Политика

Саар. Предательство собственного лагеря? Photo by Flash90

Послевкусие выборов

Рассматривать все вброшенные за эти дни в эфир, печатную прессу и социальные сети варианты решения запутанной политической коллизии – не хватит места ни на какой газетной полосе. Можно лишь попробовать рассмотреть некоторые аспекты. К примеру - "смерть идеологии", дающая надежду, что не идеологическое правительство могло бы заняться, скажем, вопросами социального обеспечения граждан, строительства, транспорта, вопросами образования, культуры и спорта.

Политические обозреватели должны быть благодарны Мансуру Аббасу и партии РААМ. Ведь прохождении этой партии в кнессет сразу «смазало карту будня» (вспомнил раннего Маяковского). То, что еще пару часов назад казалось печальным, но ясным (снова – Нетаниягу!), стало запутанным и смутным. Зато какой необъятный простор открылся для домыслов и вымыслов, новостей истинных и фейковых, прогнозов разной степени вероятности – от почти нулевой до почти 50% . Но никакой прогноз эту скромную цифру в 50% не рисковал пересечь. Рассматривать все вброшенные за эти дни в эфир, печатную прессу и социальные сети варианты решения запутанной политической коллизии – не хватит места ни на какой газетной полосе. «Нельзя объять необъятное», писал Козьма Прутков. Не буду даже пытаться. Поэтому я просто напишу о том, что привлекло моё особое  внимание.

«Арабская весна»

Уже перед выборами, когда стало вполне вероятным, что будущее коалиции Нетаниягу будет зависеть от поддержки отколовшейся от Объединенного арабского списка исламистской партии РААМ, Нетаниягу начал усиленно обхаживать арабов в целом и лидера РААМ Мансура Аббаса — в частности.  После выборов вероятность превратилась в реальность.
Дожен признаться, что в вопросе коалиции с арабскими партиями я нахожусь в сложной ситуации когнитивного диссонанса. С одной стороны, я, в силу своих взглядов, считаю, что арабы должны быть на равных интегрированы в израильскую политику. И за это я, в некотором роде, благодарен Нетаниягу, хотя понимаю, что он руководствуется вовсе не соображениями гуманизма и демократии. Но объективно Нетаниягу впервые дает легитимацию арабским партиям как части реального политического процесса. И это — после того, как он всего год назад запугивал народ тем, что Ганц может создать правительство при поддержке Объединенного арабского списка! А еще двумя выборами раньше в день голосования пугал правых обывателей, заявляя, что арабов (в его контексте это звучало – врагов Израиля) автобусами свозят на избирательные участки. Мол, спасем страну от арабов.

Но с другой стороны – мне сильно не нравится, какую именно часть израильских арабов представляет Мансур Аббас. Или не представляет, но думает, что представляет. Мансур Аббас принадлежит к «Исламскому движению», к его Южному крылу. И хотя Южное крыло, в отличие от запрещенного в Израиле Северного, непосредственно не замечено в прямой поддержке  террористической деятельности, оно вполне поддерживает «ценности», провозглашаемые «Исламским движением». Такие, например, как захват мира исламом. «Исламское движение» выступает за введение законов шариата в качестве универсального законодательства, за обращение с евреями и христианами как с терпимым меньшинством, не признает Государства Израиль и многое еще чего, что для меня как еврея и израильтянина неприемлемо.

Я не хочу видеть таких арабов в правительственной коалиции. И Бецалель Смотрич с правого крыла «бибистов» тоже их не хочет. У себя в фейсбуке он написал:  «Аббас был и остается сторонником исламского террора, который братается с боевиками, убивавшими евреев. Он не признает права на существование еврейского демократического государства». Это тот редчайший случай, когда я со Смотричем согласен.

Но затем — еще один поворот в моем диссонансе: обозначенные условия, на которых РААМ якобы согласен поддержать коалицию (любую), меня, в общем, устраивают. Особенно – требование отменить или «исправить» декларативный и дискриминационный закон о национальном характере государства. А главное — легитимация участия — внутри или снаружи – арабских партий в правящих коалициях открывает перспективы для левых и левоцентристов на следующих, похоже, недалеких выборов.

Конец идеологии

Хочу сделать страшное признание: я не люблю идеологию. Во имя идей начинаются войны, гибнут люди. С моей обывательской точки зрения единственная правильная «идеология», это чтобы каждый отдельно взятый человек жил хорошо. Поэтому я считаю, что правительство, которое будет создано (если будет) из разношерстной компании от МЕРЕЦ до «Ямины», лучше правого идеологического (и левого тоже, да простят меня мои единомышленники), потому что идеологии в нем не будет. Не будут приниматься декларативные «идеологические» законы, вокруг которых будут кипеть бурные страсти на страницах прессы и в социальных сетях. Такие, например, как вышеупомянутый закон о национальном характере государства. Кому стало лучше или хуже жить от этого закона?  Законы эти плодились в огромном количестве при всех правительствах, благо никаких материальных ресурсов их внедрение не требовало. Вот и теперь бродят идеи всяких планируемых законов, обусловленных партийными или идеологическими интересами: об ограничении полномочий БАГАЦа и прокуратуры, «французский» и т.д. При этом до жизненно нужных, но не столь резонансных законов руки не доходят.

У меня есть надежда, что, может, такое «не идеологическое» правительство, наконец, займется вопросами социального обеспечения граждан, строительства, транспорта, вопросами образования (настоящего, а не «принципиального» вопроса: изучать в школьной программе стихи Махмуда Дервиша или Ури Цви Гринберга), культуры и спорта. Я верю в практические дела, а не лозунги. И, к сожалению, не верю в такое правительство.

Беннет, Саар и др.

Проблема нынешних политиков том, что никто никому не верит. В каждом из них его коллеги подозревают наперсточника. Что он их  облапошит,»кинет», «обует», то есть, попросту – обманет. Поэтому такая страсть к письменным клятвам и присягам. Устные, вообще, никто всерьез не принимает. Нетаниягу собирает подписи под клятвой верности у соратников по возможной коалиции. Беннет в прямом эфире демонстративно подписывает «документ» о том, что он не войдет в правительство под началом Лапида. Только что у нотариуса не заверяет! И что, кто-то ему верил? Сейчас вовсю идут переговоры о возможности именно такой коалиции. Это на их языке называется прагматизмом. Хотя более точное определение – цинизм. Именно твердая уверенность, что тебя собираются надуть и при первой возможности надуют, и мешает  создать «коалицию перемен». Ах, да, ну еще и эго, облеченное в высокие слова.

5 апреля вполне можно было открыть путь к созданию «правительства перемен». Правда, единственная реальная перемена, которую оно может принести, это устранение Нетаниягу. Впрочем, и этого немало. Так вот: для того, чтобы президент мог бы поручить создание правительства представителю «лагеря перемен» достаточно было, чтобы Саар назвал кандидатом на пост правительства Лапида. Простой тактический, даже не стратегический ход. Опытнейший политик Саар предпочел «выстрелить в ногу» своему лагерю, не назвав никого. Почему? Очень просто: он позиционирует себя как правый политик, правее Биби, и поэтому не хочет, чтобы ему впоследствии припоминали, что некогда он предложил «левака». Хотя, какой Лапид левый политик! Саар говорит, что это – идеология. Хотя скорее – расчет на будущее. Но выглядит как элементарное предательство своего лагеря.

Пожалуй, на сегодня размышлизмов хватит. Я прекрасно осознаю, что многие читатели «Релеванта» и даже его редакция будут со мной не согласны. Что ж, этим и хороша свобода прессы.

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x