Арабский мир

«План Правера-Бегина»: легитимация грабежа

20.11.2013 демонстрация против плана Правера-Бегина
фото — ActiveStills

Михаил Урицкий

Когда пару лет тому назад на экраны вышел фильм «Аватар», мнения по его поводу кардинально разделились — одни выражали бурный восторг, а другие столь же бурное неприятие. Один из главных упреков в адрес создателей этого фильма заключался в следующем: прием, при помощи которого у зрителя вызывается сочувствие к племени Нави, порабощаемому землянами, до крайности примитивен и банален. То, что заставляет зрителей солидаризироваться с Нави, это вовсе не совершаемая над ними несправедливость, а лишь их экзотическая привлекательность – окраска, переливающаяся всеми цветами радуги, изящество, сочетание человеческой и кошачьей внешности, благозвучие языка. А что было бы, если бы они выглядели невзрачно или вели себя по-другому, непривычно или даже отталкивающе, с точки зрения наших стереотипов? Ответ очевиден: земляне могли бы быть во сто крат более жестокими, и это не вызвало бы ни малейшего сочувствия к их жертвам.

Возможно, этим же объясняется и равнодушное отношение большей части еврейско-израильского общества к самому широкомасштабному разорению нееврейского населения в Израиле со времен Войны за независимость — «плану Правера-Бегина» по принудительному переселению бедуинского населения Негева. Об этом плане слышали почти все, хотя о том, что он собой представляет, подавляющее большинство израильтян, тем более, русскоговорящих, практически ничего не знает. И вовсе не потому, что информация утаивается. Наоборот, информации более, чем достаточно. Просто мало кто дает себе труд вникнуть в суть происходящего, поскольку суть эта окутана плотной пеленой обезличено-юридической терминологии, создающей впечатление правовой легитимности. Ведь речь идет о людях, которые являются в наших глазах абсолютными чужаками не только с точки зрения своей этнической принадлежности, но и по своей культуре, внешнему облику и образу жизни. Поэтому, какие бы грабительские и унизительные действия ни совершались по отношению к ним, они неизменно будут находиться по ту сторону эмпатии. 

Между тем, ситуация предельно проста. И если абстрагироваться от казенной терминологической шелухи и посмотреть на происходящее непредвзятым взглядом, то становится понятно: речь идет о банальном и неприкрытом расизме, закрепленном в Израиле на государственном уровне. Кто эти люди, которые с точки зрения израильских властей, представляют собой «проблему», требующую незамедлительного решения? Это — бедуинское население Негева, обитающее в основном в так называемых «непризнанных деревнях». Прежде, чем приступить к разъяснению термина «непризнанная деревня», следует подчеркнуть очевидную, но, по-видимому, не всем понятную вещь: речь идет об израильских гражданах, которые, по идее, должны обладать точно теми же правами, что и еврейское население страны. И, тем не менее, «непризнанными» считаются только арабские деревни, причем даже те из них, которые существовали задолго до возникновения государства. Что же касается еврейских поселений, возводимых в пределах зеленой черты, то они удостаиваются признания практически сразу, без всяких проволочек. Так, например, галилейской деревне Каманне, в которой вот уже на протяжении века проживают сотни бедуинских жителей, власти многие годы отказывали в признании под тем предлогом, что она расположена на земельных угодьях, предназначенных для сельскохозяйственных целей. И поэтому, якобы, не было никакой возможности создания в этом месте жилищной инфраструктуры. При этом в 70-х годах на расстоянии считанных метров от этой деревни были возведены сразу два еврейских поселения, Камон и Михманим, в которых численность населения была на порядок меньше, чем в Каманне. Но поскольку речь шла о еврейских поселениях, их зонирование тут же было изменено (изменение распространялось только на эти два поселения), и жителям были предоставлены все необходимые жилищные услуги. И это лишь один из множества примеров, демонстрирующих принципиально различное отношение властей к еврейским и арабским гражданам. Поэтому понятие «непризнанная деревня» — это некий специальный термин для обозначения арабских земель, предназначенных к «евреизации». В случае бедуинов Негева это проявляется наиболее ярко.

бедуинские шейхи в Беэр-Шеве 1934 г.
фото — википедия

Небольшой экскурс в историю. В период Британского мандата англичане безоговорочно признавали за бедуинами право на владение теми землями, на которых они обитают, а также на сохранение их исконного племенного образа жизни. При этом от них не требовалось юридически закреплять свое право на земельные участки. В 1948 году бедуинское население в Негеве насчитывало 90 тысяч жителей, из которых после Войны за независимость осталось около 10 тысяч. Остальные были изгнаны за пределы государства. В 1951-м году арабское население Израиля, включая бедуинов Негева, оказалось под властью военной администрации. И в 1953-м году в соответствии с принципом, озвученным еще Бен-Гурионом, о необходимости «разорвать связь между этой землей и ее прежними владельцами», был принят «Закон о приобретении земель». Этот закон позволил продолжить политику изгнания и в отношении тех арабов, которые остались в стране и стали израильскими гражданами, но жили на земле, которая не была формально зарегистрирована как их собственность. То есть, в том случае, если человек 1-го апреля 1952 года не имел на руках официальных документов, подтверждающих его право на землю, то земельный участок, на котором расположен его дом, отчуждался в пользу государства. Конечно же, у бедуинов таких документов не было. Таким образом, была завершена экспроприация арабских земель, начало которой было положено в 1950-м году «Законом о собственности лиц, покинувших страну» («Хок Нифкадим»). Более того, «уложения об обороне» позволяли властям блокировать целые районы, которые объявлялись «закрытой военной зоной», а также экспроприировать земли «для обеспечения нужд безопасности». Все это составило надежную законодательную базу для постоянного третирования бедуинов Негева армейскими властями, отказа в обеспечении их деревень базисной инфраструктурой, а также непрекращающихся разрушений их домов как незаконных построек.

