Общество

Иллюстрация Flickr

Сотни ашкеназских семей: "Наши младенцы исчезли"

 

Иллюстрация Flickr

Иллюстрация Flickr

После публикации в «Гаарец» о десятках случаев исчезновения детей-ашкеназов, в газету на этой неделе обратились еще около 40 ашкеназских семей, дети которых пропали из больниц в 40-е – 50-е годы прошлого века. Половина из них представила газете подробную информацию. Часть обратившихся просила ознакомить широкую публику с их историями, другие хотели только подчеркнуть, что и они стали жертвами этого явления, но предпочли сохранить анонимность.

Среди обратившихся — семьи, приехавшие в Израиль из Литвы, Австрии, Венгрии, Румынии и Украины. Часть из них – семьи переживших Катастрофу. Все излагают похожие истории о младенцах, исчезнувших из разных израильских больниц, в том числе из Бейлинсон, Хадассы (в Тель-Авиве), Рамбам, Асута (в Тель-Авиве) и Кирия. Все они были объявлены умершими без того, чтобы семьям представили свидетельства о смерти или показали их могилы.

Эти 40 случаев добавляются к десяткам других примеров, о которых в последние недели сообщила «Гаарец». Общее их число приближается к сотне, и это свидетельствует о том, что масштабы подобного явления – исчезновения детей, родившихся в ашкеназских семьях, – гораздо шире, чем это описывается в отчете Государственной комиссии по расследованию исчезновения «йеменских» детей. В этом отчете, опубликованном в 2001 г., отмечалось только 30 случаев пропажи новорожденных детей в семьях из США и Европы – в противоположность сотням таких случаев в семьях, прибывших из Йемена.

В части случаев, о которых стало известно газете, речь идет о близнецах, один из которых исчез после рождения. Вот история семьи Лондон, литовского происхождения. 17 декабря 1940 г. в семье родились близнецы, Авраам и Яаков, в больнице Бейлинсон в Петах-Тикве.

«Яаков вернулся с мамой домой из больницы, — рассказывает дочь Ханы и Шмуэля, просившая не называть ее имени в публикации. – Авраама оставили в больнице для «поправки». Маме сказали, что он родился очень маленьким и ему лучше еще побыть в больнице». Позже, когда родители пришли в больницу, чтобы забрать Авраама домой, им сказали, что он задохнулся в процессе кормления.

«Они не получили никакого заключения, никакого свидетельства на этот счет, — объясняет их дочь. – Мама приняла то, что ей рассказали, и после упоминала об этом как о печальном происшествии, а не как о чем-то особенном. Может быть, он и вправду умер, но мне до сих пор хочется узнать, что же в точности произошло», — заключает она.

Трагедия семьи на этом не закончилась. Брат Яаков, ставший доктором биохимии, погиб в возрасте 33 лет в боях на Голанах во время Войны Судного дня, оставив жену и двух сыновей. Его сестра в беседе, состоявшейся в конце недели: «Важно, чтобы люди знали: подобные случаи бывали и до создания государства. И с нами это случилось»,

Случай исчезновения ребенка в больнице в 1940 г. – исключительный. Большинство задокументированных случаев произошло в первые годы после создания государства. Однако в материале, напечатанном в газете «Гаарец» в пятницу, описан случай исчезновения младенца, родившегося в лагере на Кипре в 1947 г.

Еще один человек, обратившийся в «Гаарец» в конце недели, — Ицхак Фойерштейн, сын родителей, переживших Катастрофу. В 1949 г. они произвели на свет в больнице Рамбам в Хайфе двух мальчиков-близнецов. «Роды, по словам родителей, прошли нормально», — рассказывает Фойерштейн. Однако неделю спустя, когда мать выписали из больницы, ей и ее мужу Биньямину было выдано свидетельство о рождении, в котором говорилось о двух новорожденных, и относительно одного была пометка «умер». «Родителям не передали никакого другого документа, например, свидетельства о смерти», — добавляет Ицхак.

«Родители покинули больницу с одним младенцем, им ничего не сообщили об обстоятельствах случившегося: когда умер второй младенец, где его тело – хотя родители, конечно, задавали эти вопросы и отказывались уходить из больницы с одним ребенком. В семейной истории этот случай так и остался окруженным множеством вопросительных знаков».

