Политика

Чего не может предсказать ШАБАК?

Фото: activestills

Фото: activestills

В Израиле произошел скандальчик между армией и ШАБАКом. Представители Общей службы безопасности уведомили население через программу «Увда», что они, дескать, многократно предупреждали руководство ЦАХАЛа, что лето нынешнего года будет жарким, а те не вняли совету и подставили страну. Представители ШАБАКа рассказали прессе о том, что они сообщали армии: ХАМАС готовится к войне в июле, проводит в секторе Газы крупномасштабные военные учения, что этой террористической организацией планируются захваты населенных пунктов, похищение заложников… Но к ним не прислушались.

Командование армии натурально обиделось. Кому нравится, когда тебя пытаются сделать крайним?! Да ещё в таком деле… После Войны Судного дня, в израильском обществе, где практически все посылают своих детей воевать, предупреждение о войне, которому не вняли — считается непростительным преступлением.

Армейское руководство с негодованием и опровергло эти упреки. Глава Генштаба Армии обороны Израиля Бени Ганц направил премьер-министру Биньямину Нетаниягу жалобу на начальника ШАБАКа Йорама Коэна, в которой потребовал «призвать его к порядку». Он также обвинил Коэна в сокрытии важной информации и отсутствии предупреждения о том, что ХАМАС намерен воевать с Израилем. Тяжелый кризис доверия между двумя структурами продолжается уже не первый месяц.

Ответственность — это подкидыш

Как известно, у победы всегда много отцов. А вот ответственность за не очень удачную военную операцию все потенциальные «отцы» пытаются сделать подкидышем и норовят оставить у соседних ворот.

Конфликт между армией и политической контрразведкой начался еще на первом заседании Кабинета безопасности, состоявшемся после окончания операции «Нерушимая скала». Глава ШАБАКА Йорам Коэн и глава военной разведки АМАН Авив Кохави разругались прямо в присутствии министров. Они спорили о том, предупреждал ли ШАБАК, что ХАМАС намерен начать войну с Израилем уже в июле 2014 года. Коэн настаивал, что ШАБАК заранее предупреждал армейское руководство и высокопоставленных политиков. Кохави категорически отрицал это и говорил, что ни в одной из оперативных сводок не было указано, что резкого обострения ситуации следует ожидать именно в июле нынешнего года. Министры тоже стали говорить Коэну, что не припоминают, чтобы ШАБАК о чем-то таком предупреждал.

После слива на 2 канале ИТВ, который руководство армии сочло апелляцией к общественному мнению, скандал обострился. Армия пошла против ШАБАКа с неистовостью, достойной лучшего применения. К распределению вины подтянулись представители полиции и Министерства внутренней безопасности, которые в последнее время тоже готовы поделиться своей беспомощностью и непопулярностью руководителя — либермановского ставленника Ароновича. Они обвинили сотрудников  ШАБАКа в неспособности своевременного информирования о планируемых терактах и беспорядках в Восточном Иерусалиме и на Храмовой горе. Выяснилось, что по мнению приближенных министра Ароновича, в ШАБАКе плохо осознают всю важность сотрудничества.

В результате ШАБАК выпустил краткий пресс-релиз по поводу конфликта с армией, в котором согласился частично «признать свою вину». В пресс-релизе утверждается: «с конца апреля ШАБАК предупреждал о намерении ХАМАСа осуществить крупный теракт. Ни на каком этапе сотрудники ШАБАКа не утверждали, будто направили предупреждение о войне с ХАМАСом в июле».

Вечером 12 ноября глава правительства Биньямин Нетаниягу провел экстренное совещание с участием командования ЦАХАЛа и руководителей спецслужб, в ходе которого потребовал, чтобы начальник генштаба Бени Ганц и глава ШАБАКа Йорама Коэн прекратили выступать с публичными взаимными обвинениями, поскольку ответственность лежит на всех.

В тот же вечер, когда Нетаниягу уговаривал не ссорится Ганца и Коэна, в тельавивской Синематеке состоялось мероприятие, которое проводила организация «Наше Наследие — Демократическая Хартия» совместно с Советом по миру и безопасности, при поддержке посольства США в Израиле. Собравшимся был продемонстрирован фильм «Хранители врат» (ивр. שומרי הסף‎, англ. The Gatekeepers; в израильских русскоязычных СМИ встречается также название «Привратники»), снятый режиссёром Дрором Море́. В фильме пять бывших начальников ШАБАКа (Авраам Шалом, Яаков Пери, Карми Гилон, Ами Аялон и Ави Дихтер), а также действующий (на момент съёмок) глава этого ведомства Юваль Дискин, рассказывают перед камерой о деятельности своей службы, о том, что может и чего не может ШАБАК. В этом фильме ясно и убедительно показывается, что ШАБАК, целью которого является борьба с террористическими структурами, оказывается бессилен как против одиноких «придурков с пушкой» (так характеризуется в фильме убийца Рабина Игаль Амир), так и против массовых народных выступлений, подобных Первой и Второй интифаде. После окончания фильма была дискуссия с участием бывшего руководителя ШАБАКа Карми Гилона, который тоже рассказывал о возможностях своего ведомства. И о том, что ШАБАК не может заменить собой государственную политику в отношении израильско-палестинского конфликта. Конфликт между народами невозможно решить только силами спецслужб.

Так что же могут спрогнозировать спецслужбы?

Если уподобить службы безопасности биноклю, то можно сказать, что их разрешающие оптические возможности позволяют в лучшем случае понимать динамику происходящего во враждебных группах. Например: в террористических ячейках, диссидентском подполье, революционных организациях, радикальных религиозных и националистических объединениях и пр.

