Еврейский мир

Не уподобись

Фото: faeanna

Фото: faeanna

Помню, как уже в израильской школе, в старших классах, изучая историю Холокоста, я никак не могла понять двух вещей: первая, это каким образом немцы дошли до такого. Как нормальные люди переходят эту грань, которая кажется такой незыблемой, между нормативным существованием и тем состоянием, когда человек превращается в военного преступника-садиста? Вторая — почему мир не попытался эвакуировать всех евреев с захваченных территорий, а наоборот, возвращал в Германию корабли еврейских беженцев, которых никто не согласился принять? Почему союзники не разбомбили газовые камеры в концлагерях? Ведь каждый нормальный человек согласится поделиться тем, что у него есть, с другим человеческим существом, которому угрожает верная смерть. Ах, молодость, наивность.

Сегодня мне хочется коснуться именно второго вопроса. Ибо состояние, в котором пребывал немецкий народ и его армия во время «окончательного решения еврейского вопроса» — это все же аномалия. А вот состояние «моя хата с краю, понаехавших не принимаю» — это наша ежедневная действительность и наш невыученный урок.

Струма - утонувший корабль с еврейскими беженцами из Румынии. Символ равнодушия мира, включая стран-союзников.

Струма — утонувший корабль с еврейскими беженцами из Румынии. Символ равнодушия мира, включая стран-союзников.

Быть суверенным государством, сильным еврейским большинством в еврейской стране (более того, самым, видимо, сильным государством в регионе) — это не только привилегия тех, кого не смог уничтожить Гитлер. Это, прежде всего, ответственность сильного, несущая в себе долг и обязательства.

Сложно понять это людям, постоянно живущим в страхе угрозы уничтожения не только по естественным  историческим причинам, но и потому, что эти страхи поддерживаются и культивируются израильским истеблишментом. Сложно, но необходимо. Ведь правда состоит в том, что народ Израиля — уже не слабый еврейский мальчик со скрипочкой, которого бьют все, кому не лень. Мы — здоровый, достаточно сильный еврейский парень, с хорошей военной подготовкой. И для того, чтобы не превращаться в районного громилу, нам нужно осознать изменения в нашем подлинном статусе. Потому что здоровый громила с самосознанием слабенького ботаника, которого постоянно все хотят (и могут) обидеть и побить — это страшный человек, который станет бросаться с кулаками на обидчиков, или на тех, кто показался обидчиком. Он из страха за себя не защитит слабого, и никогда не сможет договориться ни о чем с другими людьми. Сегодня можно утверждать, что именно этим объясняется разрыв между тем, как видит нас мир и тем, как мы видим сами себя. Этот самый стокилограммовый громила с черным поясом по карате и самовосприятием беззащитного слабого, которого каждый может обидеть — это мы. Знаете ли вы, что первое, чему учат шестилетних детей на уроках восточных единоборств, это — ответственность сильных, которым с этого момента нельзя больше вступать в драки по пустякам, потому что они могут нанести реальный ущерб? Хотелось бы, чтобы какой-нибудь хороший тренер объяснил это, наконец, нашему народу.

В этот день, когда все только и говорят о том, что ничто не забыто, есть уроки Холокоста, которые забыты нами и нашим государством. Прежде всего, мы забыли, что такое быть меньшинством и что такое быть дискриминируемым. Тон и выражения, которые используются евреями в отношении национальных, политических и других меньшинств в стране, иногда до боли напоминают тридцатые годы в Германии. Не обязательно походить на сто процентов на нацистских молодчиков, рисовать свастики и бить морды. Достаточно позволить себе расистские мысли, ксенофобные высказывания — и вот уже немного, всего чуть-чуть, воскрешается дело Гитлера. Проблема в том, что зачастую это даже не осознается высказывающимися, ведь этот урок израильское общество никогда не требовало от самого себя выучить.

Кроме того, мы забыли, что были беженцами, которых никто не соглашался принять, и которые вынуждены были вернуться в Германию, на верную смерть. Иначе непонятно, почему наше государство не предоставляет статус беженца никому из тех, кто бежал сюда от войны. Почему нормальные, хорошие, образованные люди говорят: «Если дать им какие-то условия, это будет за наш счет!» — когда речь идет о африканских младенцах, умирающих на «детских складах» от тесноты и отсутствия должного ухода.

"Детские склады" в Южном Тель-Авиве. За последний период в них погибли 10 детей и младенцев.

«Детские склады» в Южном Тель-Авиве. За последний период в них погибли 10 детей и младенцев.

Ведь уроки Холокоста не заключаются исключительно в том, что мы — вечно преследуемое меньшинство, которое борется за свое выживание в антисемитском мире постоянно угрожающей нам опасности. Опасности, которой мы должны уметь успешно противостоять. Уроки Холокоста заключаются еще и в том, чтобы не уподобиться. Ни словом, ни мыслью, ни, тем более, действием. Более того: не только не уподобиться нацистам и их приспешникам, но и не уподобиться равнодушному большинство, миру, который стоял в стороне и не вмешивался, пока нас убивали. Миру, который возвращал в Германию корабли с беженцами, потому что «нам тут не нужны понаехавшие» и «если им дать жилье и работу, это будет за наш счет». Давайте вспомним и об этом. Быть сильным еврейским государством означает — дать слабому то, в чем нам тогда отказали. Именно в этом состоит истинная еврейская победа над нацизмом,  над его идеологией и его духом.

 

 

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x