Политика

Снег обнаружил стратегическую неготовность страны

Давид Эйдельман

Уважаемые читатели, когда в следующий раз вы услышите про Израиль как
— высоко-высоко технологическую державу;
— государство победившего хай-тека;
— сверхсовременное государство и т. д.

Уважаемые читатели, вспомните тогда пожалуйста события последних дней. Вспомните как наша высокотехнологическая твердыня не могла справиться просто со снегом. Снегом без  урагана. Без тридцатиградусных морозов. Просто снегом. В основном при плюсовой температуре.

Вспомните об этом, когда вам будут рассказывать про страну, которая легко справляется с любыми трудностями благодаря мудрости властей и хорошей организации, стратегическому перспективному видению и высоким стандартам.

Вспомните об этом, когда в очередной раз услышите, что мы такая державная твердыня, что можем в одиночку вести глобальную войну и противостоять всему миру.

 Если что-нибудь доказал нам этот снегопад, то только то, что страна наша прошита белыми нитками на скорую руку. И не готова к минимальному напряжению.

Снег в Иерусалиме

Марк Галесник правильно описал ситуацию в статье «Генерал Мороз и еврейские стратеги» , увязав произошедшее с общей способностью Израиля к стратегической обороне. Генерал Мороз действительно дал ответ на хвастливые заявления местных полководцев и популизм политиканов. Только ведь и мороза то никакого в общем не было. Большую часть времени — плюсовая температура.

 Я живу уже несколько лет в Иерусалиме. Каждый год в Иерусалиме идет снег. Каждый год Иерусалим оказывается к нему не готов.

снег в ИерусалимеВ прошлом году мне пришлось, возвращаясь с работы, провести провести полночи в автобусе на въезде в Иерусалим. В этом году оставленные машины провели на трассе несколько суток.

 Каждый год снег блокирует и парализует город. В этом году снега было больше, чем обычно. И всё! Это был конец света.

 В четверг вечером у меня дома вырубилось электричество. К утру пятницы без электричества в Иерусалиме и окрестностях осталось более 60 тысяч человек. Кроме электричества, а значит и  без возможности обогреваться, тысячи и тысячи людей лишились воды, линий телефонной и сотовой связи, газа и т. д.

 Уже четыре дня в наш район не ходит транспорт. От дома нельзя убраться или куда- то уехать. Под снегом вода. Машины не проезжают — скользят, буксуют, сталкиваются. Власти даже не делают вид, что пытаются убирать снег.

 Некоторые улицы перегорожены сломленными деревьями. Некоторые — сорвавшимися оголенными проводами, которые лежат в таком состоянии 10-16 часов.

 В пятницу, оказавшись без света и без обогрева, думал как согреть ребенка. Моему сыну от роду семь месяцев. Большую часть времени пролежали под несколькими одеялами.

Первые слова, которые я услышал после того, как появился свет, включив 2 канал ИТВ, от представителя Хеврат Хашмаля: «Никто не ожидал, что пойдет снег…». Хотя, вроде, о снеге говорили всю неделю. И тот же представитель электрической компании говорит, что они абсолютно готовы, бригады только ждут, что устранять неполадки.

 Мэр Иерусалима Нир Баркат выступал сразу на всех каналах, предлагая жителям города проявить «кеилатиют» (общинность, социальность). «Кеилатиют», по мнению городского главы, заключалась в том, что сосед должен помочь соседу: если есть лишние свечки, если дома камин, если надо согреть еду… Насчет, «кеилатиюта» — все было в ажуре. Соседи действительно помогали друг другу. Но высокую иерусалимскую «арнону» (муниципальный земельный налог)  мы платим не соседям, а муниципалитету. И подоходные налоги мы тоже платим не соседям,а государству.

 И что же правительство? Министр финансов Яир Лапид, прискакав на Дульсинее в телевизионную студию, говорит: «Что поделать. Ураган». Какой ураган?! Это называется ураган?!

 Его однопартиец, министр социального обеспечения, рассказывает, как он в данное время борется и помогает в Иерусалиме. Рассказывает с сосредоточенно сострадающим лицом, сидя у себя в салоне в Димоне.

Остальные министры, все кто только могут, лезут попиариться в телеэкран. Все рассказывают о своем героизме, о своих успехах. Возникает единственный вопрос: «Если все так хорошо, то почему все так плохо?!».

 Сегодня, когда я заканчиваю писать эти строки, понедельник. На улице ярко светит солнце. Но не достаточно ярко, чтобы растопить весь снег, убрать с дорог завалы, поднять поломавшиеся деревья, обрушившиеся столбы. Уже пятый день в нашем районе не ходит транспорт. С утра обошел соседние магазины. Нет молока. То что оставалось со среды кончилось. Нового не завозят.

 Что обнаружила проверка снегом? Мы живем в неэффективной и неготовой к любому напряжению стране. Где министры любят пиариться, но не умеют работать. Где в момент, когда электричество не вернулось в 15 тысяч домов, 200 инженеров электрической монополии едут отдыхать в Эйлат. А на возмущение общественности отвечают, что на прошлой неделе, в ходе подготовке к снегопаду, туда ездило греться 500 высокопоставленных работников. Где муниципальные службы подбираются по какому угодно критерию, но только не для того, чтобы служить городу.

 И не надо говорить, что подобное случается раз сто лет. Нашу страну застают неготовой засухи и дожди, пожары и снегопады. Страна переживает подобные чрезвычайности почти каждый год.

А если, не дай Бог, будет землетрясение?

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x