Общество

Правые демонстранты на "антидемонстрации" за Нетаниягу, с плакатом "Правые любят Израиль, левые любят арабов! Правая сила". Photo by Tomer Neuberg/Flash90

Насилие как инструмент

Попустительство со стороны правого мейнстрима показывает, что насилие и сегодня остается легитимным инструментом в глазах значительной части правого лагеря, а ритуальные осуждения в адрес "молодежи холмов" уже даже не вызывают ироническую ухмылку. Взгляд на сегодняшнюю реальность через призму периода, предшествующего убийству Рабина.

20 октября 1995 года, за две недели до убийства премьер-министра Израиля Ицхака Рабина, журналист газеты Гаарец Арье Каспи опубликовал на ее страницах статью под названием «Кто на прицеле?»

В начале своего поистину пророческого текста Каспи отнесся к достаточно популярному тогда, да и сейчас, сравнению левых и правых радикалов, и написал том, что «Выясняется, что левые и правые радикалы отнюдь не являются сиамскими близнецами и даже не родились от одного отца. Сегодня понятно, что правые экстремисты подвергают опасности израильскую демократию, как никто другой в прошлом

Далее Каспи указывал на то, что в Израиле нет никакой симметрии между левыми и правыми радикалами. «Сравнение между левыми и правыми радикальными группами всегда было надуманным. Израильские левые, включая леворадикальные элементы, никогда не использовали насилие – ни в прошлом, ни в настоящем. Не существует никакой симметрии между левыми и правыми. В израильской реальности каждый, кто представляет гуманные, либеральные позиции, выступает против насилия и призывает к компромиссу, определяется в качестве “левака”. Все прочие являются правыми. У нас были деятели (Амнон Рубинштейн и другие), пытавшиеся без особого успеха остаться либералами, избавившись от ярлыка “левый”. Они обнаружили, как в свое время евреи, столкнувшиеся с антисемитизмом, что лишены возможности определять идентичность по своему желанию. Антисемиты не давали евреям, отказавшимся от своих корней, забывать об их еврействе. Так и израильские правые сумели выявить левые “гены” у людей, которые даже не думали об этом. Любое проявление гуманности правые объясняют “левачеством”. Так и у “предателя” Ицхака Рабина  в последние два года появилась арабская мать«.

«Насилие – непокорный зверь. Как только оно прорывается наружу, оно действует по собственным законам».

«Разница в уровне насилия между обеими сторонами не случайна. Еврейский левый лагерь в Израиле сформировался на противостоянии насилию. Порой можно было обнаружить определенную степень лицемерия в гуманистических лозунгах левых. Но и у лицемерия есть воспитательный аспект. Любое этическое учение реализуется с той или иной долей ханжества, но это предпочтительнее, чем полное отсутствие каких-либо этических норм и полная вседозволенность»

В продолжении статьи Каспи писал про связь израильского правого лагеря и насилия.

«Можно пересчитать на пальцах одной руки случаи, когда левые активисты были обвинены в подлинных нарушениях, связанных с государственной безопасностью. Кроме Уди Адива, Дана Вереда и Мордехая Вануну, никто не предстал перед судом. Не все, кто не идут в ногу с политическим мейнстримом, являются радикалами. В советской России либеральный демократ считался правым экстремистом, несмотря на то, что подобное мировоззрение является весьма умеренным. Фашистские режимы любого демократа определяют, как левого радикала. Не мировоззрения формируют экстремизм, а действия. В демократическом обществе готовность убивать во имя идеи – любой идеи – считается крайним проявлением радикальности. Мировоззрение израильских правых влечет насилие.  Невозможно навязать подобные позиции палестинцам без насилия. Большинство правых лидеров понимают это. Они лишь считают, что насилие со стороны евреев в сложном противостоянии оправдано. Умеренные правые лидеры верят, что можно обуздать это насилие и поместить его в рамки закона. Но насилие – непокорный зверь. Как только оно прорывается наружу, оно действует по собственным законам.»

А вот что Каспи написал про реакцию правых лидеров, и конкретно Беньямина Нетаниягу на призывы к насилию, раздававшиеся в правом лагере:

«И наконец: нет никакой симметричности и в том, что касается реакции политических лидеров. Любой намек на нарушение закона со стороны левых радикалов вызывает немедленную и резкую реакцию лидеров. Не дай бог оказаться предметом острословия Йоси Сарида. Ведь леваки известны своей “галутной самоненавистью”. И более всего левые ненавидят самих себя. Вялые осуждения последних хулиганских действий правых, которые нескольким журналистам удалось вытянуть из Нетаниягу, просто смешны. Чтобы бороться с правым экстремизмом, нужно создать делигитимацию подобных действий в обществе, в котором живут хулиганы. Их следует вывести за рамки этого общества. Вегетарианские заявления Нетаниягу транслируют его сторонникам противоположный месседж. Многие воспринимают это в качестве солидарности политических лидеров с хулиганами, несмотря на то, что Нетаниягу якобы “осуждает” их.  Это весьма напоминает “осуждение” Арафатом палестинского террора в первые месяцы после подписания Норвежских соглашений. Правда, в последнее время “музыка” высказываний Арафата несколько изменилась в лучшую сторону. “Музыка” высказываний Нетаниягу и его соратников изменится лишь тогда, когда они начнут опасаться результатов голосования. Проблема, однако, в том, что не раз грубость и насилие оказывались выгодным электоральным инструментом

Несмотря на ритуальные заверения в том, что уроки прошлого хорошо выучены, и насилию нет места в израильском общественном дискурсе, действительность доказывает нам раз за разом то, что насилие и сегодня остается легитимным инструментом в глазах значительной части правого лагеря.

