Зона безопасности

Боевики «Палестинского исламского джихада» принимают участие в военном митинге, посвященном первой годовщине убийства командира группировки Баха Абу Аль-Аты. Фото Абеда Рахима Хатиба. Photo by Abed Rahim Khatib/Flash90

Абсурд и страдания

Проблема в том, что когда Израиль действует так, будто у него нет никаких целей относительно Газы и он просто стремится избежать конфронтации - ХАМАС сохраняет и власть, и инициативу.

От редакции: в субботу, 21 ноября, в Ашкелоне сработал сигнал воздушной тревоги —  после того, как неделю назад  ракеты из Газы упали в Гуш Дане и Ашдоде. ЦАХАЛ сообщил, что действительно был зафиксирован запуск одной ракеты из сектора Газа. Ракета упала в незаселенной местности, а «Железный купол» задействован не был. Это происшествие практически не попало в новости — разве что на минутку. В 2020 году, вопрос «Что нам делать с Газой» вызывает лишь зевок или недоуменное пожатие плечами. Проблема в том, что это затишье — временное. Когда-нибудь проблему Газы все равно придется решать. Перед вами — один из анализов ситуации, которую Нафтали Беннет метко сравнил с «осколком в ягодице». Правда, он забыл упомянуть, что иногда такой «застарелый осколок» может вызвать воспаление, сепсис и смерть — поэтому операция все равно необходима. От ситуации между нами и Газой страдают миллионы жителей Юга Израиля, не говоря уж о жителях Газы.

Итак, что можно сделать с Газой?

  1. Что Израиль хочет от Газы?

Наши сегодняшние лидеры годами прилагали все усилия к тому, чтобы отрезать Газу от Западного Берега, как часть стратегии «разделяй и властвуй», направленной на ослабление палестинского общества. Это должно помочь сохранять статус-кво и не допустить продвижение решения в формате «два государства». Сегодня многие израильтяне ошибочно полагают, что после выхода Израиля из Газы там образовалось независимое государство де-факто, и что террор, идущий из Газы, можно объяснить только ненавистью к Израилю и не имеет никакого отношения к отчаянию населения Газы. Но исламистские атаки из Газы не уменьшают страданий населения. Страдания миллионов – причина борьбы ХАМАСа за снятие блокады Израилем и Египтом. Недовольство общества, первоначально направленное на правительство ХАМАСа, преобразовалось в насилие против Израиля.

Часть сегодняшней политики правительства — отрезать Газу от Западного Берега, как будто она больше не часть переговоров о финальном урегулировании. На одном уровне Нетаниягу придерживается консервативного подхода, основанного на сохранении статус-кво и предотвращении дипломатического прогресса с палестинцами, с одновременной минимизацией проблем с безопасностью – то ли потому что не верит в том, что конфликт может быть разрешен, то ли потому что он к этому не стремится. На другом уровне правые поселенцы, представленные в основном партией Еврейский Дом, но отчасти и Ликудом, призывают к более активным действиям.

В действительности ни тем, ни другим не нужна военная операция в Газе. Нетаниягу воздерживается от каких-либо шагов, которые могут привести к непредсказуемым и нежелательным результатам, а правые поселенцы в основном стремятся исключить Газу из картины Большого Израиля (хотя отдельные фракции фанатиков из ЕД все еще надеются восстановить поселенческий блок в Гуш Катиф). Бывший министр обороны Нафтали Беннет, подпирающий Нетаниягу справа, призывает к силовой операции, которая увенчается военной победой и свергнет правительство ХАМАСа. Поэтому Беннет против переговоров об урегулировании (хотя трудно предсказать, сохранится ли правительство, если условия соглашения будут вынесены на голосование). Авигдор Либерман, будучи министром обороны, не занимал определенную позицию – он, например, подчеркивал, что не принимает участия в переговорах, которые ведет советник по национальной безопасности Меир Бен Шабат. Нет необходимости добавлять, что сам факт того, что министр обороны может позволить себе просто игнорировать подобные переговоры – абсолютный абсурд и безответственность.

