаются безразличными к просящим убежища. На циничное замечание, которое часто слышно в наших краях “мол, если вы их так любите, поселите у себя дома”, тысячи немцев и австрийцев ответили именно этим, записавшись на “AirBnb для беженцев”. Сайт, построенный группой берлинцев, сводит беженцев и хозяев квартир, которые готовы их принять на срок от трех месяцев и более. В маленькой Исландии граждане, недовольные недостаточными мерами правительства по принятию беженцев из Сирии, заявили о готовности принять беженцев в своих домах. В стране с населением всего в 300 тысяч, более 11 тысяч человек подписались под этим призывом.

Вместо того, чтобы злорадствовать и потирать руки от происходящего в Европе, неплохо бы нам оглянутся вокруг, и спросить себя, как мы стали такими забывчивыми к урокам собственной истории, и почему другие их выучили лучше нас.

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x