Завершил свою статью Каспи призывом к окружению премьер-министра, в свете описанной им атмосферы насилия, который захлестнул тогда правый лагерь, об изменении концепции охраны Ицхака Рабина  — «прежде чем прозвучал первый выстрел.»

Через две недели после опубликования этого призыва Каспи премьер-министр Израиля был убит тремя выстрелами в упор правым экстремистом Игалем Амиром.

Поселенцы забрасывают палестинцев камнями во время ежегодного сбора урожая возле поселения Ицхар. Фото Nasser Ishtayeh / Flash90

А теперь давайте посмотрим на то, что происходит в Израиле сегодня, через призму тезисов Каспи. Насилие продолжает оставаться инструментом радикальных элементов правого лагеря, при общем попустительстве ему со стороны правого мейнстрима, включая премьер-министра Нетаниягу, который фигурировал и в статье Каспи в роли «осуждающего понарошку». Насилие радикальных поселенцев в Иудее и Самарии по отношению к палестинцем, работникам общественных организаций, журналистам, и даже к армии и полиции, стало практически ежедневным явлением, и уже абсолютно никого не удивляет. Насилие по отношению к участникам демонстраций протеста, выступающих против политики правительства и против самого Нетаниягу на должности премьера (параллельно обвиняемого в суде в коррупционных махинациях), тоже уже стало обычным явлением. Не проходит ни одной субботы, дня особо массовых протестных мероприятий, в ходе которой не были бы задержаны правые экстремисты, пытающиеся применить насилие против демонстрантов.

Йона Аврушми, бросивший в 1983 году боевую гранату в сторону выступавших против войны в Ливане демонстрантов, в результате чего погиб Эмиль Грюнцвайг, активист движения «Шалом Ахшав», дает интервью самой рейтинговой новостной программе, и в нем называет «микробами» участников демонстраций протеста на иерусалимской улице Бальфур, и выражает надежду на то, что «найдутся молодые люди, которые будут знать, как надо поступить с демонстрантами».

58% считает, что израильское общество не сделало выводов из убийства Рабина

Социальные сети еще более усилили описанную Каспи тенденцию, и призывы к насилию, которые ранее были уделом лишь окружения экстремистов, сейчас мгновенно добираются до огромного количества пользователей Фейсбука и Твиттера. Все попытки усмотреть симметричность между «hate speech» левых и правых не выдерживают никакой проверки реального уровня такого дискурса со стороны левых и правых.

Демонстранты зажигают свечи в память об Ицхаке Рабине. Photo by Olivier Fitoussi/Flash90

Несмотря на ритуальные заверения в том, что уроки прошлого хорошо выучены, и насилию нет места в израильском общественном дискурсе, действительность доказывает нам раз за разом то, что насилие и сегодня остается легитимным инструментом в глазах значительной части правого лагеря. А ритуальные осуждения в адрес «молодежи холмов», нападающих на палестинцев, выкорчевывающих их оливковые деревья, и закидывающих камнями бойцов Магава, уже даже не вызывают ироническую ухмылку.

Неделю назад были опубликованы результаты социологического исследования института «Мидгам», которым руководит Мано Гева, которое было посвящено сегодняшнему отношению израильтян к убийству Рабина.

61% ответивших на опрос считают, что в Израиле может произойти еще одно убийство на политической почве.

58% считает, что израильское общество не сделало выводов из убийства Рабина, и лишь 25% считает, что такие выводы были сделаны.

66% опрошенных считают, что насилие по отношению к участникам демонстраций протеста может привести к убийству демонстранта.

58% считают, что подстрекатели против Рабина справа частично повинны в убийстве, 25% считает, что они повинны в большой степени, и 17% считают, что никакой ответственности за убийство никто из подстрекателей не несет.

57% считают, что Игаль Амир является убийцей Рабина, 10% — что нет. 13% считают, что Амир получил помощь от каких-то лиц среди руководства страны. Т.е. почти четверть опрошенных верят в ту или иную теорию заговора вокруг убийства Рабина.

К сожалению, описанные в пророческой статье Каспи явления не только не исчезли, но и еще более обострились за прошедшие 25 лет со дня убийства. И ощущение того, что следующее убийство на политической почве — лишь вопрос времени, является слишком ощутимым, чтобы отбросить его как нечто иллюзорное и несущественное.

 

 

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x