Арт-политика

Стихи, секс и 100 тысяч

Лаор. Писатель отличный, человек — дерьмо.

Знаете ли вы, что за нередко обсуждаемой диллемой под кодовым названием «писатель хороший, а как человек — г***о», в эти дни можно было наблюдать, так сказать, в реальном времени?

Я имею в виду страсти-мордасти вокруг решения фонда Ландау, находящегося под эгидой Мифаль а-Паис, присудить поэтическую премию за 2014 год писателю, поэту и публицисту Ицхаку Лаору.

Интернет полон материалами на тему, так что желающие углубиться могут погуглить, а я пeрескажу коллизию вкратце.

Лаор, и я принимаю это как данность, считается значительным прозаиком и, особенно, поэтом. Я сам никогда его стихов не читал, и вообще с поэзией, в отличие от прозы, не слишком дружен. Поэтому я просто принимаю как факт, что Лаор является признанным, по крайней мере в опредeленных кругах любителей современной израильской поэзии, поэтом.

В этом году поэтическое жюри премии Ландау решило присвоить ему премию, при этом судьи, Гилит Хомски, Иехошуа Саймон и Аминадав Дикман, таким образом аргументировали свой выбор:

יצחק לאור הוא מן הבולטים במשוררים שהופיעו בזירת השירה העברית בשלושת העשורים האחרונים. בתקופה זאת הוא יצר גוף שירה המצטיין בעומקו, במורכבותו ובעוצמתו. השירה של לאור מתאפיינת בליריות ובקונקרטיות הדרות בכפיפה אחת. בשירתו, לאור מגיב למציאות הקיומית וההיסטורית, תוך שהוא עוסק במרקמי היחסים האנושיים הבסיסיים: אהבה ותשוקה, מוות, שכול, אבהות, מחלה, בגידת הגוף והתבלותו, זיכרונות ילדות וגעגועים להורים שאינם

Перевод: «Ицхак Лаор является одним из самых известных поэтов из всех, кто появился на сцене еврейской поэзии в последние три десятилетия. В этот период он создал поэзитические образы потрясающей глубины, сложности и интенсивности. Поэзия Лаора лирична, но и конкретна одновременно. Поэзия Лаора имеет дело с экзистенциальной и исторической реальностью, описывая структуру основных межчеловеческих отношений: любовь и страсть, смерть, утрата близких, отцовство, болезни, предательство тела в старости, детские воспоминания и тоска по покойным родителям».

В официальном сообщении от фонда Ландау значилось, что судьи приняли решение о присуждении премии Лаору единогласно, однако потом оказалось, что единственная женщина среди жюри, Гилит Хомски, была против этого решения, по причинам, как она это определила — «поэтическим и этическим».

Много лет ходят множество историй об отношениях Лаора с женщинами. В 2010 году против него была подана жалоба об изнасиловании, но так как речь шла об инциденте, который по словам Эшкар Эльдан-Коэн, подавшей жалобу, случился за 20 лет до момента ее обращения в полицию, дело даже не было открыто по причине устарения нарушения.

Эшкар Эльдан-Коэн на демонстрации против присуждения премии Лаору

Эшкар Эльдан-Коэн на демонстрации против присуждения премии Лаору

Тогда же в прессе появилось множество историй о том, как Лаор сексуально преследовал, и пытался навязать себя в интимном смысле множеству женщин, с которыми работал в таких местах, как газета Гаарец, Тель-Авивский университет и Академия киномастерства имени Сэма Шпигеля. В части из этих мест Лаор работал преподаватeлем, и был известен среди своих студенток весьма бесцеремонным сексуальным поведением и грязным языком.

Никаких уголовных дел по следам этих историй не было открыто, частично по причине того, что многие из описываемых случаев сексуального домогательства, в которых обвинялся Лаор, датировались периодом до 1998 года, когда был принят закон о сексуальных домогательствах.

