Экономика

Улитка и черепаха на склоне истории

Александр Лихтикман

В «политически корректный» набор убеждений современного человека непременно входит вера в абсолютное тождество между нацистской Германией и Советским Союзом. Некоторые смотрят ещё шире, проводят знак равенства между коммунистической и фашистской идеологиями и требуют расследовать «74-летнее правление человеконенавистнического режима», подобно Нюрнбергскому процессу над главарями Третьего рейха. «Есть ли хоть одно отличие коммунистов от нацистов? – спрашивают в полемическом задоре спорщики, уверенные в своей принадлежности к «силам добра». – Чем отличаются следователи-костоломы в обеих странах и концлагеря? Не одинаковыми ли методами в СССР и нацистской Германии боролись с инакомыслием и держали население в постоянном страхе?» Так персонажи пьесы Ионеско спорят об улитке и черепахе – одно ли и то же это животное или всё-таки два разных?

Между тем, различие есть, и очень существенное. Согласно принятой на Западе концепции, история немецкого нацизма имеет свои чёткие временные рамки, тогда как сталинизм считается до сих пор живым и угрожающим прогрессивному человечеству. История нацизма завершается победой союзников во Второй мировой войне, после чего возобновляется славная история немецкого государства. Армию этого государства создавали бывшие гитлеровские генералы,   на руководящих постах находились бывшие члены НСДАП, сотни беглых офицеров, скрывавшихся от правосудия в Южной Америке, вернулись в 1949 году в «фатерлянд» на должности военспецов в бундесвере – но все они получили от американцев справки о денацификации. Даже послевоенный всплеск неонацизма в Западной Германии принято изучать в отрыве от периода правления Гитлера, как совершенно новое общественное явление, имеющие свои причины и следствия. Осуждение гитлеризма никоим образом не касается современной Германии, которая на 12 лет собственной истории смотрит вместе со всеми как бы со стороны. Совсем по-другому принято относиться к сталинизму и современной России.

В приказе номер 55 от 23 февраля 1942 года нарком обороны Сталин написал: «гитлеры приходят и уходят, а народ германский, а государство германское остаётся». Парадокс в том, что к самому Сталину эти слова не были применены, и через много лет после смерти «вождя народов» обо всём периоде советской власти судят через призму репрессий. Но собственной идеологии сталинизм не имел, и корни давно выявлены в психических заболеваниях самого Сталина. В 30-40-е годы Советский Союз действительно не отличался от гитлеровской Германии, но разве можно провести такую параллель с последующими десятилетиями? Задержавшиеся у власти сподручные главного палача уничтожили людей не больше, чем в послевоенный период генерал-майор вермахта Рейнхард Гелен, один из руководителей разведки на Восточном фронте, активно сотрудничавший после войны с американскими спецслужбами, и основавший до сих пор действующую службу внешней разведки ФРГ (BND). Правда, у него было удостоверение о денацификации, а у Маленкова и Хрущёва никаких справок не было. Кроме сотен тысяч справок о реабилитации, выданных освобождённым узникам сталинских лагерей.

В отличие от идеологии нацизма, проповедовавшей господство арийской расы над «недочеловеками», коммунисты обещали всеобщее благоденствие, и после Сталина нигде в мире гулагов не строили, а худо-бедно пытались воплотить свою социальную программу. Концлагерь «Гуантанамо» содержат на Кубе американцы, а не коммунисты-бородачи. Вскоре после смерти диктатора Советский Союз по уровню свободы и безопасности его граждан был вполне сопоставим со многими авторитарными и полуавторитарными (по терминологии Freedom House) государствами, от которых никто не требует покаяния перед человечеством. Жизнь в Москве или Ленинграде 50-80-х годов была, возможно, более комфортной, чем в Буэнос-Айресе, Афинах или Белфасте.