Подход Нетаниягу до определенной степени прагматичен, поскольку он понимает, что эскалация насилия и военное вторжение ни к чему не приведут, а его правительство будет вынуждено платить реальную политическую цену. Политика Нетаниягу управления конфликтом дает ему ясные политические преимущества (и в вопросе Газы, но и в целом палестинского контекста и исламизма), поскольку ХАМАС – это удобный дьявол для нагнетания страха в обществе, который помогает Нетаниягу сохранять поддержку избирателя. Кроме того, что это не дает израильтянам ничего, кроме отчаяния, главная проблема этой тактики – пассивная позиция Израиля. Когда Израиль действует так, будто у него нет никаких целей относительно Газы и просто стремится избежать конфронтации, ХАМАС сохраняет и власть, и инициативу. В последние месяцы именно ХАМАС определяет время и уровень каждого раунда насилия. Более того, Нетаниягу, видимо, не считает, что Израиль слишком дорого платит за управление конфликтом: виток насилия каждые несколько месяцев, военная операция каждые несколько лет и сожженные поля на юге. Но судя по недавним недовольным голосам, израильтяне больше не готовы считать эту цену неизбежной. Особенно громко выражают недовольство жители юга, которые стали главной жертвой этой ситуации (с израильской стороны). При этом многие населенные пункты возле границы с Газой традиционно относят себя к левому лагерю. Нетаниягу нужно быть искренним со своими согражданами и объяснить, что его политика обрекает их на жизнь под угрозой насилия со стороны Газы.

На место ХАМАСа могут прийти более радикальные группировки

Подход Беннета заключается в игнорировании реальности и опыта. В современных конфликтах, в особенности в асимметричных, не бывает полных побед. ХАМАС не может быть побежден или вынужден сдаться. Если нам даже удастся как-то избавиться от ХАМАСа, то его место займут другие, более экстремистские, группировки – такие, как действующие сейчас в Газе салафиты или Исламский Джихад. Разговоры о победе или иллюзия того, что для окончательного поражения ХАМАСом нам нужно приложить чуть больше усилий – это плохо для силы сдерживания Израиля. Чем хуже будет жизнь в Газе, чем меньше будет что терять ее жителям, тем меньше их будет беспокоить сохранение того, что у них есть. Поэтому нашей целью должно быть улучшение ситуации в Газе для того, чтобы у ХАМАСа был стимул сохранять спокойствие. Массированная военная операция, которую предлагает Беннет, причинит тяжелый ущерб, усилит экстремистские группировки, дестабилизирует отношения Израиля с умеренными арабскими силами, усилит недовольство израильских арабов и ослабит позиции Израиля на международной арене. К тому же международное сообщество меньше будет заинтересовано инвестировать в восстановление Газы, если новая инфраструктура будет разрушена новыми ударами Израиля.

 2. Что Газа хочет от Израиля?

На данном этапе ХАМАС хочет облегчить страдания жителей Газы из страха перед беспорядками, которые почти произошли в 2018. Он будет продолжать нападать на Израиль, поскольку эта цель не достигнута. Руководство в Газе не смирится с затишьем, как на это надеется Израиль, пока Газа находится в таком тяжелом экономическом и гуманитарном состоянии. ХАМАС не может себе позволить выбросить белый флаг перед Израилем или ФАТХом. Из-за координации в сфере безопасности между Израилем и ПА на Западном Берегу, мало что давшей палестинцам, ПА получила ярлык израильского коллаборанта. Любые жесты примирения между ХАМАСом и ПА запятнают ХАМАС тем же клеймом, если только палестинцы не получат от Израиля «морковки» в форме продвижения в сторону долгосрочного соглашения. Только если ХАМАС увидит, что ПА удается добиться чего-то для себя – Палестинского государства – а не только для Израиля, тогда между двумя палестинскими фракциями установится доверие.

В настоящий момент отношения между ХАМАСом и ФАТХом пропитаны враждебностью и глубоким недоверием. ХАМАС отказывается разоружаться и дать войти в Газу палестинским службам безопасности; ФАТХ отказывается войти в Газу и принять участие в ее руководстве, если ХАМАС не сдаст оружие. ПА может снова зайти в Газу, только если ХАМАС сдаст оружие людям Аббаса, но ХАМАС не может это сделать, если это будет означать его капитуляцию и непрямое сотрудничество с Израилем. Для того, чтобы стороны могли сойти со своих позиций, им нужно продемонстрировать обществу реальные достижения на Западном Берегу и в Газе. Дополнительным игроком выступает Египет. Хоть египетский режим и враждебен ХАМАСу, но он не может слишком давить на него из страха перед беспорядками, поскольку в Египте Братья-мусульмане все еще очень популярны. Поскольку и Израиль, и Египет хотят спокойствия на границе с Газой, участие Египта в переговорах о временном урегулировании и о будущих планах восстановления Газы очень важно.

