Интервью

Обучение онлайн. Фото: Yossi Aloni/Flash90

Что останется после короны: образование 

Постепенно многие стали понимать, что учеба онлайн требует принципиально другой модели. Использовать компьютер только как телевизор и почту - забивание гвоздей микроскопом.

Вирус еще пляшет на костях, графики еще пугают, но уже понятно, что человечество оказалось сильнее. Спадает паника, появляются алгоритмы действий, и уже очевидно, что через некоторое время полетят в разные страны самолеты, откроются театры и музеи. Мы, не веря своему счастью, снимем маски и начнем обниматься.

Но пандемия изменила наш мир. Что-то отомрет навсегда, а что-то получило мощный импульс к развитию. В некоторых областях нашей жизни происходят огромные перемены, которые определяют будущее.

Начнем с образования.

В первые месяцы карантина обучение онлайн было бледной копией живых уроков. Учитель говорит на экране, дети слушают, учитель пишет на доске (только теперь электронной), дети переписывают в тетрадку. Затем они делают домашнее задание на бумаге, фотографируют его и отправляют учителю по WhatsApp. Детям скучно, учителя завалены мутными картинками по всем каналам связи, родители сходят с ума.

Но постепенно многие стали понимать, что учеба онлайн требует принципиально другой модели. Использовать компьютер только как телевизор и почту — забивание гвоздей микроскопом.

Ведь на самом деле о том, что традиционное образование в современном мире устаревает, речь шла давно. Трещина между окружающим миром и учебной программой в последние пару десятилетий стала огромной. Дети сегодня могут  виртуально прогуляться по любой точке мира, посмотреть съемки со дна океана на National Geographic, в режиме реального времени наблюдать за пуском космического корабля Илона Маска, они снимают и монтируют видео для YouTube и запросто болтают с суперзвездами в  Instagram, они получают информацию о любых событиях ровно в тот момент, когда события происходят.  Выходя же из виртуальной реальности, они попадают в школу, где им, как и сто лет назад, предлагают 45 минут сидеть и слушать выступление учителя у доски, записывать в тетрадку и разглядывать картинки в бумажном учебнике. Соревнование проиграно на старте. Сколько ни заставляй их читать и не отбирай гаджеты перед уроком, способ восприятия информации у гаджет-поколения изменился невозвратно.

И когда система начала «зависать», на поверхности внезапно оказались уже существующие, но толком не востребованные раньше адаптивные интеллектуальные технологии. Оказывается, для развития многих навыков идеально подходит именно программа – она дает мгновенный отклик на ошибку, отслеживает личный прогресс и прогнозирует развитие. Школьник может учиться в собственном темпе, его не нужно ежеминутно контролировать, а учитель может гораздо эффективней следить за успеваемости на любом этапе.  Компьютер не устает, не раздражается, может повторять одно и то же сколько угодно раз, он не пропускает ошибок и не подвержен настроениям. Мало того, компьютер может анализировать и систематизировать малейшие сигналы поведения, которые живой человек может пропустить – именно так, например, работает представленная в Испании в 2019 году адаптивная программа выявления дислексии — Change Dyslexia . Дело в том, что дислексия – врожденная неспособность восприятия письменного текста – трудно выявляется даже специалистами. Ребенка могут годами ругать за то, что он плохо читает, отвратительно пишет, не понимает смысла прочитанного, а на самом деле у него дислексия. Программа  Change Dyslexia не просто выявляет проблему за 15 минут (тест сделан в виде компьютерной игры), но анализирует данные и с помощью прогнозирующей модели машинного обучения предлагает индивидуальные упражнения.

Мало того, современные интеллектуальные технологии работают и в гуманитарных областях, что раньше казалось невозможным. В Бразилии была разработана уникальная программа Letrus writing skills, повышающая навык письменной речи. И это не банальный орфографический тренажер, а адаптивная программа, которая подстраивается под пользователя, оценивает текст сразу по нескольким параметрам, в том числе стилю и стройности изложения,  оставляя учителю возможность комментариев. В Бразилии по статистике только 8% рабочих владеют грамотой. Создатели программы утверждают —  свободное владение письменным словом у многих может изменить жизнь, и даже запустили для пользователей программы проект «Первая книга».

В израильской системе образования тоже начинаются перемены.  Вот что рассказывает о своем опыте дистанционной работы педагог Межшкольного учебного центра научного образования  «Хемда» учитель физики Алена Веред:

«Онлайн высветил болезни системы образования. Например, одна из серьезных проблем – оценка того, как ученик понимает материал. Мы до сегодняшнего дня пользуемся средствами, которые сформировались даже не в прошлом, а в позапрошлом веке: письменные экзамены и контрольные, проверка домашних работ. Мы цепляемся за них, считая, что некоторые вещи нельзя формализовать. Возможно, в гуманитарных науках так и есть, но в точных науках, таких как физика и математика, есть масса формальных вещей, которые можно и нужно проверять с помощью тестирования компьютером.

Алена Веред. Фото предоставлено интервьюируемой.

У многих мысль о компьютерном тесте сводится к американскому тесту. Но вообще-то компьютеры умеют делать гораздо более сложные вещи, просто нужно время для того, чтобы новые технологии вошли в повседневность.

