Политика

Муниципальная страда: апатия и «комбины»

специальный проект «Местные выборы-2013

Давид Эйдельман

На Израиль надвигаются муниципальные выборы. Они надвигаются, приближаются, предвыборные кампании во всю идут, а население о них почти не говорит, СМИ ими почти не интересуются.

Об этом на страницах этого сайта писал Гай Франкович: «К сожалению, израильтяне проявляют к муниципальным выборам гораздо меньший интерес, чем к выборам в Кнессет. Согласно официальным данным, в муниципальных выборах принимает участие всего 30-40 процентов жителей израильских городов и других населенных пунктов, находящихся под управлением местных советов. Вдвое меньше, чем в парламентских выборах».

Юрий Бочаров говорит про «Местные выборы разочарованных избирателей». Бочаров предсказывает: «Если мы говорим о «русской» улице, то здесь скорее всего будет очень «тихо» вернее, я ожидаю повышенную пассивность избирателей. Люди стали более аполитичны, да и наши политики практически всех уровней и всех цветов нашей политической радуги, разочаровали не только своего избирателя, но и в целом всех избирателей. Им всем сегодня практически не с чем идти к людям, убеждать их и звать на свои баррикады». Правда, по его мнению в этом есть и свои плюсы: «Низкая явка избирателей открывает окно возможностей перед новыми силами. Царящее разочарование — снизит число представителей НДИ в муниципальных советах. Существенная победа независимых кандидатов в ряде городов в дальнейшем может стать основой для создания новой «русской» партии».

Сообщение о пассивности избирателей в репортаже почти из каждого города. «Политическая конкуренция в муниципальной сфере не менее важна для демократической системы правления, чем соперничество на общенациональном уровне. Но так происходит не всегда» — сообщает М.И. Цептель в статье «В Хайфе тишь да гладь».

В блестящей статье «Политических цыплят сосчитают осенью» Илья Розенфельд уговаривает читателя: «Муниципальная власть гораздо больше затрагивает интересы и проблемы каждого конкретного человека. Муниципальная власть занимается будничными, рутинными делами. Но будней в нашей жизни гораздо больше. В развитых демократиях хорошо понимают значение муниципальной власти. В Швейцарии, например, 45% населения не знает (согласно опросам), кто в данный момент возглавляет страну. Зато более 70% населения точно знает, кто в их районе ответственен за уборку мусора. Вот это и называется демократическая культура управления. На муниципальных выборах человек в гораздо большей степени голосует за себя, за свою жизнь, за свой комфорт, за свои интересы. На муниципальных выборах правильным подходом является голосование без оглядки на абстрактные умопостроения. Любая партийная идеология на таких выборах – мусор, а вопросы уборки мусора – это и есть настоящая идеология».

Но люди не уговариваются. Можно согласиться с Ильей Розенфельдом, что январские выборы 2013 года были достаточно сумбурными, но в утверждение, что именно муниципальные выборы станут главным политическим событием, главной межпартийной битвой года — пока вызывают сильное сомнение.

Космический холод электоральной апатии

Из разговоров с руководителями русскоязычных списков в разных городах я понял, что ныне главным врагом «русского» списка является не другой «русский» общинный или межобщинный, партийный или межпартийный список, даже не список кандидата в мэры, а пассивность избирателя, который может просто не прийти на голосование.

Даже в городах, где по сообщениям прессы все кипит и идет настоящая всамделишная политическая борьба за пост мэра — кипит только в очень узких кругах. По общему мнению, сейчас самая горячая предвыборная кампания идет в городе Иерусалиме, но как житель этого города, как человек, который много гуляет по Иерусалиму (пять месяцев назад у меня родился сын), я могу сказать, что мне не приходится слышать разговоров о надвигающейся битве между кандидатами в мэры ни в на улице, ни в автобусе, ни в трамвае, ни в такси, ни в маршрутках, ни в магазинах, ни в студенческих кампусах. Нет, политическая тусовка, активисты партий, люди приближенные к муниципальной кормушке, зависящие от муниципального бюджета, активисты штабов — об этом говорят. Но и они без особого энтузиазма.

Чем больше город, тем меньше население интересуется муниципальными выборами. Хотя должно быть наоборот. В большом городе и возможности местной власти, и бюджеты, и проблемы — больше.

Люди разочарованы и отказываются участвовать в решении своих проблем. Апатия избирателя — куда трудней преодолевается, чем контрпропаганда соперника. Падение избирательной активности – это реакция гражданина на пренебрежительное отношение. Его можно понять: человека слишком часто обманывали…

Только не голосовать или голосовать наобум не разобравшись за какое-нибудь мурло, сфотографированное с Либерманом или Лапидом — это еще хуже. Из-за низкой избирательной активности местные советы попадают под власть организованных групп, которые просто разворовывают муниципальный бюджет (формирующийся из ваших налогов!!!).