Негев. Бедуинский город Рахат
фото — википедия

В 1966-м году, после отмены военного режима, было принято решение урбанизировать бедуинское население, и для этой цели было искусственно создано несколько поселков городского типа (или, проще говоря, резерваций), таких как Тель-Шева, Рахат, Ксайфе и Хура. Разумеется, бедуинское население Негева на протяжении всех последних десятилетий всячески этому противилось. Именно в эти резервации и предполагается сегодня загнать около 40 тысяч бедуинов, проживающих в «непризнанных деревнях». Учитывая тот факт, что уже сегодня в бедуинских городских населенных пунктах процент безработных едва ли не в 4 раза выше, нежели в деревнях, почти со стопроцентной вероятностью можно утверждать, что на новом месте этим людям предстоит остаться без работы и влачить нищенское существование. Но кого же это волнует, если необходимо расчистить место для еврейских поселений? «План Правера» пока только готовится к реализации, но уже сейчас открыто осуществляется набор желающих (евреев, разумеется) построить свое благополучие на бедуинских бедах, и таковых, судя по всему, более, чем достаточно. Ведь, несмотря на тот факт, что формально бедуины являются гражданами государства, деление на «мы» и «они» сохраняется точно так же, как и в ситуации с палестинцами за зеленой чертой. Только мы, истинные иудеи, являемся хозяевами государства, а все остальные пусть скажут спасибо, что им вообще позволяют здесь жить, даже в резервациях. Как заявил сам Нетаниягу, «план Правера призван положить конец ситуации, длившейся 65 лет, при которой государство теряло контроль над землями». И неудивительно, что этот план резко осудил как Европарламент, так и Комитет ООН по ликвидации расовой дискриминации. Ни один европеец, если, конечно, он не мыслит в категориях 70-летней давности, не способен понять, почему не предоставить бедуинским деревням законный статус, и тем самым вернуть государству «утерянный контроль» (к слову сказать, именно это и рекомендовала комиссия Гольдберга в 2011-м году, однако правительство эту рекомендацию отвергло). Но для большинства израильтян все это в порядке вещей, так как государство у нас «еврейское» и, соответственно, отождествляется оно исключительно с евреями. 

Негев
фото — википедия

В связи с этим вспоминается замечательный и страшный рассказ Кобо Абэ «Вторгшиеся», в котором в квартиру к главному герою вламываются несколько человек, и дают понять, что собираются в ней жить, так как квартиру считают своей. Они решают это путем демократического голосования, а когда исконный хозяин квартиры пытается сопротивляться, к нему, естественно, применяют силу. К кому бы он ни обращался, все бесполезно. И, в конце концов, чтобы его утихомирить, а также из-за нехватки места, его переселяют на запруженный крысами чердак. Оттуда он разбрасывает листовки против «вторгшихся». Но после того, как прошел судебный процесс, запрещающий распространять листовки, ему уже не оставалось ничего другого, кроме как покончить с собой. Именно так, вероятно, и чувствуют себя бедуины или палестинцы, попавшие в жернова еврейского государственного национализма, приобретающего все более явный расистский уклон. И испытывают такую же безысходность. Мы же со своей стороны, совершая действия, полностью противоречащие не только всем международным юридическим нормам, но также моральным и общечеловеческим, свято уверены в собственной правоте. Вдумайтесь: мы разрушаем дома одних граждан и сгоняем их в резервации лишь для того, чтобы заселить территории, с которых они изгоняются, другими гражданами (во избежание путаницы с еврейскими форпостами за зеленой чертой подчеркиваю, что речь идет о территориях, находящихся в пределах официально признанных государственных границ). Разница между первыми и вторыми — исключительно в их этнической принадлежности. Верх же абсурда состоит в том, что при этом мы позиционируем себя как «единственную демократию на  Ближнем Востоке». И тот факт, что книга десятилетней давности, вышедшая из-под пера сегодняшнего главы израильского МИДа, навевает стойкие ассоциации с идеологией, некогда принесшей евреям и всему миру неисчислимые бедствия, не только никого не ужасает, но даже мало заботит. Судя по тому, что «план Правера» на полном ходу близится к своей реализации, не встречая на своем пути особого сопротивления со стороны общественности, подобные ассоциации навевает уже сама израильская действительность.

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x