Женская территория

Демонстрация в поддержку 16-летней девушки. Фото: Tomer Neuberg/flash90

Вторичная травма сексуального насилия

“Сразу после того, что случилось, он лежал на кровати и бормотал: “Я не насильник, я не насильник,” - вспоминает она. - Затем он написал мне, что плачет уже вторые сутки и чувствует себя чудовищем. Он постоянно просил прощения. Мне стало ясно, что в суде это даст ему преимущества, поэтому я не подала жалобу."

С тех пор, как были преданы гласности подробности коллективного изнасилования в Эйлате, средства массовой информации и социальные сети превратились для многих женщин в настоящие минные поля. Женщины, пережившие сексуальное насилие, сталкиваются с ним вновь и вновь, оно настигает их буквально всюду, формируя вторичные травмы. Неимоверные усилия, затраченные на вытеснение травмирующих переживаний в течение долгих лет, в одночасье теряют смысл.

“Сегодня один из тех дней, когда все мое тело напоминает обнаженный нерв, — пишет активистка феминистского движения, 27-летняя Хани Хаймович на своей странице в Фейсбуке.- Словно телесная оболочка не в состоянии защитить душу, а, напротив, усиливает внутреннюю боль. В прошлом я неоднократно испытывала подобные ощущения. Но вот уже много лет меня не посещала эта боль, и мне казалось, что я от нее окончательно избавилась”.

Хаймович рассказывает, что после многих лет женского активизма и работы над собой ей, казалось бы, удалось нарастить защитный панцирь. Но после того, как стало известно об изнасиловании в Эйлате, Хани поняла, что ошибалась.

“Кроме боли за юную девушку, которая в один ужасный день потеряла верую в мир, у меня появились опасения (я отдаю себе отчет в том, что это иррациональные страхи), будто один из подонков, участвововших в акте насилия, тот же человек, что надругался надо мной. Поскольку в обоих случаях речь идет о жителе Эйлата, “ — рассказывает Хани Хаймович.

Похожие чувства в эти дни испытывает не только она. После всех осуждений и протестов стали раздаваться голоса женщин, для которых бесконечное смакование этой истории стало триггером, пробудившим давние страхи. Для них это событие стало особенно травмирующим.

Раны основа кровоточат

 “Мне было 15 лет, когда я подверглась сексуальному нападению. Лишь десять лет спустя, после стольких лет вытеснения факта насилия, я осознала, насколько это искорежило мою жизнь,“ — рассказывает 28-летняя Ярден (вымышленное имя). После эйлатской истории старая рана снова стала кровоточить, говорит она.

“Обвинение жертвы – распространенное явление, это происходит везде, — поясняет Ярден. — Почему 16-летняя девушка едет в Эйлат без сопровождающих, почему она пила алкоголь. Десятки мужчин искренне задают подобные вопросы, только представьте. Я плачу о ней, плачу о себе, вспоминаю, почему я никогда не жаловалась. Мне трудно узнавать новые подробности этой истории, обрывки свидетельств, информацию о задержанных. Совершенно не хочу размышлять об этом”.

«Обвинение жертвы – распространенное явление, это происходит везде, — поясняет Ярден. — Почему 16-летняя девушка едет в Эйлат без сопровождающих, почему она пила алкоголь. Десятки мужчин искренне задают подобные вопросы, только представьте. Я плачу о ней, плачу о себе, вспоминаю, почему я никогда не жаловалась«

От реальности Ярден спасается посредством алкоголя и наркотиков. В те дни, когда в заголовках — истории о сексуальном насилии, выпивки и наркотических веществ становится больше. Но подобные способы бегства от действительности имеют непродолжительный эффект, признает она. “Это работает до тех пор, пока ты не натыкаешься на ту или иную статью, на очередной мизогинный пост в социальной сети, в котором жертву обвиняют в насилии над ней. И ты чувствуешь, что тебе тоже никогда не поверят. Годы вытеснения из памяти, работа с психологами – все насмарку,” — говорит Ярден.

Наряду с болью, которую она испытывает, Ярден удовлетворена тем, что общество, наконец, пробудилось и стало обсуждать тему насилия над женщинами. Пусть это многим доставляет боль, но и ответные реакции женщин стали острее и воинственнее. “Это тяжело, — признает она. — Тяжело реагировать на то, что пишут в социальных сетях, ходить на демонстрации. Но это важно, поскольку только так ты можешь почувствовать себя сильной”.