Фестиваль неадеквата

Но одной из главных проблем является то, что в преддверие муниципальных выборов не ведется никакого существенного обсуждения. И местные и общеизраильские СМИ уделяют им недостаточно внимания.

Люди, профессионально получающие ежедневно на почту пресс-релизы и сообщения предвыборных штабов, давно уже окрестили «муниципалку» праздником неадеквата. Программы, обязательства, заявления, обещания, критика, компрометирующие сведения — написаны халтурно и безграмотно. Но ведь их все равно никто не читает…

Попытки прилечь избирателя громкими криками и возведением наветов на конкурентов — часто приводят к противоположному результату. Избиратель либо злится на кричащего, либо говорит «да ну их всех», не желая разбираться.

Нир Баркат

Нир Баркат

Очень грязная кампания, которая ведется против Барката в Иерусалиме — только прибавляет ему голосов, даже среди тех, кому как и мне не очень нравится управление городом Нира Барката.

Мне не нравится Баркат. Но совершенно грязная, глуповато-агрессивная клеветническая кампания которую ведет штаб Моше Леона меня, как и многих заставляет не только выйти из дома, чтоб проголосовать за то, чтоб город не попал под пяту «бескорыстных» замыслов Либермана и Дери, харедимного сговора и иерусалимского отделения Ликуда — известного своей беспредельной (даже по ликудовским меркам) коррумпированностью, но и сагитировать любого, кто говорит со мной на эту тему.

«Великий комбинатор» и его марионетка

Моше Леон — житель Гиватаима, которого Либерман сбрасывает на Иерусалим. Собственного политического веса у него в Иерусалиме нет. Но на иврите есть такое слово «комбина» — означающую хитрую закулисную комбинацию. Моше Леон — это кандидат от «комбины»-сговора, который сварил «великий комбинатор» Авигдор Либерман. Леон давно уже под ним ходит, выполняет различные его поручения. Как сообщает портал Israelinfo.ru: «Моше Леон был аудитором партии «Ликуд», заместителем Авигдора Либермана в его бытность главой канцелярии Нетаниягу, а затем, после увольнения Либермана с этого поста, возглавил канцелярию сам. Занимался вопросами приватизации. Впоследствии был фигурантом полицейского расследования по подозрению в мошенничестве и нарушении общественного доверия, и полиция рекомендовала предъявить ему обвинение, но юридический советник правительства Эльяким Рубинштейн решил закрыть дело».

Во время последних коалиционных переговоров интересы партии НДИ представляли не депутаты и даже не представители аппарата, а аудитор Моше Леон и личный адвокат Либермана Йоав Мани, который вместе с ним проходил по недавно закрытому юридическим советником делу о кипрских счетах.

Политический обозреватель Яков Лейбович Шаус написал о иерусалимских муниципальных выборах статью «На разбившихся поездах — в кабинет мэра» в которой написал о недостойном поведении русскоязычных СМИ: «Русскоязычные СМИ угодливо убеждают «русскую» общину столицы, что безликий ставленник НДИ и ШАСа создаст ей райскую жизнь!».

Зачем русскоязычным голосовать за кандидата ультраортодоксов?

Выдвигая Моше Леона, Либерман в очередной раз вернулся к своей излюбленной идее, которую он проталкивал ещё в середине 90-х. Он хочет объединить «русских», ультраортодоксов под одной партийной вывеской. Хочет он этого уже двадцать лет. Время от времени бьется лбом в стену. Но поскольку лоб у него крепкий — от идеи не отказывается.

Сейчас русскоязычных жителей Иерусалима НДИ призывает голосовать за кандидата от ортодоксального блока. То есть ровно против своих интересов.

 

«По замыслу Либермана и Дери, бросить вызов нынешнему мэру Ниру Баркату – харизматичному, светскому и, что их особенно раздражает, независимому – должен «гибридный» кандидат. Моше Леон — не политик и тем более не лидер. Житель благополучного Гиватаима чужд иерусалимским проблемам. Но Либерман и Дери надеются, что он привлечет разные слои населения столицы. Его вязаная кипа не оттолкнет ни светских, ни харедим. Он служил в армии – это понравится «русским». Восточное происхождение Леона важно для сторонников ШАСа, а его учтивость и университетское образование одобрит ашкеназская публика» — пишет Яков Шаус.
Политический обозреватель газеты Гаарец Йоси Вертер считает, что операция по захвату Иерусалима Моше Леоном, необходима Либерману, поскольку в отличие от Лапида и Беннета, он вознесен на политический олимп не общественным мнением, а другими, в основном закулисными «комбинами». Либерман — человек связей, политических комбинаций, тайных кулуарных сделок, пишет Вертер. Поэтому ему нужно захватить как можно больше муниципалитетов и раздать как можно больше синекур местным дельцам, чтобы в день общенациональных выборов они принесли ему как можно больше голосов. Поскольку в «левацком» Тель-Авиве Либерману ничего не светит, Хайфа верна традициям «Мапая», Беэр-Шева тоже занята, остается только Иерусалим. Посему Либерман решил бросить все силы на завоевание столицы.

