Политика

Отцы эпохи феминизма

 

Давид Эйдельман и Шай

Давид Эйдельман

Министерская комиссия по законодательству поддержала предложение депутата от партии «Мерец» Тамар Зандберг о предоставлении отцам краткосрочного оплаченного отпуска по случаю рождения ребенка.

Согласно законопроекту, отцы после рождения ребенка могут взять 8-дневный оплачиваемый отпуск, три дня из которого будут оплачиваться государством, и еще пять дней — работодателем из накопившихся «больничных дней», положенных каждому работнику.

Зандберг, объясняя необходимость принятия подобного закона, заявила: «Израиль — продвинутая страна в том, что касается защиты прав женщин при беременности и рождении ребенка. Но в области отцовства мы отстаем. Родительство — совместная работа обоих родителей, а не только функция женщины. Законопроект делает возможным для отцов помогать матери, а также завязать отношения с ребенком. Во всем западном мире модель эгалитарного родительства поощряется, и правительственная поддержка этого законопроекта — первый шаг в правильном направлении».

Общественность реагирует

Утверждение этого законопроекта межминистерской комиссией по законодательству вызвало бурную реакцию СМИ и общественности.

Наименее адекватен, как часто бывает, был эфир на 9-ом канале, где происхождение законопроекта сочли достаточной причиной для антифеминистской истерики. Особенно порадовал выбор «эксперта» по феминизму, который по его собственным словам, что такое феминизм в Википедии посмотрел перед эфиром и вещает, что «мужчины ищут женщину для себя, а им попадаются феминистки». Впрочем, как отмечалось в обсуждении в Фейсбуке, большинство «экспертов» этого канала, вероятно, не утруждаются даже заглянуть в Википедию.

В ивритской прессе понятно до такого уровня не скатываются, но и тут весь набор гендерных шуточек пошел в ход.

Вот фрагмент из еженедельного обзора Владимира Лазариса:
« Статья Раанана Шакеда из «Йедиот»:
«Всевышний знает, что мы, мужчины, нуждаемся в отпуске, чтобы наше тело смогло отдохнуть от того, что оно претерпело во время родов. Вы сами помните: паническая гонка в приемный покой, поиски стоянки, облаиванье персонала, держание ее руки, когда она тужится, пот, страх, шок, потеря аппетита – все это накладывает на нас свой отпечаток, и после родов нам нужен любой отдых, какой только можно получить.

Но восемь дней – для большинства это чересчур. После приезда из роддома собственный дом превращается в кромешный ад и хаос. Каждый мужчина инстинктивно хочет сбежать от всего этого куда подальше. Куда? Конечно, на работу. Куда же еще! Потому что дома мы чувствуем, что еще минута – и нам конец! Восьмидневный отпуск – это, конечно, очень мило, но если нам что и нужно на самом деле, так это не первые восемь дней, а первые восемнадцать лет. А как же! Разве можно обойтись меньшим сроком, чтобы должным образом вырастить ребенка, проводя с ним много времени. Возвращаться домой в нормальное время. Делить бремя, но и радость тоже. Это уже требует полного пересмотра характера работы и рабочих часов во всем Израиле.

Нам нужны новые нормы и новые законы, которые установят необходимый баланс между работой и семьей. Нам нужны работодатели, которые поймут, что мужчина – это не тот, кто остается в офисе пока не погасят свет. И нам нужно, чтобы у наших детей было детство в той же мере, как у нас самих – наша карьера.

Пока же мы получили восемь дней. По сути дела, это наши жены их получили» .

А сатирики из «Йедиот» как раз привели реакцию разгневанных жен: «Восемь дней дома с ребенком и с мужем? Чем мы провинились?»

У меня на стене в Фейсбуке по этому поводу тоже ломали копья.

Один из обсуждающих пишет: «Какая то херота. У меня рождается ребенок. Жена, понятно, дома. А что дают эти 8 дней? Через 8 дней он или она старше станет и сам будет себя кормить и посуду мыть?)))»

