Конфликт

Иллюстрация. www.flickr.com

Наша полиция нам солжет?

Как мы сможем доверять полиции, если выяснится, что ее представители застрелили ни в чем не повинного человека, косвенно привели к смерти одного из своих сотрудников, а затем сделали все, чтобы замести следы и выгородить себя, не постеснявшись назвать убитого террористом и пособником ИГИЛ? Ведь завтра жертвой может быть любой из нас.

Демократические государства отличаются от разных диктатур и псевдо-республик тем, что эти государства правовые. То есть граждане и жители государства могут спокойно спать в своих постелях, зная, что их не могут просто застрелить на улице полицейские или другие силовики, и что если что-то случится, всех будут судить по справедливости и по закону.

Для того, чтобы эта система работала и граждане были законопослушными, необходимо элементарное доверие к суду, полиции и прокуратуре. Доверие это в Израиле, к сожалению, подрывается постоянно — к примеру, в случае с жертвами сексуального насилия, которые, как правило, не верят, что могут добиться справедливости через суд.

Но — на моей памяти — никогда еще наше доверие к органам правопорядка не было подорвано так сильно, как на этой неделе после событий в Умм эль-Хиране.

На данный момент, по результатам расследования, баллистической и патологической экспертизы, проверки видео, снятого полицейским вертолетом, и проверки свидетельств очевидцев, весь инцидент выглядит таким образом.

В пять утра в незарегистрированный бедуинский поселок Умм эль-Хиран вошли несколько сотен полицейских, по некоторым свидетельствам — около тысячи. Они пришли чтобы разрушить поселок силовыми методами, хотя вечером жители и администрация бедуинской общины практически пришли к соглашению по добровольному демонтажу и выселению.

Жители и добровольцы, приехавшие помочь (в том числе депутат Айман Уда), собирались на демонстрацию — но с намерением не допустить никакого насилия при сопротивлении. Только мирная демонстрация, предупреждали они друг друга. У жителей не было найдено оружия, и никто из них не допускал никакой агрессии (метания камней и т.д.) по отношению к полицейским. Это полностью доказано на данный момент.

По всем свидетельствам очевидцев, полицейские видимо изначально вели себя в соответствии с полученными приказами, то есть чрезвычайно агрессивно. Толкали присутствующих, кое-кого избили.

Затем началась стрельба. Кто дал приказ стрелять боевыми патронами, в воздух или же в машину/человека, пока неизвестно, но известны три факта: во-первых, бедуинский 50-летний учитель математики Якуб Муса Абу Алькаэн, решивший уехать с места происшествия, получил две пули, одну в колено правой ноги, вторую в грудь. Стреляли в него на этапе, когда его машина медленно ехала по улице, не в сторону полицейских. Во-вторых, видимо, после ранения Абу Алькаэн потерял управление автомобилем, в результате которого машина вдруг сорвалась с места и покатилась с горы. В процессе пострадали полицейские и один из них погиб — хотя на данный момент невозможно установить точно причину его гибели, так как полицейского Эреза Леви z»l похоронили до того, как провели экспертизу и установили со стопроцентной уверенностью причину смерти.

И в-третьих, в автомобиль начальника местной полиции попало до 10 пуль, что означает, что полицейские открыли по ошибке стрельбу по своим.

Умм эль-Хиран, 18.1.17. Фото: Faiz Abu Rmeleh, Activestills

Умм эль-Хиран, 18.1.17. Фото: Faiz Abu Rmeleh, Activestills

Но и после этого инцидент не был исчерпан, и вопросы не закончились. На данный момент установлено, что Абу Алькаэн во время столкновения его автомобиля с патрульной полицейской машиной был еще жив, и умер только спустя полчаса. Но полицейские решили, что ему не будет оказана помощь (решение — если будет доказано, что таковое имело место — не только аморальное, но и противозаконное). Он скончался от ран спустя длительное время, когда к нему наконец пустили парамедиков, он был уже мертв. Паталогоанатомы Абу Кабира утверждают, что если бы ему вовремя оказали помощь, он мог бы выжить. И дать показания.

Затем, как видно, в дело вступил хорошо смазанный механизм полицейского пиара. Пресс-служба сообщила СМИ, что Абу Алькаэн — террорист, видимо, связанный с ИГИЛ, эту версию немедленно подхватили и поддержали начальник полиции Рони Альшейх и министр МВБ Гилад Ардан, которые выступали с интервью во всех СМИ и везде твердили, что несогласные с этой версией очевидцы — безответственные лгуны. Важно отметить, что на данный момент нет никаких доказательств этой версии, хуже того — она все время менялась, по ходу того, как появлялись доказательства правоты очевидцев, с самого начала утверждавших, что полиция открыла стрельбу по медленно удаляющемуся автомобилю. Вначала полицейские признали, что стреляли в воздух. Потом, когда баллистическая экспертиза доказала ложность этих утверждений, оказалось, что «стреляли в колеса». Вначале министр Ардан, пресс-секретарь полиции и другие лица утверждали, что Абу Алькаэн был связан с ИГИЛ, на основе найденных у него дома газет «Исраэль Ха-йом» (!). Затем они отказались от своих слов и утверждали, что никогда не говорили о связи с ИГИЛ. И так далее.

Что касается полицейских на месте происшествия, их поведение после инцидента также  представляется, мягко говоря, нелогичным. По всем свидетельствам (я лично опросила нескольких очевидцев), они не проверили территорию, не провели дознание и в целом не сделали ничего, что положено делать после теракта. Они оцепили деревню, избив пару человек (включая депутата Кнессета Аймана Уду), и начали разрушение построек. Но, позвольте, если они правда верили в версии теракта и ИГИЛа, разве не рисковали они в таком случае своей жизнью? Ведь у террориста могут быть сообщники, одна из построек могла быть заминирована и т.д. Напрашивается вывод: они не считали произошедшее терактом, а гениальная идея «Соврем сейчас про теракт, потом никто не будет разбираться» появилась уже на более высоком уровне.

Можно допустить, что у поведения полиции, от стрелявших до министра МВБ, были свои причины, и расследование их раскроет. Возможно также, что появятся новые факты, дополняющие картину. Но я хочу заострить внимание на том, с чего мы начали. На доверии к полиции.

Невозможно доверять полиции, если выяснится, что ее представители застрелили ни в чем не повинного человека, косвенно привели к смерти одного из своих сотрудников, а затем сделали все, чтобы замести следы и выгородить себя, не постеснявшись назвать убитого террористом и пособником ИГИЛ.

Если мы хотим оставаться демократическим правовым государством, и если окажется, что даже часть вышеизложенных предположений — правда, ответственные за все произошедшее, в частности, полицейский офицер, командовавший операцией, должны быть наказаны по всей строгости закона. А Ардан и Альшейх, занимающие пост министра и начальника полиции и, по видимости, неоднократно лгавшие в СМИ, чтобы выгородить полицейских и самих себя, должны сделать личные выводы и уйти в отставку. Иначе мы уже никакая не единственная демократия на Ближнем востоке, а полицейское государство по типу Чили времен Пиночета — сегодня убит бедуинский учитель, а завтра это может быть любой из нас.

 

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x