Для некоторых женщин, как в случае с  Хани и Ярден, подобное эмоциональное испытание становится поводом для участия в протестной активности. Но далеко не для всех. 25-летняя Цлиль (вымышленное имя) далека от активизма. Как и многие из нас, она участвует в гражданской жизни на самом базовом уровне, будучи все же небезразличным человеком. Когда начались женские акции протеста по следам эйлатских событий, Цлиль очень хотела принять в них участие, но страх взял над ней верх. “Я воздерживалась от просмотра новостей и решила не ходить на демонстрацию, — говорит она. — С тех пор, как со мной произошло то, что произошло, я живу почти в постоянном страхе оказаться в ситуации, к которой я не готова”.

И хотя Цлиль старалась не читать новости, подробности эйлатской истории все же дошли до нее. И это вернуло с новой силой все прежние страхи. “Уже на второй день новостных сообщений о произошедшем в Эйлате я испытала приступы паники, начала плакать, возникло ощущение временной петли, из которой я не могу выбраться,” — говорит она.

Изнасилование в Эйлате вернуло Цлиль к тому, что произошло с ней два года назад, когда она подверглась насилию со стороны человека, с которым была знакома по общему кругу друзей. “Когда я рассказала друзьям о том, что со мной случилось, те воскликнули: это очень на него похоже,” — рассказывает она. По словам Цлиль, несмотря на это, общие друзья не перестали общаться с этим человеком, и поэтому именно ей пришлось прервать с ними отношения.

“Сразу после того, что случилось, он лежал на кровати и бормотал: “Я не насильник, я не насильник,” — вспоминает она. — Затем он написал мне, что плачет уже вторые сутки и чувствует себя чудовищем. Он постоянно просил прощения. Мне стало ясно, что в суде это даст ему преимущества, поэтому я не подала жалобу.  Если те, кто совершают сексуальные преступления, получают в итоге исправительные работы, на что я могу рассчитывать? История 16-летней девушки вернула мне знакомое чувство отчаяния и бессилия”.

Рекордное число обращений за психологической помощью

 Тяжелые чувства Цлиль, Хани и Ярден не являются чем-то из ряда вон выходящим. Если обратить внимание на число обращений, поступающих в последнее время в соответствующие организации и амутот, становятся ясны масштабы явления. По словам доктора Шири Даниэльс, руководительницы амуты “Эран” (первая психологическая помощь), на минувшей неделе было зарегистрировано рекордное число обращений в амуту по теме сексуального насилия, вдвое больше, чем обычно – как по телефону, так и онлайн.

Доктор Даниэльс подтверждает, что эйлатский инцидент стал триггером для многих пострадавших – не только женщин, но и мужчин. “И те, и другие (но в основном – женщины), делятся с нами пережитыми травмами на почве сексуального насилия, — рассказывает она. — Речь идет о самых разных формах насилия, с которыми люди столкнулись в прошлом – изнасилования, издевательства на сексуальной почве. Люди годами испытывали тревоги, чувство бессилия, страхи, фрустрации, гнев”.

То, что происходит со многими женщинами, психологи называют “вторичной травмой” или “вторичным травматический стрессом” (Secondary Traumatic Stress – STS). Клинический психолог Хагай Закс объясняет: “Это происходит тогда, когда человек сталкивается с каким-то событием, имеющим похожие характеристики с тем травматическим переживанием, которое он перенес в прошлом. В мозгу происходят определенные процессы, которые вновь возвращают в активное сознание травмы, которые ранее были вытеснены. Подобного рода стресс может проявляться в виде тревожных расстройств и даже в виде полного возвращения первичного синдрома в самой острой форме, сопровождающимся суицидальными моментами, деперсонализацией, чувством безвыходности”.

В подобных ситуациях, напоминает доктор Шири Даниэльс из амуты “Эран”, следует действовать в соответствии с рядом правил:

— не оставаться один на один со своей травмой – как минимум, обратиться в “Эран”;

— поскольку новости и посты в соцсетях на соответствующую тему могут быть опасным триггером, следует воздерживаться от просмотра и чтения.

Оригинал на сайте «Ха маком»

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x