Другой бранится: «…не очень понятно на каком основании это должен быть оплаченный отпуск. Это просто еще один налог на работодателя»

Пришедший тут же русскоязычный пресс-секретарь МЕРЕЦа Гиди пишет: «В среднем «убыток» от этого закона составит 20 миллионов в год. Только на этой неделе за «зеленую черту» перевели еще 242 миллиона шекелей

Я решил позвонить Тамар Зандберг

(журналисты до этого не додумались)

Тамар Зандберг

Тамар Зандберг

Автор законопроекта пояснила мне в телефонном разговоре, что речь идет о трех днях за счет государства и пяти днях за счет больничных, которые оплачивает работодатель. Речь не идет ни о каком дополнительном обложении работодателей. Это «больничные дни», которые работодатель и так обязан оплачивать. И которые большинство мужчин детородного возраста, как правило не берут. «Мне кажется, что в законопроекте предлагается очень справедливое и необходимое использование больничных дней. Работодатель дает работнику пятидневный отпуск за счет дней, которые работнику и так положены. Закон утвержден в предварительном чтении и одобрен комиссией министров по вопросам законодательства. Теперь он должен будет пройти обсуждение в комиссиях, утверждение в первом, втором и третьем чтении — как любой другой закон в Кнессете. Но я не сомневаюсь, что он пройдет» — говорит Тамар Зандберг.

Вы считаете этот закон феминистским?

— Безусловно. Мы в феминистическом движении всегда говорим, что феминизм — это для всех. Не только для матерей но и для отцов. Не только для женщин, но и для мужчин. Я считаю, что данный законопроект — еще один шаг к равноправию полов. А ведь это — цель феминизма.

— Как Вы считаете, почему именно сообщение об этом законопроекте подвигло русскоязычный девятый канал устроить антифеминистское рассуждение о кризисе семьи, в котором якобы виноват феминизм?

— Я не понимаю о чем они говорят. Где тут кризис?! И что плохого в том, что папа поможет маме в первые восемь дней после появления новой жизни?! Я не вижу причины, почему отец не должен быть партнером в этот сложный момент. Подобные законы есть почти во всех странах западного типа и в большинстве стран OECD. Израиль в этом отношении сильно отстает. Это закон рекомендует большинство международных организаций. До сих пор израильские законодатели помогали только матерям, беременным. А про отцов забывали. Это несправедливо. В этом вопросе мы отстаем от социально ориентированных стран, где отцовский отпуск после рождения ребенка гораздо больше, чем 8 дней.

Миф о «материнском инстинкте»

Шведские игрушкиВ Швеции в середине 70-х отпуск по уходу за ребенком для отцов тоже вызывал насмешки. С тех пор прошло почти сорок лет. Выяснилось, что этот шаг повлиял на развитие страны. Конечно, не только он. Социальные меры работают в совокупности. Но шведские исследования показали, что воспользовавшиеся таким отпуском мужчины меньше пьют, лучше следят за своим питанием и здоровьем, разделяют домашние обязанности с партнершей, а в итоге их браки оказываются более прочными.

Недавно польское издание «Polityka» сообщало, что согласно статистике Министерства труда Польши после того, как в июне 2013 года в силу вступил закон об отпуске по уходу за ребенком для отцов, согласно которому они могут стать основными опекунами младенца на 40 недель вместо прежних 14, такая возможность оказалась довольно востребованной, поскольку уже в 2012 году короткими отпусками воспользовались около 30 тысяч мужчин — вдвое больше, чем в 2011.

Что-то кардинально меняется в уточнении функций матери и отца в современном мире.

Когда нынешние папаши сами были грудными младенцами существовало общее неоспариваемое мнение: заниматься детьми должна женщина. Именно женщина. Почему? Потому что у женщин есть так называемый «материнский инстинкт». А мужчина? Про папу распевали песенку:

«Папа в доме самый главный,
если мамы дома нет
»

А на уровне анекдотов это формулировалось: «Мужчина — не родственник, а член семьи».

