Политика

Нужна ли Израилю сильная власть?

кнессет

Ольга Бирман

6 мая межминистерская комиссия по законодательству утвердила законопроект об усилении системы власти.  Суть предложения в следующем: увеличить электоральный барьер вдвое, сократить количество министров до девятнадцати, а также существенно ограничить возможность выдвижения вотума недоверия правительству. Вотум недоверия можно будет выдвинуть, только собрав 61 подпись, однако даже если это условие будет выполнено, и вотум будет поддержан на общем голосовании, но при этом альтернативный кандидат не сумеет сформировать собственную коалицию, новые выборы не состоятся, и все останется на своих местах.

Сказать, что это этот законопроект подвергся жесткой критике со стороны оппозиции, —  значит не сказать ничего. В течение нескольких дней, предшествовавших голосованию, лидеры оппозиционных партий буквально соревновались друг с другом в том, кто из них более доходчиво объяснит избирателю, что новый закон ведет нас прямой дорогой к диктатуре.

Лидер партии МЕРЕЦ Захава Гальон заявила, что «правительство стремится заткнуть рот идеологическим партиям». У нас и так достаточно высокий электоральный барьер,  подчеркнула Гальон, повысить его еще больше – означает преградить доступ в кнессет целым секторам.  «Проблема Израиля не в слабости власти, а в том, как защитить граждан от неограниченной власти управленческой системы, « — добавила она.

«Этот закон нанесет непоправимый ущерб демократии —  во имя усиления правящей коалиции»  — заявил Джамаль Захалка, депутат от партии Балад.

Реформа, предложенная партией Наш дом Израиль, является тем редким случаем, когда представитель партии ШАС совершенно согласен с партией Балад. «Такому закону были бы безусловно рады в некоторых странах Южной Америки. Сам по себе факт его обсуждения доказывает необходимость такого института, как вотум недоверия, и говорит о том, что авторам необходимо срочно пройти базовый курс на темц «Что такое демократия?» — так прокомментировал происходящее Эли Ишай.

Но, пожалуй жестче всех отреагировала лидер оппозиции, Шели Яхимович. С её точки зрения, намерения правительства просто преступны. «Либерман, сидя на скамье подсудимых, и даже не имея права занимать министерскую должность, не стесняется проводить диктаторские законы, которые как нельзя лучше подходят для его собственной партии, но никоим образом не сочетаются с тем, что записано в Декларации независимости, в которой Израиль определяется как о еврейское и демократическое государство».

Официальный автор законопроекта Давид Ротем стал практически единственным, кто публично высказал доводы в защиту новой инициативы. «Это необходимо для стабильности власти и кнессета. Ситуация, при которой премьер-министр и правительство становятся жертвами шантажа и бесконечных парламентских трюков – неприемлема» — считает он.

Политик, всегда и прежде всего, является политиком, и вряд ли в подобного рода ситуациях  как представители оппозиции, так и представители коалиции могут говорить о системе правления объективно, оставив в стороне свои партийные интересы.

Именно поэтому мы, мы решили обратиться за разъяснениями к профессионалам. Доктор Офер Кениг  занимается в израильском институте демократии тем, что вместе со своей группой вот уже несколько лет разрабатывает рекомендации по реформе системы власти. По его словам, их работа продвигается в тех же направлениях, о которых идет речь в новом законопроекте, и вся разница, как это обычно бывает, —  в нюансах. 

«Мы совершенно согласны как с сокращением количества министров, так и с тем, что электоральный барьер необходимо повысить, возможно не так резко, но в конечном итоге да — именно в два раза. Недовольство малых партий в данном случае понятно – это заставит их объединиться с другими партиями, для чего будет необходимо найти некую общую, скорее всего, более умеренную, платформу. Но общее представительство сектора от этого должно только выиграть».

— Отчего же так яростно сопротивляется вся оппозиция, включая такую далеко не «малую» партию как Авода? Неужели это  всего лишь инерция неприятия всего, что исходит от правительства?

— Отнюдь.  Их критика в значительной степени оправдана, поскольку в данном случае это идет в одном пакете с отменой такого важного инструмента как вотум недоверия. С одной стороны, то, как это выглядит сейчас, когда вотум выдвигается чуть ли не раз в неделю, и никого это особенно не волнует – ситуация нежелательная, и лучше было бы ввести какие-то ограничения. С другой стороны, при тех условиях, которые определяет для выдвижения вотума закон НДИ,  это становится в принципе нереальным.  Иными словами, правительство практически не возможно отозвать. 

— Что еще не учли авторы законопроекта?

— Они не затронули один из ключевых вопросов – избрание кандидатов в депутаты кнессета.  В некоторых партиях, включая НДИ, внутренние выборы вообще не проводятся. Но, с нашей точки зрения , праймериз также не являются панацеей.  Это можно видеть на примере Ликуда. При этой системе у рядового избирателя, не принимающего активного участия во внутрипартийной политике нет влияния на то, кто именно будет представлять его интересы в парламенте. Мы предлагаем систему открытых праймериз. Это значит, что в ходе общих выборов в кнессет, каждый может выбрать ряд депутатов от той партии, за которую он голосует.

Мне же, со своей стороны, хочется добавить вот что.  Очень жаль, что политики, являющиеся сторонниками идеи отбора министров по профессиональным критериям (а не на основе коалиционных интриг),  и среди них Авигдор Либерман, не прислушиваются к профессионалам, которые могли бы помочь им избежать ошибок. 

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x