Интервью

Новые репатрианты. Фото: Tomer Neuberg, Flash-90

Проблемы алии смутного времени

"С тех пор, как закрыли небо, русскоязычных репатриантов не принимали. Сейчас  Еврейскому Агентству и Фонду дружбы впервые утвердили два рейса из Украины и России, и часть тех, кто планировал репатриироваться, смогут прилететь. Но количество мест ограничено, и этих рейсов конечно не хватает. Люди уволились с работы, сдали или продали квартиры и находятся между небом и землей".

По статистике министерства абсорбции, всего в 2020 году в Израиль прибыло 21,109 новых репатриантов, 11,126 из них из России и стран СНГ. Первая пятерка городов, лидирующих по выбору места жительства русскоязычных репатриантов, стали: Тель Авив — Яффо – 1430, Иерусалим – 1226, Нетания – 1140, Хайфа – 707, Бат Ям – 515, Ашдод – 386.

Эли Бергер, руководитель проекта поддержки русскоязычной алии в Иерусалиме, куда в этом году приехало около 10% репатриантов, рассказал сайту «РеЛевант» о проблемах репатриантов, с которыми сталкивался отдел министерства абсорбции, о пуутях решения и о мероприятиях последнего года, которые он провел вместе с Талией Милер Агранат.

Эли Бергер и Талиия Милер Агранат
Фото: Инна Меркиш

— Эли, расскажите, как происходит обычно процесс репатриации?

«Путь репатриантов начинается с момента получения визы. После собеседования с консулами будущий репатриант обращается в одну из организаций, которая привозит русскоязычных репатриантов. Это прежде всего Еврейское агентство Сохнут и Фонд дружбы, который действует в странах СНГ. Они подбирают рейс, покупают билет и в обычных случаях также бронируют гостиницу, если выбран такой вариант.

В обычное время репатриант приезжает в аэропорт и у него есть 2-3 варианта, куда ехать – к родственникам, в съемное жилье (гостиница и Airbnb), во временное жилье при центрах абсорбции в некоторых городах, или возможен съем гостиницы при участии мэрии и Еврейского агентства. Сейчас, в период коронавируса, процесс такой же, просто происходит 14 дней спустя.

Сначала большинство репатриантов приезжают в карантинную гостиницу «Дан Панорама» в Тель-Авиве (это обеспечивает службы тыла) или снимают частное жилье. В течение этого периода 10-14 дней репатрианты находятся на связи с координаторами, которые помогают им с прибытием и на связи с городами, куда они должны поехать».

— Что изменилось в 2020?

«В 2020 году у многих репатриантов была задержка с приездом, потому что консульства были закрыты, и соответственно, смогли репатриироваться те, кто еще до пандемии были у консула и получили визы, которые были продлены на несколько месяцев Еврейским Агентством и фондом дружбы. Летом большинство консульств открылось, и тогда те, кто ждали проверки документов и установления права на репатриацию, тоже могли подать документы, хотя понятно, что в соответствии с ситуацией, это было не так интенсивно, как в обычные времена. То есть весь процесс замедлился».

— Кто помогает репатриантам во время карантина и после?

«Большинство репатриантов приезжают в города, в которых есть кураторы из отдела абсорбции муниципалитета, работающие с новыми репатриантами, они распределены по районам города . Они их ведут и помогают в дальнейших шагах. В Иерусалиме есть 18 таких кураторов, во время карантина они организовывали волонтеров, которые приходили к репатриантам и помогали с покупками, приносили их и оставляли пакеты за дверью. Елена Жаровский, советник репатриации и абсорбции мэра Иерусалима организовывала подарки для детей.

Для тех, кто сидел в карантине, мы планировали дальнейшие шаги. Сразу при выходе из карантина назначали очередь в министерство внутренних дел и в банк. Теперь, со всеми ограничениями, нужно заказывать очередь заранее, и карантин позволял это делать».

— О каких проблемах вы слышали от репатриантов за последний год, и как их пытаются решить?

«Обучение по Зуму была особой проблемой этого года. Кому-то такая методика больше подходит, кому-то удобней учить язык в пижаме. Есть те, кому это сложно, и они ждут, когда начнется обычная учеба за партой. Например, есть люди с плохим зрением. Поэтому тут конечно же, хорошо бы выбирать, учиться по Зуму или фронтально.