Иерусалим — единственный город, в котором есть единый крупный «банк голосов» в ультраортодоксальном секторе. Эта масса способна решить исход выборов.

А если к ним еще добавить и «русскую улицу», то дело будет в шляпе, даже если из под шляпы в две струи вьются пейсы. Но русскоязычному электорату не впервой голосовать против собственных интересов. Тем более, что по-русски кандидата, которого поддерживают все харедимные списки Иерусалима будут продвигать как борца с харедимным засильем. Русскоязычных в НДИ считают глупыми и на иврите не читающими. Может не зря считают…

Иерусалимский сговор

Один мой хороший знакомый, религиозный сефард, наблюдающий иерусалимскую муниципальную разборку, сказал мне:

— Если бы шел Луполянский, то я бы проголосовал за него. А за этих…

— А что эти?

— Асфальт с улиц украдут…

Речь, скорее всего, идет не о самом Моше Леоне, который работал аудитором, советником скандально известного австрийского магната Мартина Шлаффа, умеет считать деньги, и, вполне возможно, даже сравнительно честный человек. Но, судя по слухам, участникам сговора по продвижению Моше Леона в мэры Иерусалима пообещано столько, что простого разграбления городского бюджета не хватит.

Предательство поставленное на поток

Удивительно, что почти никакого обсуждения на русскоязычном информационном поле не вызвало то, что заключая сделки, сговариваясь в разных городах, закрывая комбины, Либерман как разменными пешками жертвует своими прежними фракциями в муниципалитетах.

В городском совете Иерусалима в уходящей каденции была фракция НДИ во главе с Машей Новиковой. Судя по официальной пропаганде НДИ Либерман эту фракцию очень хвалил. Гордился ей.

Но вот возникла комбинация с Моше Леоном. И где теперь Маша Новикова? И её, и других членов её списка Либерман посылает не в горсовет, а… Ну догадайтесь сами.

И без всяких объяснений. В демократических партиях, где список в городской совет определяется голосованием, можно сослаться на выбор партийцев.

Но в партии тоталитарного типа, где внутренней демократией и не пахнет, а все решает один человек, как пахан в банде, он должен хотя бы объяснить свои резоны? Чего вдруг? Чем ему не угодила Маша Новикова? В чем она провинилась? Почему она идет не в горсовет, а…

Но Либерман относится к своей партии как к личному бизнесу. И считает, что никому ничего объяснять не обязан.

В Нацерет-Илите, о котором речь будет идти ниже, была фракция НДИ во главе с Александром Гадалкиным. Неожиданно ему было объявлено перед этими выборами, что Либерман решил, что Гадалкин список НДИ возглавлять не будет. И вообще должен подвинуться, уступить место.

Гадалкин не согласился. Либерман обругал его через сайт ИзРус, назвав Гадалкина «беспринципным предателем». Хотя вроде это именно Гадалкина предали старшие товарищи, родная партия и «любимый вождь». Но Либерман, нисколько не сомневаясь, заявил: «Гадалкин попросту плюет в колодец» и исключил его из партии.

Как будто глава НДИ не знал, кто является функционерами его партии и для чего они при нем. Сначала Либерман набирает себе в партию гадалкиных, проводит их в муниципалитеты, потом бросает им на голову депутатов, которые по его вине не прошли в Кнессет, а потом… удивляется?! Странный человек…

Прецедентное решение

Вообще тема коррупции на этих муниципальных выборах больше чем любая другая входит в набор взаимных обвинений.

Хотя что именно называть коррупцией и как к ней относится каждый кандидат и каждый предвыборный список решает сам в произвольном порядке.

Шимон Гафсу

Шимон Гафсу

Недавно из одного города я получил на электронную почту сообщения от сторонников мэра, которого суд отстранил от занимаемой должности, в связи с тем, что прокуратура выдвинула против него обвинения в коррупции, превышение служебных полномочий и пр.

В сообщении говорилось, что несмотря на то, что прокуратура обвиняет мэра уголовных преступлениях, а суд признал, что в подобном положении он не может выполнять свои обязанности, сторонники утверждают, что даже если мэр уголовник, то он все равно должен быть мэром, израильский суд — левая бяка, а приговор должен быть вынесен избирателем.