Так происходит всегда. Первые автомобили выглядели как конная коляска без лошади. И понадобилось много лет, чтобы люди осознали – раз лошади больше нет, вся форма автомобиля может быть другой. Нет никакой причины учитывать лошадь, раз ее нет. У меня ощущение, что сейчас педагогика находится на этом этапе. Компьютеры открыли нам новые возможности, но мы по привычке все пытаемся делать автомобили в виде конного экипажа. Мы еще не поняли, что все детали образовательного процесса надо собрать как-то иначе.  Идет процесс осмысления, и пандемия дала ему сильное ускорение, показав, что невозможно сидеть на том, что было.

Вынужденный переход на «дистанционку» заставил меня серьезно задуматься над возможностями компьютерного обучения, потому что компьютер может привнести в процесс гораздо больше, чем тупо проверить, правильно ли ученик расставил галочки в американском тесте.

Возьмём, например, стандартную опцию компьютерной задачи: у всех учеников разные исходные данные, которые компьютер выбирает случайным образом. Предполагается, что ученики подставляют разные числа в одну и ту же формулу. Но ведь и здесь можно делать гораздо более интересные вещи – проверять понимание смысла задачи. Например, компьютер случайным образом выбирает скорость объекта положительную или отрицательную, и ученик должен понять, движется этот объект направо или налево, вверх или вниз. А если я добавлю случайный выбор еще и ускорения, то возникает намного больше вариантов: равномерное движение направо или налево, движение с ускорением в одну сторону, движение с замедлением и т.д. К этому можно добавить автоматическую проверку, чтобы ученик тут же, в процессе решения сразу видел свои ошибки, ориентируясь на подсказки компьютера.

Или — интерактивные графические задачи, которые сегодня интенсивно развиваются во всем мире, я для своих уроков сама их разрабатываю. Здесь законы физики визуализированы в виде графики, что сильно развивает абстрактное мышление, трехмерное воображение, ведь ученики могут сами двигать стрелочки, менять направления, наблюдать за изменениями полей и т.п.

Фактически программа становится личным репетитором. Для детей же это выглядит не как нудная «домашка», а скорей, как привычная им компьютерная игра. Списать невозможно, потому что все задачи разные, и ответы различаются и численно, и по смыслу. Да и не хотят они списывать в этом случае – они хотят понять и сделать сами, все красные галочки превратить в зеленые, набрать больше баллов, точно так же, как в игре им всегда хочется перейти на новый уровень.

Если в письменной форме за один урок я могу каждому дать две сложные задачи или пять простых, то в компьютере за то же время – пятнадцать простых или пять суперсложных. Что дает увеличение количества? Ученик лучше усваивает материал, а учитель на другом уровне анализирует то, как усвоил и класс, и каждый в отдельности. Тут уже вступают в силу законы больших чисел: в двух задачах можно случайно ошибиться или, наоборот, угадать правильный ответ. А в десяти однотипных задачах случайностей уже не может быть, сразу видно, кто уверенно владеет материалом, кто путается, а кто совсем не понял.

Пока это все в стадии разработки, но когда будет готово, сэкономит массу времени. Посудите сами, у меня около ста учеников, раз в неделю мне надо проверить работу каждого, затратив на нее как минимум пять минут – а это уже 10 часов (а в таком предмете как физика, пяти минут обычно недостаточно). Представьте, сколько времени надо потратить на проверку контрольных и самостоятельных? И не только выставить оценку, но и проанализировать каждую ошибку, написать каждому, в чем он ошибся, за что снижена оценка и как решать. Это отнимает массу времени, но почти никто из учеников замечания не читает, их интересует только то, за что снизили оценку.

Грамотное использование компьютера перенесет внимание ученика с оценки на понимание, а учителю даст возможность непрерывного контроля за продвижением, высвободит массу времени для более интересных задач. Если отдать компьютеру то, что он может делать лучше человека – освоение базовых понятий и навыков, тренировку, сопровождение во время тестов, проверку, то освободившееся время можно будет отдать свободе творчества, обмену идеями.

Это сегодня – моя мечта. Пусть программа поможет освоить им язык физики, давайте отдадим ей скучную монотонную функцию «повторить сто раз и запомнить». И когда ученики освоят этот язык, в школе на уроках мы будем говорить с ними о настоящей физике, о моделях Вселенной, о современных физических теориях, о том, что на самом деле интересно и от чего у них загораются глаза. И я не просто мечтаю, очень много работаю для того, чтобы это стало реальностью.

И я в этом, конечно, не одинока. В институте Вайцмана несколько лет назад внедрена в область преподавания точных наук платформа PeTeL– Personalized Teaching and Learning Environment  — это адаптация для Израиля довольно популярной в мире образовательной платформы Moodle, разработанной в Австралии. Первыми подключились к этой системе физики, потом химики, в прошлом году биологи, а следующими будут математики. По всей стране есть группы учителей, которые интенсивно разрабатывают методические материалы для этой платформы, обмениваются опытом и идеями… Все это безумно интересно»

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x