Арт-политика

Павлин кричит из Силуана

 

"Павлин из Силуана", фото: Rony Alfandary

«Павлин из Силуана», фото: Rony Alfandary

29 января в Яффском театре состоялся закрытый показ спектакля «Павлин из Силуана», предназначенный для русскоязычных журналистов и публики. Несмотря на то, что этот спектакль получил призы на фестивале в Акко и отличные отзывы критиков, я шел на это мероприятие без особых надежд увидеть по-настоящему интересное театральное зрелище. Тем приятней было, когда оказалось, что спектакль действительно хорош.

Спектакль начался не в помещении, а под открытым ночным небом, на площадке возле входа в театр, и проходил в нескольких залах-комнатах. Публика несколько раз переходила из зала в зал, из помещения на площадку перед театром, а потом обратно в один из залов. Мне этот прием режиссеров не был в тягость, и даже понравился. Атмосфера реального ночного арабского квартала дополняла происходящее на меняющей свое положение сцене.

Действие спектакля разворачивается в известном арабском районе Силуан (Шилоах), где проводятся археологические раскопки. Силуан – это арабская деревня, которая расположена прямо у стен Старого Города и является частью Восточного Иерусалима. Это место, помимо его связи с еврейской историей, известно еще и тем, что оно стало дополнительным яблоком раздора между евреями и арабами после того, как в этом месте евреи купили 25 квартир. Кроме того, в последнее время там все чаще происходят арабские беспорядки. Считается, что в Силуане проживает от 20 до 50 тысяч арабов(точная цифра не известна) и около 700 евреев. Евреи сосредоточены в двух районах деревни – Граде Давида, находящемся у южной стороны Храмовой горы, и в домах «Йоханана» и «Бейт-Дваш».

Фото: Анна Гутерман

Фото: Анна Гутерман

Сюжет, образы и имена выдуманы автором пьесы. При этом выдуманный сюжет производит впечатление очень реальной и жизненной истории, а образы напоминают конкретных людей из нашей израильской действительности. Это происходит потому что, во время работы над спектаклем его создатели провели серьезные исследования, познакомились с жизнью и бытом людей этого арабского квартала, встречались и беседовали со многими его жителями. Это позволило получить большой материал для размышлений и понимания происходящих драматических событий. Хотя в Израиле трудно избежать политики, тем более когда речь идет о евреях и арабах, тем не менее, по замыслу автора Альмы Ганихар, данная пьеса совсем не о политике, а о жизни простых людей, их проблемах, радостях, мечтах.

Итак, драма разворачивается на месте археологических раскопок. Раскопки проводятся под многоквартирным домом, в котором живет несколько семей. Джамиль — хозяин одной из квартир подал жалобу на то, что раскопки разрушают фундамент, и из-за этого весь дом может рухнуть. Поэтому он потребовал прекратить раскопки и добился временной приостановки  археологических работ. На самом деле проблема совсем в другом. Джамиль отрицательно относится к Израилю и к израильтянам, в которых видит главную причину многих своих проблем. В прошлом Джамиль был ранен израильскими солдатами в ногу, и с тех пор остался инвалидом на всю жизнь, и вообще он считает израильтян чужими, захватчиками. Мэрия Иерусалима, собирающая с арабских жителей налоги, по мнению Джамиля, никак о них не заботится, нет необходимого количества детских и медицинских учреждений, мусор не вывозится, грязь никто не убирает и т.п.

В борьбе против раскопок Джамиль, видимо, видит борьбу со всеми евреями-израильтянами. У хозяина есть две дочери. Старшая Иман, которая производит впечатление засидевшейся «в девах» и уже не молодой женщины, много работает, помогая отцу-инвалиду содержать семью. Она «тянет на себе» расположенный в этой же квартире косметический салон. А младшая дочь Ясмин – симпатичная и беспечная девушка, которая мечтает вырваться из окружающей провинциальности, уехать в  Париж и там учиться музыке. Для этого она собирает деньги. В этом же доме живет слабоумный подросток Тамер с матерью и поселенка Шош, которой руководитель раскопок обещает сделать хозяйкой всего дома. Научным руководителем археологических работ является доктор Эфрат.

Место раскопок охраняет «русский» репатриант Михаил, который был очень рад вдруг встретить в арабском квартале молодую и симпатичную еврейку из Тель-Авива Нааму. Оказывается, что до 1948 года в доме, под которым ведутся раскопки, жила бабушка Наамы, и Наама приехала сделать фотографии дома, о котором так много слышала от своей бабушки. В конце истории Михаил случайно убивает мальчика Тамера. Такой конец  рассказанной истории также не выглядит надуманным, так как в этом мире, к сожалению, за ошибки и преступления одних часто почему-то расплачиваются  другие, совершенно невинные люди.

Место действия переходит снаружи внутрь и снова наружу. Фото: Alex Shmidt

Место действия переходит снаружи внутрь и снова наружу. Фото: Alex Shmidt

Особенность заключается еще и в том, что коллектив создателей спектакля(автор пьесы, продюсер, режиссеры и актеры) смешанный– арабы и евреи. Нужно отметить и игру актеров. Несмотря на то, что актерский коллектив — в основном молодые ребята и многие из них непрофессиональные актеры, их игра впечатляет. Например, актер, играющий русскоязычного охранника раскопок, так здорово «изобразил» русский акцент, что я, беседую с ним после спектакля, сразу начал говорить с ним по-русски. К моему удивлению, оказалось, что этот парень не говорит по-русски, но он сыграл «русского» Михаила просто здорово.

После спектакля состоялась встреча зрителей с создателями и участниками спектакля, что также добавило мне впечатлений и полезной информации. Мне кажется, что главный посыл спектакля можно сформулировать следующим образом: многолетний межнациональный конфликт и одержимость идеологическими и религиозными догмами калечат жизни многих тысяч людей, которые приходят в этот мир совсем не для бесконечных конфликтов и ссор, а для нормальной, счастливой жизни.

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x