Арабский мир

ХАМАС в супермаркете

Фото: worldbank

Фото: worldbank

Билялю 19 лет, год назад он начал работать посыльным в супермаркете. Все было прекрасно, пока не началась война между Израилем и ХАМАСом. С началом событий в Газе Биляль, сам того не желая, превратился в представителя ХАМАСа в отдельно взятом супермаркете. Каждое утро все сотрудники, включая начальника, докладывали Билялю о событиях прошедшей ночи: «Нынче мы вам хорошенечко задали!» и обязательно добавляли: «Подожди, сегодня мы вам еще покажем». «Я пытался им объяснить, что я вообще-то отсюда, что я не имею никакого отношения к ХАМАСу, но это никого не интересовало», объясняет юноша. Жаловаться Биляль боялся. У него были друзья, которых тогда просто уволили.

Для Биляля, как и для многих других, общественное пространство в Израиле перестало быть безопасным. Его стали вопринимать как представителя «врага», и отношение к нему стало враждебным и унизительным.

Есть множество компаний со смешанным составом сотрудников, где израильские арабы стали жертвами ксенофобии, унижений и подстрекательства. Конечно, не все так просто. Зачастую сотрудники-евреи, особенно в Иерусалиме, начинают опасаться за свою жизнь, находясь на рабочем месте. А поскольку, естественным образом, соотношение сил на рабочем месте неравное (арабов, как правило, меньше), евреи в таком случае могут потребовать уволить сотрудников-арабов. Впрочем, в подобной ситуации многие могут быть вынуждены уволиться «по собственному желанию». Именно так недавно поступили 27 арабов — водителей автобусов в кампании Эгед.

Вопрос, какие цели преследует политика разделения работников по национальному признаку (которая часто исходит от начальства, или, например, от мэра города)? Делает ли она израильскую реальность более безопасной, или, наоборот, приводит к увеличению числа людей, готовых участвовать в терактах?

Те, кто требуют уволить сотрудников-арабов, делят людей по принципу «мы» и «они», «евреи» и «арабы». Такой подход предполагает, что существуют две принципиально разные по своей природе группы населения, и если человек Н., относящийся к группе А, повел себя определенным образом, то можно сделать вывод, что всем членам группы А свойственно такое поведение. Так строятся все стереотипы, и именно такой образ мысли привел товарищей Биляля к выводу, что если в ХАМАСе состоят арабы, и эта организация стремится нанести вред Израилю, то и Биляль автоматически относится к ХАМАСу, и превращается во врага государства, подлежащего уничтожению.

Это очень простой и удобный принцип. Но он не учитывает ничего, что выходит за рамки этнического определения, за рамки конфликта между нациями. В реальности существует намного больше вариантов. Например, можно разделить всех жителей Израиля и Палестинской автономии на тех, кто считает, что решением конфликта может быть исключительно уничтожение противника, и тех, кто стремится к иному, менее агрессивному решению. Если придерживаться разделения по этому признаку, то убийцы Мухамеда Абу-Хадира и убийцы молящихся из синагоги в Хар-Ноф окажутся в одной и той же группе. В таком случае, граница будет проходить уже не между евреями и арабами, а между убийцами и всеми остальными. Возникает вопрос: как уменьшить количество тех, кто относится к группе убийц, и как увеличить размеры второй группы? Понятно, что увольнения Биляля из супермаркета, также как и увольнение всех остальных израильских арабов, никак не приблизят нас к этой цели.

Вражда и силовое противостояние между двумя группами граждан отнюдь не являются ислючительно израильской проблемой. Об этом говорят все политики, состоящие в Мадридском форуме — члены клуба бывших глав государств, которые пытаются укрепить основы демократии в мире. Они рассказывают, что иногда ситуация ухудшается из-за недальновидных лидеров стран, которые в момент необходимости используют националистические настроения в своих электоральных интересах, а позже сами же затрудняются справится с разгоревшимся пожаром. Как свидетельствуют бывшие главы государств, расплачивается за это потом все население этих стран. Некоторые — кровью, некоторые — экономически. Потому что в подобной ситуации экономический ущерб неизбежен, как на международном уровне, так и из-за перекосов в распределении государственного бюджета, когда на войну выделяются средства за счет здравоохранения, образования и всего остального.

Для того, чтобы проводить иную политику, необходимо наличие лидера, способного освободится от упрощенного образа мысли, от деления по принципу «все евреи» против «всех арабов». Лидера, который будет стремиться создать безопасное пространство для всех, с общими законами и правилами — для общего блага. Евреи-ультраортодоксы из синагоги Хар Ноф, которые после теракта оставили у себя работать араба-уборщика — хороший пример именно такого, не упрощенного видения мира.

 

*Ролли Розен — координатор программы «Хайфа — город всех жителей» и одна из организаторов конференции «Безопасное пространство»

 

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x