Арт-политика

Эпоха вранья и притворства

IMG_1382

Фото: Алла Борисова

«Пожелтевшие листы. Десять лет вранья и притворства. И все же какие-то люди стоят за этим, какие-то разговоры, чувства, действительность…  Не в самих листах, а там, на горизонте… Трудна дорога от правды к истине». Так начинается «Компромисс» Довлатова. Прекрасная эпоха, не правда ли?

Как ставить Довлатова на сцене и как снимать фильмы по его произведениям? Пока у меня нет ответа на этот вопрос, вернее, есть, но он вряд ли понравится режиссерам. Я до сих пор считаю, что ставить Довлатова – дело самоубийственное. Как говорит герой «Компромисса»:  «На бумаге я пишу все, что угодно. Но вслух, перед людьми…»

Жанр литературного дневника, записных книжек, короткого,  во многом автобиографического рассказа или смешной и грустной довлатовской повести (сплошь из зарисовок) плохо  переносит  язык других жанров. Материал сопротивляется, блестящий язык превращается в неестественные реплики. Бывают исключения, но редко.

Недавно произошли два события, одинаково для меня интересные. По мотивам «Компромисса» был снят фильм Станислава Говорухина «Конец прекрасной эпохи» и с помпой представлен в Москве. А в Тель-Авиве и других городах Израиля недавно показали спектакль театра «Маленький»  « Иностранка», по не менее известной довлатовской повести. И вот что удивительно: в Израиле, на маленькой сцене, за совсем невеликие деньги, удалось поставить спектакль, где голос Довлатова слышен. А вот дорогостоящий фильм Говорухина произвел странное впечатление: показалось, что Довлатова грубо использовали, причем режиссер добивался совершенно иных целей, чем ставил перед собой писатель.

kinopoisk.ru

Кадр из фильма «Конец прекрасной эпохи»

Таллинская подруга писателя Тамара Зибунова (ее роль в фильме исполнила Светлана Ходченкова) дипломатично заметила в своем блоге, что фильм «милый, без претензий». На мой взгляд, снимать по мотивам книг Довлатова – это всегда претензия. Режиссеру надо каким-то образом встать вровень с любимым миллионами и всемирно известным писателем.

И Говорухин именно это и пытается сделать: он снимает «стильное», черно-белое кино о 60-х (хотя у Довлатова действие происходит в 70-е). Главный герой – стройный красавец в стиле героев Марлена Хуциева, а « прекрасную эпоху» Говорухин явно вспоминает без всякого сарказма и критики. Литературный материал использован, но исчезло главное – вечный компромисс, на который вынужден был идти писатель, как и любой думающий человек в эпоху постсталинского безвременья («оттепель», как мы знаем, была весьма условной и продлилась недолго). Осталось – любование героями, Таллином  и  питие, которому Говорухин умиляется, явно вспоминая свои  журналистские похождения. В общем, чудесное время юности представителя Единой России в Госдуме, главы предвыборного штаба Владимира Путина .  В прошлом – талантливого режиссера. Так вот, он это время  воспринимает однозначно положительно. Ну, пришлось чуть сдвинуть назад, чтобы в это хоть кто-то мог поверить. Хотя в 60-е доярки письма в правительство еще не писали, но кто ж об этом помнит сегодня.

kinopoisk.ru

Кадр из фильма «Конец прекрасной эпохи»

Несколько отрывков из «Компромисса» выбраны произвольно, и блестящий текст Довлатова перемежается «заплатами», написанными сценаристами, что выглядит, прямо скажем, топорно. Герой – холоден, отстранен, смотрит на мир с превосходством, а там внизу  копошатся все эти Туронки, Шаблинские, Жбанковы.. . Играют их, кстати, актеры, по возрасту гораздо ближе к самому Говорухину, чем к молодому Довлатову. Видимо так режиссеру проще. В общем, фильм о замечательной юности хорошего человека, которого почему-то выгнали из газеты (ну, рукопись дал почитать не тому, кому надо) в среде обаятельных алкоголиков-журналистов. И не более того. Сергей Гармаш в роли стареющего милиционера, решившего почему-то почитать запрещенные «Грани» — это уже из области фантастики. Убедителен , пожалуй, лишь Владимир Довжик в роли поэта Бориса Штейна ( рассказ « Юбилейный мальчик») – ну, насколько он убедителен в самом рассказе. Сам Борис Штейн, проживающий ныне в городе Ашкелоне, всегда возмущался смешными стихами, выдаваемым Довлатовым за его творчество. Но Довлатов был гениален, ему все прощали.

В общем, какой там компромисс? Все прекрасно, жаль быстро кончилось. Такой вывод напрашивается невольно, хотя подводят нас к нему намеренно. Давайте вернем все назад, это ж так красиво… В общем, словами Довлатова, «Уж лучше отсебятина, чем отъеготина». «Отъеготина» Говорухина не впечатляет. А тут он еще и Бродского вспомнил ( кто только в России его не вспоминал в дни юбилея!), ведь стихотворение «Конец прекрасной эпохи» написано было именно в 1969-м году. И какое уж тут любование :«То ли пулю в висок, словно в место ошибки перстом, то ли дернуть отсюдова по морю новым Христом…»

Режиссер спектакля «Иностранка» пошел совершенно по другому пути. Начав в стилистике  Комедии дель арте, он создал на сцене чудный слегка буффонадный мир эмигрантской Америки, в чем-то очень похожий на «русский» Израиль, а в чем-то и не совсем похожий.

IMG_1391

Фото: Алла Борисова

Спектакль получился именно потому, что режиссер удачно избежал «серьезного»  классического подхода к повести. Добавив в «Иностранку» чуть больше абсурда, чуть больше условности, доведя образы до гротеска, он добился замечательного эффекта – зал включился в игру. Что не мешало сопереживать очаровательной, взбалмошной, красивой и трогательно беспомощной героини Марусе Татарович в исполнении Евгении Шаровой. «Я люблю таких – отпетых, погибающих, беспомощных и нахальных» – писал Довлатов об этом типе женщин. Режиссер  Михаил Теплицкий в роли автора сыграл живого, искренне чувствующего, любящего человека со своими завихрениями, изломами и довлатовской улыбкой над собой. И преуспел.  Плюс бережное отношение к тексту, никакой отсебятины. И пожалуйста, появляется та самая магия, которая отличает талантливое произведение от китча. Оказывается, это все же возможно…

Интересное кино получается! Довлатов стал эмигрантом еще в Советском Союзе – бегство в Таллин иначе не назовешь. Да, это была игра в эмиграцию, подготовка к прыжку, к Америке. То, что он  в конфликте с окружающим его советским миром – совершенно очевидно в «Компромиссе», да и в любом другом его произведении. И, похоже, по-настоящему понять его, сыграть и не предать оказывается сегодня по силам именно эмигрантам-репатриантам.  Может быть, дело в том, что талант режиссера не выдерживает идеологической дрессуры. Фильм Говорухина – не единственное, а очередное тому доказательство.

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x