Экономика

Антисоциальный закон о социальном жилье или Компромисс вместо квартиры

Ольга Бирман

Да, вы не ошиблись — речь о том самом законе. Законе о социальном жилье Рана Коэна. Честно признаюсь: я  не проводила соответствующего социологического исследования, но, по ощущениям,  этот закон стал самым обсуждаемым (по крайней мере, на русском языке) из всех принятых кнессетом за последние двадцать с лишним лет. Любой израильтянин, хоть иногда потребляющий новости в том или ином виде, должен был сильно постараться, чтобы остаться не в курсе дела.

И тем ни менее, для тех, кому это удалось, вот краткое содержание предыдущих серий:

В 1998 году депутат от партии МЕРЕЦ Ран Коэн сумел провести закон о социальном жилье. В соответствии с этим законом, те из жильцов государственных квартир, которые подпадают под соответствующие критерии (главным образом, речь о стаже проживания) имеют право выкупить его по льготной цене – я бы даже сказала, очень льготной. Деньги, полученные от продажи этих квартир, идут на строительство нового и ремонт оставшегося социального жилья. Это то, что говорит этот закон, каждая его буква, других там нет.

Реальные события, однако, этим буквам совершенно не соответствовали. После того, как было распродано квартир на общую сумму в 2,7 миллиарда шекелей, деньги эти не пошли  — ни на строительство, ни на ремонт. Единственное, что сегодня известно о судьбе этих денег, это что часть из них пошла на погашение долгов Сохнута. Куда делись остальные – до сих пор остается загадкой.

Ран Коэн, автор законопроекта о социальном жилье
фото — википедия

Примерно через год после утверждения законодательный акт Рана Коэна был заморожен в рамках закона о хозяйственном урегулировании. С тех пор  все без исключения правительства при утверждении бюджета оставляли его в той же «морозилке», продлевая каждый раз заново срок хранения продукта. И так вплоть до января нынешнего года,  когда по чьему-то недосмотру срок «заморозки» истек, и закон о социальном жилье автоматически вступил в силу. Партия МЕРЕЦ тут же потребовала его немедленной реализации —  уже в судебном порядке.

Это если вкратце. На самом же деле закон этот стал главным яблоком раздора во всем, что касается социально жилья. Вот уже пятнадцать лет НДИ и МЕРЕЦ обвиняют друг друга в сегодняшней кошмарной ситуации, ссылаясь именно на этот закон. Причем, что самое интересное, пользуются они при этом довольно похожими аргументами. НДИ, сознательно игнорирует тот факт, что закон был реализован лишь частично и обвиняют сам закон. «Это Ран Коэн виноват в том, что социального жилья осталось так мало» — аксиома, с точки зрения Ландвер, Киршенбаум и других. МЕРЕЦ же, в свою очередь, сосредотачивается исключительно на букве закона, закрывая глаза на тот факт, что  в итоге им так и не удалось добиться его полной реализации. «Именно НДИ должны были позаботиться о реализации этого закона – это их избиратели заинтересованы в нем больше других,  и у них была возможность — они не раз входили в правительство» — говорят представители  МЕРЕЦ.

Однако, на прошлой неделе всем этим разборкам пришел конец. Вы удивитесь, но теперь существует вопрос, в котором НДИ и МЕРЕЦ по одну сторону баррикады, точнее по одну сторону груды обломков, оставшихся от системы социального жилья в Израиле. Все очень просто – их примирила одна малюсенькая поправка.

Внести эту поправку в закон предложил лично министр финансов Яир Лапид. А того полностью поддержал министр строительства Ури Ариэль. В отличие от закона о всеобщем призыве здесь у них не возникло ни малейших разногласий. Они считают, что если деньги от продажи квартир пустить не на строительство нового жилья, а на субсидии на съем, то распродажу квартир по льготным ценам вполне возможно возобновить. Оба уважаемых министра видят в этом приемлемый компромисс между очередной «заморозкой» и полной реализацией закона Коэна. То, что такого рода «компромисс» может уничтожить институт социального жилья в Израиле, как таковой,  они, по всей видимости, просто не подумали. Возможно, им просто фантазии не хватило представить, что произойдет на следующий день после утверждения закона вместе с поправкой.

А давайте попробуем! Допустим, что утвердили поправку и вернули к жизни закон Рана Коэна. Как вы думаете, при нынешних ценах на жилье, кто-нибудь из жильцов, соответствующих критериям получения льгот, упустит свалившийся на него подарок и откажется от покупки? Навряд ли, они ведь только социально, а не умственно слабые. Итак, распродали почти всё;  деньги через Минстрой направили на незначительное увеличение субсидий, которое никоим образом не решит проблемы очередников, «временно» снимающих квартиры на свободном рынке. Куда в конечном итоге попали деньги? Правильно, на банковский счет хозяев квартир. Возможно, благодаря этому они смогут даже купить новые квартиры, чтобы сдавать их в аренду другим страждущим. Кроме того, узнав об увеличении пособия, хозяева квартир, наверняка поднимут цены (по крайней мере, об этом говорит опыт предыдущих подобных решений), и таким образом поспособствуют очередному общему росту цен на аренду жилья.

Еще один интересный момент: в соответствии с новой поправкой деньги от продажи, пойдут напрямую в Минстрой, минуя министерство абсорбции. А, стало быть, очередники – репатрианты даже этой незначительной надбавки к субсидии на съем не увидят.

Остается добавить, что только благодаря такой политической аномалии, как сотрудничество МЕРЕЦ и НДИ, в ходе голосования, состоявшегося на прошлой неделе в кнессете, утверждение поправки удалось отложить. Заметьте – не отменить, а всего лишь отложить. То есть сама идея лапидовского «компромисса» вполне еще в силе.

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x