Психология ХХ века находившаяся в плену фрейдизма, главной идеей которого был пресловутый комплекс Эдипа, вообще считала, что мужчине, по умолчанию, стоит снизить профиль, чтобы не вызывать у младенца чувство конкуренции и желание убить соперника за обладание матерью.

У Иосифа Бродского даже есть стихотворение «Одиссей Телемаку», написанное в 1972 г., когда поэт был вынужден эмигрировать из СССР, где у него остался сын. Оно завершается такими строчками

«без меня

ты от страстей Эдиповых избавлен,

и сны твои, мой Телемак, безгрешны»

 

Миф о комплексе Эдипа вместе с мифом о материнском инстинкте — формировали представление о роли отцовства и материнства в семье.

Материнский инстинкт — врожденная и бессознательная готовность матери ухаживать за ребенком и защищать его.

Миф о материнском инстинкте воспет поэзией, прозой, драматургией, детской литературой, научными трудами, популяризаторами социал-биологии, философией, публицистикой, городским фольклором и пр.

Миф о материнском инстинкте — базовый конструирующий миф двадцатого века. Однако это всего лишь миф. И этот миф рухнул.

Самый заметный вклад в его опровержение внесла французская антрополог, историк и философ Элизабет Бадинтер. В своей наделавшей шуму в 80-х годах «Истории материнской любви» и следующей книге «XY: мужская идентичность» она доказывает, что материнский инстинкт — выдумка 20 века. У homo sapiens его нет.

В предыдущие эпохи у большинства населения мира отсутствовали противозачаточные средства (хотя в Каирском музее посетителям демонстрируют льняной презерватив Тутанхомона). Отсутствовало планирование рождаемости. Прерывание беременности было связано с понятием греха. Женщины рожали много детей. Большая часть новорожденных умирала. Женщин-детоубийц, которые избавлялись от новорожденных, подобно фаустовской Гретхен или Фриды из «Мастера и Маргариты», было великое множество во все эпохи.

Аристократки, которых не вынуждали к этому экономические обстоятельства, отдавали своих детей мамкам и нянькам.

Еще в 19 веке дети при разводах оставались с отцом, если он того хотел.

Мальчиками и девочками мы рождаемся, а папами и мамами становимся. Это не только биологические, но и социально-культурные роли. Которые меняются вместе с изменениями общества и культуры.

«Новый папа»

Мы смотрим на любимого ребенка и получаем массу положительных эмоций и гормональное поощрение. Это могут чувствование люди обоих полов.

Элизабет Бадинтер говорит: «Сегодня мы часто видим, как женщина вынашивает ребёнка с торжествующим видом. У мужчины нет такого фантасмагорического восприятия беременности, но едва только он берёт в руки их дитя, разница в восприятии уменьшается. Участие отца в повседневных хлопотах о младенце – чрезвычайно важный фактор: для мужчин функции «няньки» – это возможность дать выход той части их натуры, которая не находит применения в социальной жизни».

Интересны исследования, касающиеся проявления отцовства в глобальной сети. Если на телевидении почти на всех языках, все что связано с ребенком по-прежнему ассоциируется с сексуальными мамочками, то интернет стал сегодня местом, где «новый папа» разошелся не на шутку.

Я не говорю уже о лавине фотографий и доморощенных видео, которыми повернутые на своих детях папаши заполняют социальные сети, так что взросление ребенка можно проследить как минимум по неделям. Я сам такой. И сам знаю, что всех достал фотографиями новорожденного чада.

Но интернет оказался палочкой-выручалочкой, где отцы на всех цивилизованных языках делятся опытом, узнают рекомендации, ищут методики и рецепты.

Почему эта сволочь у меня не жрет яблочное пюре?

— А ты ему руки запястьями блокируй, чтоб ложку не выбивал, поднеси, зафиксируй и жди когда он сам откроет рот.

 

В интернете отцы делятся опытом присутствия на родах, выбора игрушек, прорезывания зубов. Учат друг друга как сделать так, чтоб ребенок быстрее начал переворачиваться, ползать на четвереньках.

