Интервью

Иллюстрация: https://pixabay.com/

Как не выпить в карантин?

«Это может быть бокал вина ежедневно, или пара бокалов, но за рулем не пьет, на работе не пьет. То есть, с алкоголем у этого человека были отношения пограничные. А когда социальные рамки ослабли, что и произошло во время карантина, зернышко проросло, и проблема стала более явной.» Еще одно явление, которое практически не обсуждалось в прессе: алкоголь во время карантина стал для многих поддержкой и утешением, но, к сожалению, эта привычка отнюдь не безобидна. Как понять, что ты уже на грани и, возможно, это уже тихий алкоголизм?

Это началось еще в марте. Когда одного за другим государство стало обязывать оставаться на карантине дома, соцсети заполнились фотографиями веселых лиц с бокалами и бутылками, и еще шуточками про победу градуса над вирусом.  Казалось бы, что тут страшного, мы в карантине, ну выпьем бокал вина, ну два, ну три, мы же цивилизованные люди, просто мы в стрессе.

Вскоре начала появляться статистика. В США продажи алкоголя выросли на 55% за неделю, а онлайн-продажи – на 243%. В Британии за март поисковые запросы в Google «доставка вина» и «доставка алкоголя» выросли более чем в 20 и 3,5 раза соответственно. В Германии за февраль-март более чем на треть, по сравнению с тем же периодом прошлого года, увеличилась продажа вина, на  31,2 процента выросли объемы продаж крепких алкогольных напитков. В России в последнюю неделю марта продажи виски, водки и пива выросли на 47%, 31% и 25% соответственно.  К маю в прессе появились осторожные высказывания специалистов: мы можем столкнуться с ростом алкоголизма во всем мире.

О том, как строятся наши отношения с алкоголем, в том числе и во время стресса, как вовремя поймать зависимость, я решила поговорить с Надеждой Котляр,  психотерапевтом, действительным членом Профессиональной Психотерапевтической Лиги, около 20 лет занимающейся лечением  алкогольных зависимостей, фобий и депрессий.

— Согласно последним исследованиям Alcohol.org каждый третий человек признается, что в изоляции стал употреблять больше алкоголя. С одной стороны, это вроде как неожиданный отпуск, а в отпуске мы всегда немножко больше выпиваем. А с другой – стресс. Что, на ваш взгляд, стало истинной причиной?

— Я думаю, стресс. Вообще, все эти активности – праздничное веселье, учеба, разборка квартир, — это компенсация огромной тревоги. На стресс есть три типа реакции: бей, беги, замри. Те, у кого прежде всего срабатывает «беги», начали активно действовать, причем в ситуации, когда совершенно непонятно, что делать.

Надежда Котляр

— При этом не надо садиться за руль, не надо ехать в офис, а в зуме можно и не показывать, что у тебя на столе всегда бокал вина…

— Проблема эта могла появиться у тех, у кого она уже в каком-то виде была — то, что называют тихим алкоголизмом. Термина такого в наркологии нет, но сам он есть, и реабилитационные центра услуги для «тихих алкоголиков» предлагают. В нем есть разные стадии. Например, человек понимает, что он, возможно, и перебирает, но он совершенно точно не считает себя алкоголиком. Это может быть бокал вина ежедневно, или пара бокалов, но за рулем не пьет, на работе не пьет. То есть, с алкоголем у этого человека были отношения пограничные. А когда социальные рамки ослабли, что и произошло во время карантина, зернышко проросло, и проблема стала более явной. Особенно опасна эта ситуация для тех, кто остался дома один.

То есть, дело не в карантине как таковом?

— Да, как правило. Я делала серию онлайн-консультаций, и почти во всех, за исключением пары случаев мы обсуждали прошлые проблемы. Только в обычной жизни эти проблемы чем-то компенсировались, другими зависимостями. Например, шопоголизмом, или трудоголизмом (который социально одобряется, хотя это точно такая же зависимость) или спортом со слишком большими нагрузками.  И когда у человека убрали его привычный способ компенсации, что ему остается? Либо еда, либо алкоголь

Почему вообще возникает зависимость? Какие факторы должны сойтись, чтобы человек стал алкоголиком – наследственность, характер, окружение?

— Всегда в основе лежит травма, иногда очень глубоко и человек часто сам от себя ее прячет. А если говорить о наследственности, то это не семейное окружение, а генетически унаследованное соотношение ферментов, которые перерабатывают алкоголь.

— Два человека могут выпивать одинаково, а перерабатываться алкоголь у них будет по-разному?