Дело в том, что в преддверие надвигающихся муниципальных выборов БАГАЦ вынес прецедентное решение.

В Израиле принята норма: если политик признан виновным судом — он не имеет права избираться и быть избранным во время, которое он находится в заключении и еще 7 лет (так называемый «колон»). Если же, гражданин считается виновным только полицией и прокуратурой, если ему предъявлено обвинительное заключение, то он может заседать в законодательной власти, но не имеет право занимать должности в исполнительной. Во всяком случае до тех пор пока суд не примет решения. Поэтому министры против которых было подано обвинительное заключение оставляли свои посты. Так ушел с должности министра внутренних дел Арье Дери, с поста министра юстиции Цахи Анегби, с поста министра финансов Аврам Гиршзон и т..д. Так сегодня дожидается решения суда вдали от министерского кресла Авигдор Либерман.

До недавнего времени эта норма распространялась на все ветви исполнительной власти, кроме власти муниципальной. Приличные люди после обвинительного заключения сами уходили в отставку, остальные судились с поста мэра.

Илья Розенфельд

Илья Розенфельд

Неприличных, как вы понимаете, несколько больше. Поэтому член городского совета города Нацерет-Иллит Илья Розенфельд пошел в БАГАЦ против своего мэра Шимона Гафсу. И добился прецедентного решения, согласно которому подсудимые не могут исполнять обязанности мэров.

При этом Гафсу имеет право идти на выборы и снова выставлять свою кандидатуру на пост мэра. Но в случае если он будет избран, то все равно не сможет занять пост мэра и выборы на деньги налогоплательщиков придется проводить снова.

Илью Розенфельда, который неоднократно публиковал статьи на этом сайте, можно поздравить. Прецедентные решения, которые в последнее время появились благодаря искам муниципальных политиков — можно пересчитать по пальцам одной руки. А от русскоязычного депутата — это первый судебный прецедент.

Нужны ли нам вечные мэры?

Напоследок замечу, что муниципальная сфера нуждается в большем правовом урегулировании. В этой области нужно пересмотреть и уточнить правила игры.

Сторонники Гафсу в Нацерет-Иллите (в основном из числа работников мэрии и предвыборного штаба) подняли плач: как же менять мэра? Мы же к нему привыкли? Коней на переправе не меняют?

Мне кажется, что наступила пора законодательно ограничить количество сроков, которые мэр города может занимать на своем посту.

Можно посмотреть на пример США. Например, 5 ноября 2013 года ньюйоркцы определят имя того, кто должен будет принять крупнейший город Северной Америки у миллиардера Майкла Блумберга, единолично правившего Нью-Йорком на протяжении 12 лет, то есть трех полных сроков. В Нью-Йорке быть мэром больше, чем три срока, нельзя. Нью-Йорку по общему признанию последние 20 лет везет с мэрами. Великолепным мэром был Джулиани. Просидел два срока. И ушел. И ничего с городом Большого Яблока не стало. И сменил Блумберг Джулиани в тяжелый час (всего два месяца спустя после гибели Всемирного торгового центра), когда вроде бы надо было кричать: «Коней на переправе не меняют». Ничего, у Блумберга получилось вытащить город из состояния депрессии и шока после террористических атак 11 сентября 2001 года. Джулиани называли мэром, который укротил Нью-Йорк. Падение преступности в городе считали прежде всего заслугой этого мэра. Сторонники Руди Джулиани, требовавшие изменить закон, чтобы продлить его возможности переизбрания, говорили, что как только он уйдет с поста — преступность снова взлетит до небес. Но при Блумберге показатели преступности, начавшие падать еще со второй половины 1990-х, достигли своего исторического минимума. Блумберг не только продолжил политику борьбы с преступностью, которую начал Джулиани, но ужесточил её, приняв драконовское законодательство о владении огнестрельным оружием, самое жесткое на территории США; продвигая программу Stop-and-Frisk (дословно, «Остановить и обшмонать») и пр.

Необходимость выбирать нового мэра — это и необходимость думать о смене курса, о том как должен город жить и развиваться дальше. Беспросветное же нахождение одного руководителя местного совета на своем посту — погружает город в инерционный и энтропийный сценарий, крепит кумовство и местечковую мафию.

Руководители муниципальной власти в Израиле

Вечные мэры

Несмотря на то, что почти во всех других структурах исполнительной власти существуют ограничения на пребывания в должности, муниципальная власть, хотя и является самой коррумпированной в Израиле, таких ограничений не имеет.

Мэр Пардесии Ицхак Ямини сидит на своем посту уже 41 год, мэр Маалота Шломо Бухбут — 37 лет, мэр Кацрина Сами Бар Лев — 33 года…

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x