Сам Лаор отрицал случаи сексуальных притязаний, попыток изнасилования (по утверждению Лаора, его сексуальные отношения с Эшкар Эльдан-Коэн происходили по взаимному согласию обеих сторон), а насчет привычки сексуально выражаться в присутствии женщин, утверждал, что это потребность и особенность его поэтической натуры.

Сразу после объявления от имени Мифаль а-Паис о том, что премия Ландау (кстати, она включает в себя денежный приз размером в 100 тысяч шекелей) присуждена Лаору, началась буря. Причем с двух сторон.

Против присуждения премии выступили члены форума в защиту Эрец-Исраэль, ибо Лаор является лево-радикальным деятелем, за плечами которого имеются много лет борьбы против поселенцев, национально-религиозного лагеря, участие в демонстрациях радикального толка и неустанная пиблицистика в газете Гаарец. Самого себя Лаор определяет как относящегося к «про-палестинскому левому лагерю».

Но намного больше внимания привлекли протесты женских и феминистских организаций, которые в итоге возымели эффект — Лаор не получит премию Ландау.

Акции протеста возле дирекции Мифаль ха-Паис против присуждения Лаору премии Ландау

Акции протеста возле дирекции Мифаль ха-Паис против присуждения Лаору премии Ландау

Если в 1986 году протесты против Лаора на политической почве не позволили ему получить денежную премию от культурного американо-израильского фонда, то сейчас мощная общественная волна, которую подняли в СМИ и социальных сетях протестовавшие по поводу сексуального облико морале Лаора, в итоге сработала на все сто процентов.

Волна была довольно жесткой. Хомски стала получать неиллюзорные послания от феминисток, включая угрозы жизни и карьере. Ей пришлось объяснять, что она с самого начала была против присвоения премии Лаору, а сообщение Мифаль а-Паис об единогласном решении было попросту неверным.

Было организовано мощное давление на Мифаль а-Паис, те заметались, снова созвали жюри, и когда Хомски поняла, что ее двое коллег-мужчин все равно собираются утвердить премию в пользу Лаора, она демонстративно покинула жюри, что сделало фактически невозможным повторное рассмотрение вопроса теми же судьями, и тогда дирекция фонда Ландау приняла решение отменить вручение премии Лаора, собраться позже на специальное заседание, и на нем решить что делать с поэтической премией на 2014 год — или вообще никому ее не вручать, или вручить другому поэту.

Вот часть мотивации Иехошуа Саймона, почему он был против отмены премии в пользу Лаора:

התקנון של הוועדה מחייב לשקול אך ורק שיקולים ספרותיים — תרומת המועמד לתחום השירה — וכך עשתה הוועדה.

Перевод: «По уставу премиального комитета, судьи должны руководствоваться лишь литературными аргументами, а именно вкладом кандидата в сферу поэзии, и комитет так и сделал».

Аминадав Дикман высказался тоже определенно:

יצחק לאור מבחינתי קיבל את פרס לנדאו לשירה

Перевод: «Как по мне, так Лаор получил премию Ландау».

В этой всей коллизии интересен вопрос о том, является ли плохое, в глазах значительной части общественности, поведение кандидата на литературную премию причиной не давать ему эту самую премию.

Если писатель говнюк по жизни, должно ли это отражаться на отношении к его литературному творчеству, например, в плане его признания в виде премий и призов?! Замечу, что точно также как я принимаю за данность статус Лаора как значительного поэта, я считаю данностью то, что он дерьмо-человек, не понимающий, как надо вести себя с женщинами.

Надо ли рассматривать моральный облик писателя совершенно отдельно от его вклада в литературу?

Блог автора в ЖЖ

Посты блогеров размещаются на сайте РеЛевант без изменений стилистики и орфографии первоисточника. Исключения составляют нецензурные выражения, заменяемы звездочками. Мнения блогеров могут не совпадать с позицией редакции.
Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x