Экономика

Русские во втором поколении

Проект сайта Релевант к 1 сентября: серия статей, посвященных началу нового учебного года и системе образования в Израиле

Моего сына зовут Эйтан. Дочь моей подруги зовут Михаль. Близнецов моего соседа по парте зовут Дорон и Амит. И я, и моя подруга, и мой сосед по парте — дети репатриации 90-ых,  выпускники израильской системы образования, владеем ивритом как родным. Казалось бы, наши дети, родившиеся в Израиле, носящие  израильские имена, не должны были испытывать трудности адаптации к этой системе. Но увы…

В своей работе я постоянно сталкиваюсь с недоумением и озабоченностью учителей в школе, мол, почему Эйтан, Дорон и Михаль отстают в учебе. Подходит к концу первый учебный год, а Дорон все еще не овладел чтением. Михаль, к примеру, прекрасно знает таблицу умножения и читает на память Пушкина. Но, к сожалению, не может объяснить на иврите, кем работает ее мама. Наверно, что-то не в порядке и необходимо проконсультироваться с психологом. И вот уже взволнованные родители сидят на встрече с классным руководителем, пока та пытается мягко объяснить им, что у Михаль проблемы с чтением, и искренне не понимают, что не так с их ребенком.

Иврит еще не выучил, а русский уже забыл…

Немалый процент детей репатриантов, родившиеся в Израиле, детей  так называемого второго поколения, приходя в первый класс, испытывают трудности в процессе обучения.  Особенно это проявляется в предметах, требующих более глубокого знания языка, чем бытовой уровень. Тому несколько причин:  культурно-языковый конфликт, отношение к ним системы образования, отсутствие взаимопонимания между родителями и школой.

Эти малыши до определенного возраста воспитываются в русскоязычной среде со всеми вытекающими последствиями. Первая встреча с ивритом происходит у них незадолго до поступления в школу. Обычно ребенок подготовлен к школе, ему читали стихи, развивали речь и понимание, но все это на русском языке. При условии нормального развития ребенка, он овладеет разговорным ивритом примерно за год, но не литературным. А учитывая отсутствие культурной базы: песенки, стихи, мультики на иврите, все то, что обогащает словарный запас — то разница между словарным запасом такого ребенка и словарным запасом его ивритоговорящих сверстников очевидна.

Несмотря на то, что вопрос детского двуязычия приобретает все большую популярность среди молодых русскоязычных израильтян, при неправильном подходе достигается обратный эффект: не двуязычия, а полуязычия. То, что называется «иврит не выучил, а русский уже забыл».

Полуязычие возникает, когда ребенок вынужден оперировать двумя языками, а накопленного словарного запаса не хватает для перевода с языка на язык. Ребенок не может выразить свои мысли не на одном из языков.  Возникает ситуация, при которой  знание иврита недостаточно для успешной учебы, а русский остается на том уровне, который был до поступления в школу или сад. Ребенок не понимает академических терминов на иврите и не может подобрать им русские аналоги и как результат не поспевает за своими сверстниками

Есть определенная ирония в том, что именно в той сфере, где детям «второго поколения» необходима толика обратной дискриминации, в сфере образования, у нас полное равенство. Система образования не воспринимает таких детей как «требующих особого отношения». От них ожидается успеваемость наравне с одноклассниками, и предъявляются требования как к коренным израильтянам, выросшим в ивритоязычной среде.

В случае ребенка-репатрианта система образования худо-бедно приспособилась: были разработаны соответствующие программы вспомогательных занятий, выделен бюджет на дополнительные часы обучения. А самое главное, педагогический коллектив понимает, что к такому ребенку необходимо особое отношение. Никто не ожидает и не требует от новоприбывшего тех же успехов, как от среднестатистического ученика.

  Не так обстоит ситуация с детьми второго поколения. С точки зрения системы, эти дети ничем не отличаются от своих сверстников. Министерство образования не принимает во внимание тот факт, что ребенок воспитывался в среде другого языка и культуры.  И как следствие этого непонимания,  не предоставляет никаких директив о том, как обучать детей второго поколения.  Педагогический коллектив зачастую не понимает, почему  ребенка-израильтянина по имени  Дорон следует оценивать по другим критериям, так как он не знает самых простых вещей на иврите. Почему ему требуется дополнительная помощь  и особое отношение без каких-то видимых причин?  Часть детишек догоняют и зачастую перегоняют своих одноязычных одноклассников, особенно когда дома есть кому помочь им в изучении языка. Но те, которые не успевают, начинают отставать, и с годами разрыв только увеличивается, так как не существует вспомогательных программ и не выделяются дополнительные учебные часы. В результате возникает ситуация, когда ученик пятого-шестого класса читает по слогам. А впереди старшие классы…

В некоторых городах администрация города задумывается о судьбе таких детей и пытается решить проблему. Так, например, в Рамат Гане разработали специальную обучающую программу для детей-дошкольников, призванную обогатить словарный запас малышей и дать им недостающие знания до того, как они пойдут в первый класс. Городские власти, заботясь о высоких показателях результатов аттестата зрелости в городе, предпочитают выделить из бюджета образования средства на вспомогательные часы в школах для обучения ивриту именно детей второго поколения. Тех самых, которых «не замечает» министерство. Но такие инициативы, к сожалению, есть далеко не везде.

Но не стоит перекладывать всю ответственность на систему. Часть ее лежит и на родителях. Многие родители, отдавая ребенка в школу, полностью перекладывают на педагогический коллектив ответственность за обучение и успеваемость ребенка, включая изучение иврита. А в случае возникновения проблем, уходят от решения, не желая или не имея возможности поменять свой домашний «русский» уклад на более близкий израильской, ивритоязычной действительности.

Фото: CLU

 Для того, чтобы ребенок полностью адаптировался в новой языковой среде, ему необходима поддержка тыла. Я не призываю отказаться от обучения детей русскому, но призываю к соблюдению баланса между языками. Следует уделять равное внимание изучению двух языков, соблюдать последовательность между материалом, который изучают в школе и тем, о чем говорят дома. Сотрудничать с педагогическим коллективом школы и прислушиваться к их рекомендациям.

Только сотрудничество между школьным коллективом и родителями, понимание того,  что, несмотря на блестящий разговорный иврит, Михаль, Эйтану и Дорону необходима дополнительная помощь,  могут помочь преодолеть культурно-языковые барьеры  и равнодушие системы.  Надеемся, что со временем и министерство образования придет к тому же выводу, и поменяет подход к детям второго поколения.

Другие статьи проекта:

Нерушимая скала — у школьной доски

Школа понимания

Глас вопиющего в классе

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x