Близнецы Исраэль и Йосеф, сыновья переживших Катастрофу Моше и Регины (Ривки) Рафлански, приехавших в Израиль из Польши, родились 8 октября в больнице Хадасса на улице Бальфур в Тель-Авиве. В возрасте шести недель Исраэль был срочно госпитализирован с поносом. Родителям велели оставить его в больнице и возвращаться домой. На следующий день, когда родители пришли в больницу, им сообщили, что ребенок умер.

«Мать назвала его Исраэлем, в надежде на новую жизнь в Государстве Израиль, — рассказывает дочь Йосефа, брата пропавшего, которая просила не называть ее имени. – Не было никаких похорон, не было свидетельства о смерти и, естественно, не существует его могилы». Со временем семья получила призывную повестку на имя Исраэля, который был обозначен как дезертир. «В течение всех этих лет его официальный статус в Министерстве внутренних дел оставался «невыясненным». Недавно мне сообщили, что запись заменили на «умерший». Мы пытаемся собрать хоть какие-то крохи информации об исчезнувшем ребенке, но безуспешно», — добавляет она.

«Статья, опубликованная в «Гаарец» в пятницу, разбередила наши раны», — сказала в конце недели Хана Гольд-Левковиц. Ее мать, Шуламит Левит Данишевски, родилась в Литве, в городке Ушмяна недалеко от Вильно. Ее отец Еошуа Гольд, родился в Ропшице, что под Краковом. Они встретились после Второй мировой войны в лагере для перемещенных лиц в Германии и поженились.

В 1948 г., после создания государства, они перебрались в Израиль. В 1949 г. у них родился сын – в больнице Даджани (Цахалон) в Яффо. «Роды прошли нормально. Мальчик родился большим и здоровым, но его тут же забрали у родителей, — рассказывает Левковиц. – Несколько часов спустя им сообщили, что их сын мертв. Никаких доказательств им не предъявили», — добавляет она.

По ее словам, родители все эти годы утверждали, что их ребенок жив. «Но, к сожалению, моя сестра Това и я не принимали эту ужасную мысль. Мои родители были пережившими Катастрофу, они потеряли в войну все, что было им дорого, и оба тяжело переживали свои утраты. Они приехали в обетованный Израиль и подумать не могли, что с ними может случиться такое», — заключает она.

Д-р Эти Хадар, дочь Моше Хадара – писателя, журналиста, летчика – связалась в конце недели с «Гаарец». Ее отец – сабра, родившийся в 1926 г. в семье Померанц. Его родители прибыли в страну из Польши и Украины. Когда Моше вырос, он пошел в авиацию, там основал и редактировал печатный орган  и на протяжении десятков лет был ответственным за информацию и пропаганду в ВВС. Он также был автором знаменитого лозунга «Лучшие – в авиацию».

Его жена Бела девочкой прибыла в Израиль из Польши. Их дочь, д-р Хадар, рассказывала вчера: «В 1952 г. мама родила преждевременно девочку в больнице Кирия в Тель-Авиве. На протяжении 8 дней состояние младенца было хорошим. На девятый день отец пошел навестить девочку, и ему сказали, что она умерла».

Родители, рассказывает она, так и не получили свидетельства о смерти, документа о погребении или какого либо другого документа, подтверждавшего смерть девочки. «Отец в свое время очень хотел верить в профессиональную честность персонала и в то, что ему сказали правду – девочка действительно умерла», — добавляет она. Однако, по ее словам, «по прошествии многих лет он стал сомневаться относительно обстоятельств смерти ребенка и подозревать, что что-то тут не так. Но собрать хоть какие-то сведения на этот счет ему не удалось».

Исчезнувшую девочку Хадар любовно называл Зельдой. «До самой своей смерти отец верил, что Зельда жива. С присущим ему чувством юмора он повторял мне и моему брату, что если она отыщется, нам придется разделить наследство на троих», — говорит Эти. Хадар умер в конце прошлого года в Лос-Анжелесе. «Я тоже пыталась разобраться в этой истории, — подводит итог его дочь, — однако ничего не смогла выяснить. В свете нынешних сообщений и публикаций нужно сделать все, чтобы правда вышла наружу».

 

Оригинал публикации на сайте Гаарец

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x