Блогосфера

Правительство оставило нас на поле боя

Офицер-резервист Омер Нахмани, фото: Facebook

Офицер-резервист Омер Нахмани, фото: Facebook

Меня зовут Омер Нахмани, мне 25 лет, я старший лейтенант артиллерийского корпуса и гомосексуал. Я вырос в семье, которая научила меня любить Израиль, мою страну. Мой отец, военный офицер и доброволец запаса, всю жизнь учил меня тому, что служить в армии — это значит не идти на компромиссы.

Когда меня призвали, я упорно боролся за то, чтобы служить в боевых частях, несмотря на некоторые проблемы со здоровьем, и был зачислен в артиллерийский корпус. В период срочной службы мне стало очевидно, что после нее я отправлюсь в офицерскую школу, и в конечном итоге я стал военным офицером, как всегда и мечтал.

За время службы меня много раз спрашивали: «Почему ты, гей, хочешь быть боевым офицером? Разве тебе не проще будет служить в более комфортной обстановке, а не посреди пустыни или на фронте? Разве это не противоречит одно другому — быть геем и боевым офицером?

И я всегда отвечал: нет никаких противоречий. Преимущество армии всегда заключалось в том, что все мы равны. Мы носим одинаковую форму, едим одинаковую пищу, вместе идем на поле боя во время учений и — при необходимости — во время войны. Нет никаких различий между солдатами-гетеросексуалами и солдатами-геями.

Мои сослуживцы могут положиться на меня, зная, что я никогда не брошу их на поле брани, точно так же, как я могу положиться на них.

Но на этой неделе меня бросили на поле боя. Нет, не мои солдаты или командиры, а израильское правительство.

То самое правительство, которое бросает меня в бой, где я могу лишиться жизни, и которое отказалось принять закон, уравнивающий статус семьи погибшего солдата-гея и семьи погибшего солдата-гетеросексуала. Они говорят, что если я погибну в бою, мой партнер и мои дети не будут официально признаны осиротевшей семьей [со всеми преимуществами и правами, которые подразумевает этот статус]. И что моя кровь жиже, чем кровь моих братьев по оружию.

Я должен идти в бой, зная, что меня считают человеком второго сорта лишь потому, что я гей. Я достаточно хорош для того, чтобы умереть за эту страну, но недостаточно хорош для того, чтобы считаться равноправным гражданином.

Государство Израиль требует от меня рисковать жизнью в бою, но отказывается взять на себя политический риск в парламенте  — это возмутительно и противоречит всем ценностям, которые я отстаивал за время военной службы. И сегодня я требую у своей страны воевать за меня столь же самоотверженно, как я буду воевать за свою страну, когда она меня призовет.

Оригинал: группа «Милуимники ЛГБТ за равноправие»

Контекст (от редакции): на прошлой неделе в Кнессете провалились несколько законопроектов, призванных расширить права ЛГБТ. Один из проваленных законопроектов предлагал уравнять в правах вдов и вдовцов гомосексуальных военнослужащих, погибших в ходе боевых действий. После случившегося множество израильских военных совершило публичный камин-аут в группе «Милуимники ЛГБТ за равноправие», выразив таким образом свой протест.

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x