Родительский день

Травля, насмешки, побои - ежедневно

Фото с сайта www.deti-404.com

Фото с сайта www.deti-404.com

Сегодня — международный день борьбы с гомофобией. Редакция РеЛевант выбрала в этот день дать читателям заглянуть в страшный, а порой и опасный мир подростков с иной сексуальной ориентацией, живущих в России и на пост-советском пространстве. Думаем, никто из нашх читателей уже не сомневается в верности лозунга «Гомофобия убивает», но личные свидетельства — это то, на что нельзя закрывать глаза. Отрывок из книги Лены Климовой «Дети-404», в которой подростки рассказывают о своей жизни в школе и в обществе:

«Всего 16,5 % опрошенных мной ребят сообщили, что никогда не сталкивались с какой-либо дискриминацией. Остальные 83,5 % сталкиваются с ней постоянно.Под дискриминацией ЛГБТ-подростков я понимаю сексуальное, физическое, психологическое насилие со стороны родителей,родных, одноклассников, сверстников, друзей, учителей, незнакомцев, а также СМИ, общества и государства.
Страшнее всего из этого перечня, разумеется, сексуальное насилие (любые насильственные действия сексуального характера, в том числе изнасилование либо его попытка).

Антон, 17 лет:
— Мы сидели в туалете с одноклассником В. и дискутировали о геях. Он говорил типичные вещи: это грех перед богом, перед природой… Когда я начал высказываться, он как подбежит ко мне и начнет расстегивать ширинку… Короче, пытался изнасиловать, пардон, в рот. Я убежал, больше он меня не трогал. Я рассказал подруге в классе, а она передала всем. Меня поддерживали. Мол, «молодец, не дал педику, значит, не педик». А вот В. избили за школой. Страшно представить, что я мог оказаться на его месте…

Рома, 17 лет:
— В детдоме у меня был хороший друг, ну, я ошибочно считал его другом. Когда все накипело, я рассказал ему, что люблю мужчину. Он через пару часов нажаловался старшекам, и они, подкараулив меня, избивали
и издевались надо мой. Так что мой первый сексуальный опыт был с бутылкой. Меня до сих пор гнобят, а воспитателям все равно, знаете, ведь
многим просто плевать на таких, как я, или тех, которые издеваются надо мной. Пару дней назад меня жестоко избили и издевались надо мной. Мне сломали три пальца на руке, и еще на моем теле и лице ожоги от сигарет.
Еще мне сказали, что если увидят снова, то пустят по кругу, как шлюху.

Юлия, 16 лет:

— Однажды я сболтнула о своем секрете бывшей подруге. Она рассказала это всему двору, и меня пытались побить камнями.

Т.Р., 16 лет:
— В школе меня били, оскорбляли. Один раз подкараулили зимой и забросали льдинами. Несколько дней не мог писать правой рукой.

Подростки на гей-параде в Бойсе, Айдахо, 2009 год. Воистину, два мира - два детства.

Подростки на гей-параде в Бойсе, Айдахо, 2009 год. Воистину, два мира — два детства.

О. К., 15 лет:

— Без наездов сверстников не обходится ни один день в школе. Обычно это просто грубые слова, брошенные в спину, но иногда доходило и до избиений.

Юлианна, 15 лет (Москва):
— В 13 лет я сцепилась со стайкой гомофобов, которые, стоит отметить, были ненамного старше меня. Сотрясение мозга в итоге.

А.:
— Сначала я была очень доверчива: поделилась с подругами. Очень удивилась, что многие отвернулись, а одна из них подкараулила меня после музыкальной школы и избила с дружками, крича: «Гребаная извращенка!» Я ничего не понимала, мне было больно и обидно

Костик (девушка), 16 лет:
— Угораздило влюбиться в одноклассницу. Два года мучилась и молчала. А когда сказала ей, начался ад. До конца девятого класса меня ежедневно избивали. Доходило до переломов, сотрясений мозга. Я не могла
сказать родителям, иначе меня избили бы еще хуже.

Кеша, 15 лет:
— Я был влюблен в одноклассника. Его звали Владлен. У меня была подруга. Я решил ей рассказать. Она поддержала меня. Но через несколько дней передала все Владлену. Он рассказал почти всей школе,
после я постоянно получал насмешки. Даже учителя измывались надо мной. Однажды после школы меня поймал Владлен со своей компанией. Избили. Это была последняя капля. Я вернулся домой и попросил маму
перевести меня в другую школу. Та, узнав, что произошло, забрала документы. Я ужасно разочарован в людях. Теперь я замкнут в себе, мне очень трудно установить с кем-то дружеские связи. Я не хочу больше никому доверять.

Ася, 15 лет (Москва):

— Пришлось сменить школу. Били не как в кино — с синяками или до реанимации, да и редко, но били. Девочка и два мальчика.

Фото с сайта deti-404.com

Фото с сайта deti-404.com

Психологическое насилие со стороны сверстников (оскорбления, насмешки, издевки, угрозы, злые шутки, сплетни, унижение, попытки игнорировать, бойкот, открытая неприязнь, презрение и отвращение) встречается чаще, чем физическое. Трудно сказать, что легче: быть побитым или униженным и обруганным. Первое оставляет след на теле, второе — на душе, и неизвестно, какие раны заживают дольше.

Д., 15 лет:
— В школе говорили: «Грязная лесбиянка, пошла вон!» или «Фу, лесбиянка, а вы пальцами, да?!» Такие фразы и глупые шуточки со стороны сверстников я слышала не раз. Не раз одноклассники грозились меня избить, даже караулили возле школы.

Ярослав, 15 лет (Воронеж):
— Никто со мной не здоровался. Если я садился, от меня все отодвигались. На физкультуре никто из пацанов не хотел стоять в строю рядом. В школе много кто обзывал. Шептались за спиной: «Вон, смотрите! Педик идет! Ха-ха-ха!» Как же больно, когда шепчутся за спиной…

Кристина, 16 лет (Самара):
— Были издевки, восклицания, что таким не место на планете. Девочки из класса боялись со мной ходить в туалет и раздевалку на уроках физкультуры.

Алиса, 15 лет (Москва):
— Со мной перестали общаться друзья. Сказали, что подруга-урод им не нужна.

Катя, 16 лет (Москва):
— Многие отвернулись, смеялись, кто-то считал больной, кто-то ненавидел. Я подвергалась очень сильной психической давке. Меня травили. Я чувствовала себя дерьмом.

Максим, 18 лет:
— Дразнили меня до 15 лет. У меня было постоянное чувство страха, я замкнулся в себе. В этом возрасте цветок должен распускаться, а я вял. Я не любил себя, каждое утро смотрел в зеркало и говорил, что я никому
не нужный урод, никто с таким не захочет общаться нормально.

Саша, 14 лет:
— Я открылась одной «подруге». Считала ее доброй, милой, понимающей, а она выдала: «Такие, как ты, тут не нужны. Больше и не заикайся об этом».

Полина, 14 лет:
— Кто-то распустил слух, что я лесбиянка… Это были, наверно, самые депрессивные дни в моей жизни, каждый день приходилось терпеть насмешки в школе. До сих пор помню эту фразу, которая ранила меня до
глубины души: «Лесбиянка, мы тебя ненавидим!» В те дни я очень много плакала, пыталась понять, почему они так жестоки, резала руки и начала курить… Сейчас насмешек стало меньше, и я смирилась».

(Автор книги и проекта — Лена Климова)

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x