Арабский мир

О мирном протесте замолвите слово

Карикатура:

Карикатура: Lea Landa

Ровно через 24 часа после гибели палестинского политика Зияда Абу-Эйна в ходе мирной демонстрации в районе деревни Турмус Айя, руководство ПА объявило о прекращении сотрудничества в сфере безопасности с государством Израиль.

Отчет по вскрытию тела, под которым стоят также подписи двух израильских паталогоанатомов, достаточно ясен: в Зияда Абу-Эйна не стреляли, его не били прикладом автомата, как свидетельствовали некоторые участники этой акции протеста. Вместе с тем, конфронтация с солдатами, толкания в грудь, слезоточивый газ и стресс привели к сердечному приступу.

Зияд Абу-Эйн курил и в прошлом перенес несколько сердечных приступов, и, наверное, его трагическая смерть была неминуема. Однако, кадры, запечатлевшие безоружного Зияда Абу-Эйна, которого душит за шею израильские солдаты – говорят красноречивее любого доклада или истории болезни. Для того, чтобы понять, что означает его смерть и как выглядит эта ситуация за пределами Израиля, необходимо не только несколько раз просмотреть эту запись, но и вспомнить несколько фактов, известных всему миру, и лишь немногим гражданам Израиля.

  1. Западный берег никогда не был аннексирован Израилем. На этой территории действуют два вида законов: военные – по отношению к палестинцам, и израильские – которые распространяются только на израильтян. Западный берег оккупирован Израилем, который не только дарует или отнимает свободу передвижения по этой территории у его палестинских жителей, но и строит на этой территории поселения, и сквозь пальцы смотрит на возведение форпостов, которые начинаются с двух-трех палаток, и заканчиваются легализацией и приданием статуса поселения. Примечание – кому не нравится название «Западный берег», может называть его Иудеей и Самарией, Мордором или Берегом Туманных Фей – законный статус этой полоски земли от этого никак не изменится.
  2. Форпост, против которого вышли протестовать палестинцы из деревни Турмус Айя – находится на палестинской земле. Он не имеет права на существование ни по международным, ни по израильским законам.
  3. Палестинцы и западные мирные активисты, которые вышли на демонстрацию протеста, не были вооружены. Демонстрацию сопровождали несколько журналистов – в том числе и корреспондент 10-го канала, который подтвердил, что камней никто не кидал, и уж тем более, никто не стрелял. Тем не менее, с тем, чтобы предотвратить конфронтацию между поселенцами и палестинцами, солдаты использовали слезоточивый газ и умеренную физическую силу (т.е. толчки, «легкое удушение» и т. д.)

По сути, жителям деревни Турмус Айя, а также любой другой деревни, на чьей территории возводят «стену безопасности», форпост или поселение, предлагают молча взирать на происходящее по телевидению, при этом закрыв окна и двери, чтобы никто не подумал, что речь идет о протестной акции.

Фото: Михаил Ланденталь

Фото: Михаил Ланденталь

Я не раз присутствовала на мирных палестинских демонстрациях протеста в деревне Бильин, которая лишилась значительной части своих оливковых деревьев в результате возведения «стены безопасности». Часть этой земли «ушла» к поселению Модиин-Илит, там теперь красуется новый район – Матитьяху.

Около месяца тому назад, в пятницу я наблюдала за любопытным действом. После пятничной молитвы из центра Бильина по направлению к стене выдвинулись человек шестьдесят — несколько девушек и молодых людей, пожилые люди, а также французские активисты, которые до этого побывали в Сирии, а после Бильина поехали протестовать в Египет. Всем им было хорошо за 50. Вооруженных людей среди демонстрантов не было, камней – в руках или за пазухой – никто не держал. К самой «стене безопасности» никто подходить не собирался – между ней и деревней лежит довольно глубокий ров и поле колючек.

Но не успела эта небольшая процессия выйти на главную дорогу, где уже ждали репортеры и фотографы, как военный джип, который также специально приехал ради этого случая и парковался в расстоянии километра, тревожно бибикнул. Еще секунд через 15 в сторону демонстрантов полетели канистры слезоточивого газа. Одна, вторая, десятая, пятнадцатая…

Тем, кто никогда не нюхал слезоточивый газ могу сказать, что долго оставаться в этом ядовитом облаке – невозможно. Любой, даже самый здоровый человек начинает задыхаться, нестерпимо режет глаза и горло. Эффект газа потом чувствуется еще довольно долго. Можно понять, когда средства по разгону демонстраций используются против тех, кто нарушает закон и порядок, или, не дай бог, угрожает чьей-то жизни.

Но мирные демонстрации в Бильине проходят уже свыше 10 лет. Солдаты знали, что никто не будет стрелять, не будет и камнеметания, хотя бы потому что в стену камни бросать бесполезно, и в радиусе нескольких километров нет ни единого человека или дома. Они знали, что никто не подойдет к стене, и поскольку джип специально приехал на место происшествий – ничего не угрожает жизни солдат, многие из которых уже давно знакомы с Абдаллой Абу-Рахма, организатором протеста. Однако все эти обстоятельства никак не повлияли на решимость солдат разогнать мирный протест в Бильине. На поле боя остались пустые канистры слезоточивого газа и чьи то очки – пытаясь отбежать от облака газа, кто то их в спешке обронил.

Фото: Activestills

Фото: Activestills

Не говоря о том, что подобные действия никак не содействуют делу мира (многие молодые палестинцы, поглядев на итоги мирного протеста, сделают выбор в пользу «немирных» протестов), они еще и отвратительно смотрятся в международных новостях. Еще бы – вооруженные против безоружных, слезоточивый газ и резиновые пули против мирных демонстрантов, молодые, сильные солдаты против пожилых людей и подростков. Оливковые деревья и пальцы солдата, сжимающиеся вокруг шеи палестинского политика. Мирный протест и силовое подавление.

Зияд Абу-Эйн мог страдать от тридцати разных болезней, однако это уже ничего не меняет. Израиль хорошо умеет подавлять «беспорядки», в ходе которых люди кидают камни, жгут покрышки и лезут с ножами на стражей порядка. В одних нужно стрелять, других можно арестовать, третьих – облить вонючим «Скунсом» и слезоточивым газом. Но вот что делать с людьми, которые законов не нарушают, и пытаются мирными способами отстаивать свои права – Израиль не знает. Солдаты, которым дали приказ «держать и не пущать» или «всех на фиг разогнать» не понимают, как действовать в подобной ситуации, нет у них таких навыков. И это на самом деле очень серьезный вопрос – как истеблишмент относится к подобным мирным акциям протеста.

Признать, что в Израиле считают любую акцию протеста правонарушением и преступлением – невозможно, признать, что палестинцы имеют право на мирный протест, означает в некоторой мере признание их правоты. Случай с Зиядом Абу-Эйном – не первый. Два года назад при подобных обстоятельствах в Бильине погибла от аллергического шока женщина, в результате вдыхания слезоточивого газа. В этом году при разгоне демонстрации в Битунии в день Накбы погибло двое подростков. Армия утверждала, что в них стреляли резиновыми пулями, но при вскрытии выяснилось, что пули были настоящими.

Настоящие пули, настоящая Накба, настоящие палестинцы и настоящий конфликт – пора бы уже начать называть вещи своими именами и пробудиться от сладкого сна, в котором можно черное называть белым, а белое черным.

 

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x