Семейные пары рассказывают о рождение ребенка: «Мы рожали в Ихилов».

А по российскому телевидению до сих крутятся шутки:

Почему мужчины в западных странах всегда присутствуют при рождение ребенка?

— Наверное они не присутствовали при зачатии.

Но 9-ый канал ныне позиционирует себя как еще один российский канал, вещающий из Израиля. Поэтому их пещерная антифеминисткая истерика по поводу закона, принятого во всех цивилизованных странах, вообще-то не должна удивлять.

 

Что может дать ребенку именно отец?

Ребенку нужны и отец и мать. Во всем. И в воспитании тоже.

И то что роль отцов в воспитании и уходе за ребенком в современном обществе должна возрасти — не должно никого шокировать В момент, когда женщины осваивают новейшую модель «супервумен — три в одном» — супержена, супермать и суперработник, их мужьям тоже приходится меняться. Роль мужчины в семье ныне не ограничивается просто заколачиванием денег, забиванием гвоздей, закручиванием лампочек и сексуальным удовлетворением супруг.

Но что именно может дать растущему ребенку именно воспитатель отец?

Психиатр из Йеля Кайл Пруэтт утверждает: «Отец — это другой, но не менее необходимый подход к взаимодействию с ребенком. Это другие, но не менее необходимые тактильные ощущения для младенца, которые делают его спокойней».

Это другой подход к физическим играм. Известный детский психолог Росс Парк, проведя десятки исследований, посвященных феномену отцовства, доказал, что в отличие от отцов, матери предпочитают менее интенсивные и возбуждающие занятия и игры.

Отцы чаще поощряют детей быть более открытыми перед миром, осознанно рисковать, побуждают принимать вызов, стремиться к большему, быть независимыми, позволяя им учиться смелее вести себя в незнакомых ситуациях и прививая им умение постоять за себя. В то время как матери гораздо больше внимания уделяют безопасности и эмоциональному комфорту.

Отцы с большей вероятностью, чем матери, разрешат своим детям разговаривать с незнакомцами, преодолевать препятствия или находиться на глубине во время занятий плаванием.

 

 

Зачем нужен феминизм?

 

И ещё немного о феминизме. Уважаемый мной журналист Павел Маргулян написал в своем Фейсбуке: «Увидел у френдов дискуссию о феминизме и феминистках, вызванную телевизионным интервью на Девятке. Честно говоря, я не совсем понимаю, зачем нужно это движение сейчас, в 21-м веке. Ведь одна из главных проблем с которой борются феминистки — это неравная оплата за один и тот же труд. Но ведь это — прямое нарушение основных законов любого демократического государства, поражение человека в правах по гендерному признаку и бороться с ним можно через суд, не создавая какого-либо движения. Если кто-то считает, что историческое место женщины на кухне и в детской комнате — то это его личная проблема и исправлять ее нужно индивидуально, а не движением. Человека так воспитали в семье и не думаю, что выступления в СМИ о том, что все равны, смогут его исправить».

Павел Маргулян один из самых умных, образованных и прогрессивных людей в русскоязычных СМИ. Тем прискорбнее, что даже он не понимает сущности этого вопроса. Что феминизм не сводится к вопросу о неравной оплате за труд. Что далеко не всегда в суде можно доказать, что неравная оплата вызвана именно гендерными стереотипами. Что вопрос не только в том, что изначально берут (или не берут) на большую или меньшую зарплату, но и в том, что затем либо продвигают по службе, либо нет. И тут уже доказать дискриминацию практически невозможно. Что есть проблемы, которые надо исправлять не только на индивидуальном уровне, а прежде всего изменением атмосферы в обществе, для чего и нужны движения, публикации, кампейны, общественное внимание и пр.