Оптика спецслужб гораздо хуже берет то, что гораздо меньше или гораздо больше этого. Службы безопасности, как правило, неспособны вычислить террориста-одиночку, который готовит свое покушение или теракт вне каких-либо организованных рамок. Деятельность любой, даже самой законспирированной организации, всегда легче просчитывается, чем деяния Ли Харви Освальда, Игаля Амира, Андерса Беринга Брейвики и Мохаммеда Мера.

Так же оптические возможности спецслужб конрразведки плохо подходят для рассмотрения каких- либо масштабных и подлинно исторических событий. В фильме «Хранители врат» Яков Пери, отвечает на вопрос «Прогнозировала ли «Общая служба безопасности» Первую интифаду?» отговоркой: падение Берлинской стены ни советские, ни западные спецслужбы тоже не предвидели. Но это не только отговорка. Бывший начальник ШАБАКа прав: предсказания настоящих исторических катаклизмов — вне компетенции спецслужб. У читателей газет и сайтов, слушателей радионовостей примерно такие же возможности выдать правильный (а вернее, неправильный) прогноз, как у руководителя спецслужбы, получающего закрытую конфиденциальную информацию.

Как супер превращается в киоск

Другой бывший начальник ШАБАКа Ави Дихтер, говоря о возможностях прогнозирования, любит ссылаться на пример Мубарака. «Если бы в декабре 2010 года в Египте, в арабских странах, в Израиле и во всем мире сделали бы опрос «Каково положение Мубарака?» среди сотрудников спецслужб, которые занимаются Египтом, среди представителей аналитических центров, которые специализируются на этом вопросе, среди самых знающих и допущенных к самой конфиденциальной информации арабистов-египтологов, то все они везде ответили были бы: суперустойчивое, суперстабильное, супернадежное. И вдруг этот «супер» в один момент превратился в киоск» — говорит Ави Дихтер.

Такие ошибки в отношении исторических событий у разведок случаются постоянно. В 1979 году аналитики военной разведки США (Defense Intelligence Agency) сделали вывод, что «шах Ирана сохранит власть в течение ближайшего десятилетия». Буквально через несколько месяцев в Иране произошла исламская революция, и шах был свергнут.

Спецслужбы и руководство страны

Кроме всего прочего, важным для принятия решений является не только информация и прогнозирование, но и выводы, которые делаются на их основе. А это уже, как правило уровень политического руководства, а не спецслужб. Известный британский историк Кристофер Эндрю (Christopher Andrew) в книге «For the President’s Eyes Only: Secret Intelligence and the American Presidency from Washington to Bush» («Только для Президента: Разведка и Американское Президентство от Вашингтона до Буша») писал, что практически все хозяева Белого Дома были склонны преувеличивать возможности разведки, но большинство из них толком не умели использовать информацию, которую им поставляли их тайные ведомства. Информации почти всегда слишком много. Доклады одних подразделений противоречат другим. Одна весомая аргументация уравновешивается другой не менее весомой. На что опираться, в конечном счете, должен выбирать, по мере своих способностей, человек принимающий решения. К примеру, Франклин Делано Рузвельт доверял только данным агентурной разведки, а Дуайт Эйзенхауэр — технической.

Кроме того, руководители государств, и командующие армиями, которые должны принимать военно-политические решения на основе предоставляемой информации, как правило, очень не любят, когда эта информация противоречит их пониманию вещей, не влезает в их парадигмы. Так Сталин не верил разведывательным донесениям, говорившим о возможном начале войны в июне 1941 года. Получив 17 июня 1941-го сообщение от НКГБ, что «источник», работающий в штабе германской авиации, сообщает: «все военные мероприятия Германии по подготовке вооруженного выступления против СССР полностью закончены, и удар можно ожидать в любое время», Сталин собственноручно начертал резолюцию: «Т-щу Меркулову. Можете послать ваш «источник» из штаба герм. авиации к еб-ной матери. Это не «источник», а дезинформатор. И. Ст.». И множество авторов нашего времени уверяют, что Сталин был абсолютно прав: действительно, тогда никак нельзя было заявлять о том, что Германия закончила все военные мероприятия по подготовке вооруженного выступления против СССР. И Сталин правильно понимал, что СССР не по зубам немцам. И нападение будет для Гитлера самоубийством. То есть, они доказывают нам, что Сталин, который лучше представлял положение дел у Гитлера, не мог всерьез принимать разведывательные сообщения, поскольку они в его представления никак не лезли. Сталин думал: Гитлер же не идиот… А Гитлер взял и напал.

Срок годности статус-кво

И последнее о стратегическом прогнозирование. Вот над моей головой горит лампочка, срок действия которой по всем подсчетам вышел. В связи с погодными условиями, электричество пляшет. Рано или поздно лампа не выдержит перепадов напряжения. Чтобы понимать, что она перегорит — не нужно быть специалистом или пророком.

В то же время, сказать, когда же именно она перегорит (через час? завтра? через три недели? 2 месяца?) абсолютно точно невозможно…

Вот так же и в наших отношениях с палестинцами. Срок годности статус-кво давно истек. Для того, чтобы понимать это, вовсе не нужно работать в спецслужбах.
Лампочки в такой ситуации будут перегорать и перегорать. Каков будет точный тайминг перегорания? Этого и ШАБАК точно не скажет.  И не ШАБАК должен принимать государственные решения об изменение ситуации…

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x