— Именно. Зачем люди пьют? Чтобы расслабиться, повысить настроение – и оно действительно работает, на первом этапе нам хорошо, у нас прилив энергии, выделяется дофамин и воздействует на центры удовольствия. А потом включаются в действие ферменты. Их два: первый разлагает алкоголь, образуя токсичный ацетилальдегид, который вызывает все неприятности похмелья. Затем второй фермент этот яд разлагает. Все реакции человека на алкоголь обусловлены соотношением в его организме этих двух ферментов. Те, у кого оба работают хорошо, могут пить много и мало пьянеют. У других даже небольшая доза алкоголя сразу вызывает отравление – они чаще всего бывают трезвенниками. А третьи пьянеют легко и им хорошо даже от небольших доз алкоголя, им надо быть осторожными. Это не безволие, не дефект личности, а биохимия мозга. Вообще связывать зависимость с моральными качествами – самая большая ошибка. Из-за этих убеждений люди в пограничной стадии, когда они понимают проблему, не идут за помощью.

Я подозревала, что все эти отсылки на французов и итальянцев не так уж корректны. Видимо, они тоже генетически лучше «заточены», пьют по нашим меркам много и не переживают по этому поводу.

— Эти народы пьют вино уже несколько тысяч лет, как и грузины, например. Да, их генетика более «счастливая». Все знают про то, как быстро спиваются чукчи или индейцы, но ведь и в России пить начали около 300 лет назад, это привезенная традиция. Есть разные исследования по этому поводу – некоторые утверждают, что вещества, содержащиеся в красном вине, способствуют зарождению новых нейронов мозга. И статистика долгожителей говорит, что после 100 лет вы не найдете почти ни одного трезвенника, что во Франции, что в Грузии. Говорить, что это тотальное зло, не стоит.

Как понять, что ты уже на грани и, возможно, это уже тихий алкоголизм?

— Во всем мире для таких целей давно используется опросник The CAGE. В нем всего четыре вопроса, очень простых и человеческих:

  1. Возникало ли у вас когда-либо желание отказаться от алкоголя или уменьшить его количества?
  2. Появляется ли у вас раздражение, когда окружающие осуждают вас за употребление алкоголя?
  3. Испытывали ли вы когда-либо чувство вины за употребление?
  4. Случалось ли когда-либо, что вам необходимо было выпить утром для того, чтобы чувствовать себя лучше?

Скажем сразу —  четвертый пункт самый главный. Он говорит о том, что уже сформировались дополнительные рецепторы, которые принимают на себя алкогольный удар и требуют добавки.

Если вы ответили положительно на два вопроса, это нормально, у каждого бывали подобные ситуации. Если на три вопроса – возможно, надо задуматься, обратить внимание и посоветоваться со специалистом, с психологом. Еще один тревожный признак: если вы слишком много выпьете, у вас не бывает рвоты. Для человека, у которого нет зависимости, алкоголь в больших дозах остается ядом, организм от него избавляется. Потеря контроля тоже говорит о проблеме. Если вы выпиваете бокал, затем второй, а после второго вас срывает и вы начинаете добавлять все подряд  – это тоже симптом возможной зависимости.

И одни из самых важных критериев – можете ли вы получать удовольствие без алкоголя? На пикнике, корпоративной вечеринке, на любом празднике обязательно ли вам выпить? И можете ли вы чувствовать себя хорошо, если алкоголя не оказалось? Если да – все не так страшно.

— У меня был знакомый, очень успешный адвокат из Нью-Йорка. Каждую ночь он вставал с кровати, шел на кухню и наливал себе бокал вина. При этом совсем не пил днем, вечером, на работе никак не отражалось. Когда он обратился к специалистам, у него диагностировали зависимость, он пошел в программу анонимных алкоголиков и не употреблял ни капли спиртного. Он действительно был алкоголик?

— Конечно. Ведь он уже не контролирует себя.  Если человек встает ночью, означает, что рецепторы, перерабатывающие алкоголь, будят его и требуют дозу. Это и есть тот самый тихий алкоголизм, когда окружающие могут и не подозревать, что человек пьет. Есть те, кто пьет постоянно и это все равно видно, но есть и абсолютно скомпенсированные люди. Они сознают, что пьют лишнее, понимают, что это проблема. Эти тихие алкоголики не входят ни в одну статистику, не обращаются за лечением, не идут в реабилитационные центры. Максимум – доходят до Общества анонимных алкоголиков. И умирают они чаще всего не от цирроза печени, а, допустим, от инфаркта.

Чем опасно такое употребление? Ну выпивает немного человек, ну иногда срывается, но в целом все в порядке.

—  Во-первых, это грозит развитием полномасштабного алкоголизма.  Но даже в том случае, когда человек пьет много, скажем, по выходным (есть даже такой термин – запой выходного дня), а потом контролирует себя, разрушается физически его тело. Есть даже отдельный диагноз у ВОЗ: вредное употребление алкоголя без зависимости.

Поскольку зависимость не формируется на ровном месте, надо предупреждать проблему. Вот из этой пограничной группы, где человек уже беспокоится, но зависимость еще не сформирована, легче всего выйти. Сегодня одна из самых частых причин – стресс, а сейчас  к тому же непонятно толком, чего бояться, что делать. Но наш организм и сам может вырабатывать те же гормоны, которые мы искусственно вызываем с помощью алкоголя. Мы можем задействовать те же рецепторы, если находим источник радости. Я занимаюсь танго и у нас есть люди, которые избавились от зависимости. Был мужчина, который прямо говорил: «Лучше я буду каждый день танцевать, чем каждый день бухать».