Дискриминация исходящая из негативных стереотипов — она даже не всегда осознанная. Это происходит не только в отношении женщин. В США, например, последние десятилетия проводилось много исследований на эту тему. Мальком Гладуэлл в книге «Озарение» указывает, что мужчины маленького роста редко добиваются высоких руководящих постов. Из десятков миллионов американских мужчин ростом ниже 168 см всего десять достигли поста директора корпорации. Получается, что низкий рост — возможно, такая же помеха карьерному росту, как пол (женский) и цвет кожи (не белый). Сознательный ли это предрассудок? Разумеется, нет. Никто в здравом уме не скажет, что данный кандидат не подходит на пост исполнительного директора, потому что мал ростом. Просто большинство из нас абсолютно безотчетно, непроизвольно ассоциирует руководящие способности с внушительным внешним видом. У нас есть представление о том, как должен выглядеть руководитель, и этот стереотип настолько силен, что, если кандидат ему соответствует, мы можем пренебречь другими доводами. Высокий рост способен обеспечить не только руководящую должность. Не так давно ученые, проанализировав данные четырех крупномасштабных исследований с участием тысяч людей от рождения до зрелого возраста, вычислили, что с учетом таких переменных, как возраст, пол и рост, сантиметр роста в США стоит 311 долларов годового жалованья. Это означает, что человек ростом в 182 см, по другим качествам ничем не отличающийся от человека ростом в 165 см, зарабатывает в год в среднем на 5287 долларов больше. Тимоти Джадж, один из авторов исследования о связи роста и зарплаты, отмечает: «Если взять карьеру протяженностью в тридцать лет и сложить всю сумму, которую служащий зарабатывает за этот период, можно сказать, что высокий человек получает сотни тысяч долларов в качестве привилегированной зарплаты».

Как же бороться с неосознанными стереотипами? Только при помощи общественного осознания. Только путем постановки перед обществом вопросов. Только путем постоянного повторения, повторения и вдалбливания.

«Феминизм» по-русски звучит как бранное слово. Так же как по-русски бранными словами слышится «политкорректность», «толерантность», «мир». Феминизм — как и прочие вышеприведенные хорошие слова, в этом не виноват.

Почему-то «феминизмом» или «политкорректностью» более всего возмущаются именно в тех культурах, где ими на культурном уровне и не пахнет.

 

Это Израиль

И наконец… Мне очень неудобно, но я бы хотел напомнить Павлу Маргуляну, что он живет не в Швейцарии и не в Швеции. Израиль — одна из немногих стран в мире, где половая дискриминация закреплена на государственном уровне. Израиль — это единственная страна западного типа, единственная демократия, где нету основного закона о равенстве полов. Нету! Просто нету! И при сегодняшнем состоянии дел даже не может быть. Из-за этого, кстати говоря, в Израиле и не может быть полноценной конституции.

У нас часто говорят о том, что надо отделить религию от государства, что надо принять закон о гражданских браках, что надо принять закон о свободе совести. Но если принять основной закон о равенстве полов, то все вышеперечисленное — вы получите просто на сдачу.

Если принять основной закон о равенстве полов, то Раббанут вне игры. И Шариатский суд вне игры. Ни раввинистический, ни шариатский суд не имеют права быть государственными учреждениями и рассматривать дела по семейному праву, поскольку в религиозном праве женщина не рассматривается как равный мужчине правовой субъект. В отличие от мужчины, женщина непригодна к свидетельству, не может судить, не может отменять обеты. Согласно нормам Торы, отец вправе распорядиться замужеством дочери и не должен спрашивать её мнения. Женщина всегда в распоряжении отца, пока не перейдёт в распоряжение мужа. У замужней женщины не может быть никакого принадлежащего ей имущества.

Конечно, большинство евреев действительно порядочнее, чем это требует галахическое законодательство, касающихся женщин. Конечно, сегодня даже религиозные еврейские суды вынуждены делать поправку на современность. Но любой, кто решит ознакомиться с религиозными нормами Галахи, должен будет признать, что в государстве, где принят закон о равенстве полов, государственный суд не может исходить из норм галахического права.

Если принять основной закон о равенстве полов, то раввин более не сможет быть государственной должностью. И служители культа других конфессий тоже не смогут. Поскольку не может быть государственной должности, которую не может занять человек в силу пола…

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x