Смотря с чем сравнивать. Например, в Израиле 1978 года у невиновных, арестованных по «делу МААЦ», полицейские выбивали признания методом введения в задний проход раскаленного прута. Подследственные – граждане Израиля, евреи – признались во всём, отсидели положенные сроки и были реабилитированы только через 14 лет. Но и Мустафу Дирани, главаря организации «Амаль», взятого в плен уже в 1994 году, следователь ШАБАКа по кличке «Капитан Джордж» насиловал ручкой от швабры. И в прессе вполне может появиться статья, оправдывающая подобные методы ведения следствия. Если уж проводить параллели, то чем отличается «Капитан Джордж» от следователя НКВД Льва Шварцмана, выбившего на допросе глаз командарму Штерну? С другой стороны, в СССР за призывы к властям соблюдать собственную конституцию, можно было угодить в спецпсихбольницу, а в Израиле всем разрешается требовать от партий соблюдения их программ – хоть и с тем же успехом, но совершенно безопасно.

В послевоенные годы вновь начался отсчёт миллионов невинно убиенных – на сей раз в войнах, развязанных противниками СССР и коммунизма. Потери среди мирного населения в Алжире, Анголе, Афганистане, Вьетнаме, Индокитае, Ираке, Индонезии, Корее, Камбодже, Конго, Парагвае, Руанде, Чили и пр. вполне сопоставимы с числом жертв сталинского режима, включая коллективизацию и борьбу с космополитизмом. Справедливо было бы включить в это число евреев и арабов – жертв спонсируемого США и ЕС Ословского процесса. Но израильские правые привычно ищут причины кровопускания в марксистских симпатиях ранних сионистов, а не на банковских счетах владельцев военных предприятий и охранных компаний. Потому что с  марксистами можно спорить, «выводить на чистую воду», доказывать их ошибки. А с хищным, бездушным механизмом извлечения прибыли полемика бесполезна. Эти люди не строят светлое будущее и не страдают паранойей, а всего лишь зарабатывают деньги самым лёгким способом. Какой из монстров хуже, пусть сам решает для себя.

Навешивание на современную Россию сталинистского ярлыка – всего лишь эпизод в геополитической схватке, далёкой от наших берегов. Разумеется, Западу удобнее относиться к путинскому правительству, как к коллегии ВЧК –хлопот меньше. Таким же отношением пропита и израильская пресса, послушно повторяющая штапмы «старших» коллег. Но одно лишь чувство неловкости вызывают статьи и комментарии на российскую тему израильских русскоязычных авторов, родившихся после смерти Сталина, но каким-то образом умеющие распознать «чекистские замашки» не хуже бывалых зэка. Подобным способом, возможно, кто-то сможет заслужить авторитет в глазах неискушённых местных уроженцев, но между собой-то – зачем?

Если у кого-то из поколения 60-70 годов и была в доме «допровская корзинка», то, разве что  у детей вороватых работников торговли. Но у миллионов слушавших «Радио Свобода», пересказывавших политические анекдоты, скептически высказывавшихся о «планах партии и правительства», регулярно переписывавшихся с родственниками в Израиле и США никаких корзинок, разумеется, не было. И даже за «посылочные» майки с американским флагом на животе, надетые на коммунистический субботник, никого на моей памяти не только в Сибирь не отправили, но и из пионеров-комсомольцев не исключили. Были, конечно, профессиональные диссиденты и политзаключённые, не исключено, что кого-то, как в Израиле, содержали в тюрьме под секретной литерой. Уровень дозволенного сильно отличался в разных частях огромной страны. Но, в целом, жизнь среднестатистического гражданина «империи зла» была скучной, серой, но стабильной, и в последнюю очередь люди боялись репрессий со стороны властей. Не ошибусь, если предположу, что подавляющее большинство читателей этой статьи гораздо больше опасается ложного доноса сослуживцев израильскому начальнику, чем «сигнала» в КГБ на доисторической родине.

Остаётся лишь посочувствовать тем новым израильтянам, кто «уехал из», а не «приехал в». Многим из них трудно признать успехи российской политики, науки, спорта, и сам факт существования этого государства после их отъезда кажется нонсенсом. Им приходится постоянно оправдывать свой выбор, тщательно отбирая негативную информацию о стране исхода. Ведь, чем там хуже, тем они в собственных глазах оказываются умнее и расчётливее! Не удивительно, что самые обличительные, самые острые высказывания против «возрождения сталинизма в России» можно услышать у колбасных прилавков русских магазинов. При этом особым спросом пользуются «кремлёвская» и «московская»…

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x