3. Какое урегулирование лучше всего для Израиля?

Выше перечислены недостатки обоих основных подходов правительства к проблеме Газы. Курс Неатниягу на сохранение статус-кво отводит Израилю пассивную роль и в лучше случае просто оттягивает следующий виток насилия на несколько месяцев. Фантазии Беннета о военной победе нереальны и усилят гуманитарный кризис в Газе до полной катастрофы. Маловероятно, что этот подход будет использован, пока члены Еврейского Дома не определяют политику Израиля в вопросе безопасности. В любом случае ни один из этих подходов не обеспечивает безопасность Израиля, поскольку в вопросе улучшения гуманитарной ситуации в Газе курс Нетаниягу является косметическим, а предложение Беннета – ужасным с точки зрения возможных гуманитарных последствий.

Таким образом, мы имеем совершенно абсурдную ситуацию. В то время, как палестинскую позицию определяет долгосрочное урегулирование (или его отсутствие), израильское руководство делает все для того, чтобы похоронить мирный процесс. Нетаниягу предпочитает управлять конфликтом, а не разрешать его, не из-за своей несговорчивости, а ровным счетом наоборот – из-за того, что ценой разрешения станет эвакуация поселений и выход с большей части Западного Берега. Так мы и пришли к сегодняшней ситуации: правительство Израиля годами жертвует безопасностью населенных пунктов на юге ради сохранения поселений на Западном Берегу. Понятно, почему правительство Нетаниягу стремится исключить из общественного дискурса мирный процесс и «два государства». Пока избиратели не требуют от своих лидеров возобновить мирный процесс ради защиты интересов Израиля, граждане будут продолжать заблуждаться по поводу причин нападений из Газы и отсутствия у правительства решения этой проблемы. Без долгосрочного политического урегулирования все больше израильтян будет призывать к насильственному решению проблемы Газы.

Именно поэтому мирный процесс с конечной целью создания единого Палестинского государства на Западном Берегу и в Газе должен снова стать частью общественного дискурса. Это сохранит Израиль как демократическое и безопасное государство еврейского народа в духе Декларации Независимости. Создание Палестинского государства послужит израильским национальным интересам и интересам безопасности. Провал политики правительства в разрешении кризиса Газы еще раз демонстрирует, что за все время своего премьерства Нетаниягу не удалось предложить жизнеспособную альтернативу двум государствам, которая бы обеспечила безопасность Израиля и не превратила бы его в государство апартеида. Поскольку и ФАТХу и ХАМАСу необходимо продемонстрировать успехи на дипломатическом фронте, возобновление мирных переговоров и восстановление Газы поможет обоим палестинским движениям начать взаимодействие и чтобы это не было воспринято как проявление слабости. Цель Израиля в этом вопросе – максимальное участие ПА в управлении Газой.

Израиль должен стремиться к решению самых важных проблем Газы – улучшить гуманитарную и экономическую ситуацию, открыть переходы при бдительном контроле перемещающихся людей и товаров, позволить жителям Газы так много свободы передвижения, как только возможно, снова разрешить им работать в Израиле и завязать экономические связи в обмен на прекращение обстрелов и поджогов. Это должно происходить вместе с новыми проектами строительства инфраструктур, таких как аэропорт, очистные сооружения и электростанции, при участии стран Залива в финансировании – как часть общей стратегии продвижения к двум государствам. Все это должно осуществляться в сотрудничестве с региональными и международными элементами, которые будут контролировать реализацию проектов в Газе.

Последовательная деятельность, направленная на улучшение жизни в Газе – в интересах национальной безопасности Израиля. Это должно происходить как жест доброй воли и не прерываться из-за еще одной выпущенной ракеты. Улучшение жизни жителей Газы и положительные шаги в обмен на прекращение террора и компромисс усилит умеренных и создаст сдерживание, поскольку более экстремистские элементы не захотят ставить под угрозу обретенные преимущества жизни населения Газы. Успех этого плана и сразу, и особенно в дальнейшем докажет, что два государства – не только самое справедливое разрешение палестино-израильского конфликта, но и самое успешное с точки зрения безопасности, и что урегулирование отвечает главным интересам Израиля.

 

По мотивам статьи на сайте «Молад»

 

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x