Но сейчас у многих нет возможности куда-то ходить – и физически, и материально, что им делать?

— Я рекомендую заниматься медитацией. Люди трудно в это верят, но оно работает. Наш мозг нуждается в релаксации, которая происходит, если мозг в состоянии транса. Алкоголь переводит нас в такой транс – именно поэтому люди, напряженно работающие, выпивают в конце рабочего дня. Но если, понимая это, сознательно расслаблять мозг с помощью медитации – это очень помогает.

Что делать, если зависимость уже есть? Как с ней бороться, какие методы работают, а какие нет?

— Самое главное: не помогают стыд и вина! Человеку, оказавшемуся в плену зависимости, надо понять про биохимию и биологию, осознать — дело не в том, что он безвольная тряпка, у него скорее всего была психологическая травма, с которой он не мог справиться другим способом. Когда я во время терапии снимаю с такого человека груз вины, он начинает искать варианты, оживает.

— Значит, ограничивать, прятать алкоголь, взывать к совести – неправильно?

— Это ужасно. Когда в семьях идут эти игры в жертву и спасителя, преследователя и преследуемого, то человек с зависимостью получается всегда плохим. А тот, кто прячет – всегда хороший. И это усугубляет все, и поэтому чаще всего нужна семейная терапия. Да, бывают люди, которые исключительно силой воли заставляют себя бросить, но внутреннее напряжение остается. У меня был клиент, который сам бросил пить, ходил на встречи анонимных алкоголиков, справлялся хорошо, но однажды что-то щелкнуло в голове во время плавания в бассейне. Вышел, купил пива и сорвался полностью.  Без поддержки, без компенсации все насильственные методы работают плохо.

И кодирование?

— Я как психолог не люблю, когда человек чего-то не делает из страха. С 2006 года у меня есть сертификат по антиалкогольному пошаговому программированию. Я прошла большой курс, супервизию, имею многолетний опыт в реабилитационных клиниках. Кодирование, программирование работают, но вызывают у человека страх: «выпьешь – умрешь». То есть, человек живет с постоянным очагом страха и это не психологично. Часто вылезают те причины, из-за которых алкоголизм начался – депрессия, тревога, потеря.

А знаменитая программа «12 шагов» и «анонимные алкоголики»?

—  Это лучше, чем ничего, потому что люди получают поддержку тех, кто их понимает. Ведь почему человек начинает пить? У него копится стресс, чаще всего из-за того, что он не может рассказать о своих чувствах, подавляет их. Эти группы позволяют говорить о том, что не получается и не чувствовать себя изгоем. Как правило, сегодня в реабилитационных центрах к программе «12 шагов» добавляют и психотерапию, что правильно.

Однако, сам основатель анонимных алкоголиков Боб Смит еще в 1939 году, представляя свой метод, сказал: когда-нибудь изобретут лекарство от этой болезни, но пока другого выхода нет. Сегодня уже появились и лекартва, например,  метод Синклера, в который я очень верю.

Как он работает?

— Он основан на условном рефлексе. Вспомните собачку Павлова: звенел звонок, давали еду и со временем звонок был сигналом к выделению желудочного сока. Выстроились нейронные цепочки. Но когда звонок много раз звенел, а еды не было, рефлекс постепенно уходил.  По методу Синклера человек перед употреблением алкоголя человек принимает лекарство, которое блокирует цепочку: алкоголь – эйфория. У человека нет запрета на употребление, он выпивает, но не получает удовольствия. И постепенно эта нейронная связь слабеет, выпивать хочется все меньше, происходит отвыкание. Это как с диабетом. Современные лекарства позволяют диабетикам есть практически все подряд, но с добавлением лекарств.

Конечно, внутренние психологические проблемы не исчезают, так что самым перспективным мне кажется сочетание психотерапии и метода Синклера. Я думаю, лет через 20 таким образом можно проблему решить. Если, конечно, позволят.

Да уж, тут замешаны большие деньги.

— И алкогольный бизнес, и рестораны, и пабы, и реабилитационные центры. И государства, что там скрывать. В Канаде, например, алкомаркеты признаны стратегически важными, премьер советует выпивать, и правительство признается, что это нужно для пополнения бюджета. Ведь все последние годы шел прирост потребления именно дорогого алкоголя. А зависимостей при этом не меньше. Я видела алкоголиков со своими винными погребами и личными сомелье – им ничуть не легче.

И на самом деле каждый раз надо подумать: это веселье твое – кому веселье, тебе или господину Арно, чей коньяк ты пьешь? Кто продал тебе идею выпить? Кто зарабатывает на твоем убеждении, что, выпивая, ты модный, ты творческая личность? Или, может, ты протестуешь против чего-то или кого? Все наши зависимости искусно подкармливаются: и трудоголизм, и алкоголизм, и шопоголизм, я уж не говорю про наркотики. Подумайте об этом.

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x