У нас был короткий период между всеми карантинами, когда летом минздрав и министерство высшего образования разрешили учиться в классах. Один из наших самых известных ульпанов Мораша, провел опрос о предпочтении удаленной учебы, и большинство проголосовали за обучение в Зуме. Есть те, кто в группе риска и боятсяя ехать, или те, кто предпочитают быть с детьми.

Этот период особо тяжел для детей репатриантов, которые должны учиться в Зуме с классом в незнакомом коллективе, без знания языка.  Мы стараемся помочь, как можем. Многим репатриантам отдел абсорбции мэрии Иерусалима подарил планшеты, чтобы дети могли учиться. Студенты от министерства абсорбции получают стипендии и занимаются с учениками-репатриантами, но в эти времена — это общение тоже происходит через Зум. Я надеюсь, что скоро возобновится живое общение, которого детям так не хватает.

Еще одна сложность — работа и трудоустройство. Те, кто приехал во время пандемии, были уже готовы и выстроили свой порядок приоритетов: например, сперва учеба иврита в Зуме. Или ориентировались на ту работу, которая есть. Проблема была у людей, которые репатриировались до пандемии, были заняты в других отраслях, а сейчас не востребованы. Иерусалим — туристический город, и много людей работали на начальных позициях в сфере туризма (гостиницы, турагенты, мед. туризм). Они попали под увольнения или вышли в оплачиваемый отпуск. Не все получают пособия по безработице, и не все могут пойти работать, например, сиделками и бросить работу в гостиницах или в местах с перспективами развития. Если нет пособия, они могут рассчитывать на доплату до прожиточного минимума, или на второй год в стране — на пособие от министерства абсорбции или на пособие от института национального страхования. Сама ситуация совсем не простая, так как эти пособия не покрывают все расходы.

Мы пытаемся с разными организациями и фондами помогать при сложных случаях и оказывать социальную помощь – например, получить продукты питания от благотворительных фондов, с которыми работает мэрия, иногда предоставить одноразовую финансовую помощь.

Большая проблема во время пандемии — то, что государственный сектор практический закрыт, включая институт национального страхования, министерство транспорта, где люди хотят поменять права на израильские, и налоговое управление, которое актуально для тех, кто работает в двух разных фирмах. Раньше такие вопросы было легче решать при личном присутствии. Теперь это перешло в онлайн, и тем, кто не владеет языком, нужна  помощь в заполнении анкет и документов. Большое количество обращений к нам именно на эту тему, помощь в общении онлайн с этими организациями. Наше вмешательство теперь интенсивнее, чем в обычное время».

-За последний год министерство абсорбции проводило мероприятия онлайн?

«Наше отделение в Иерусалиме провело онлайн «седер песах». Это было очень трогательно, так как это был их первый седер в стране. Также мы проводили мероприятия «Память в Салоне» ко дню Холокоста.

А в праздниках, которые мы проводим, участвуют сотни родителей с детьми. Постоянно проводятся мастер-классы, касающиеся трудоустройства, карьеры, защите прав репатриантов».

-Что изменилось с момента той демонстрации репатриантов в Хайфе и их обращения к политикам?

«Новые репатрианты, у которых закончилась корзина абсорбции, получили дополнительное разовое пособие от министерства абсорбции и пособие по прожиточному минимуму. Было принято ряд решений о субсидированном обучении иврита».

-Была еще проблема у ребят, занимающихся по программе «Маса», они не могли улететь к себе домой для оформления документов. Как им помогли?

Да, у некоторых из них не было всех необходимых документов, чтобы оформить репатриацию и начать получать корзину абсорбции.  Проблема  решилась,  с тех пор заехали новые ребята со всеми  документами, потому что уже понимали, что не факт, что смогут вылететь».

-На днях правительство приняло решение ограничить въезд в страну до 200 человек в день и остановить рейсы репатриантов. Что с ними происходит?

«С тех пор, как закрыли небо, русскоязычных репатриантов не принимали. Сейчас  Еврейскому Агентству и Фонду дружбы впервые утвердили два рейса из Украины и России, и часть тех, кто планировал репатриироваться, смогут прилететь. Но количество мест ограничено, и этих рейсов конечно не хватает. Люди уволились с работы, сдали или продали квартиры и находятся между небом и землей. Еврейское агенство подает просьбы на утверждение еще одного рейса из России и надеется, что просьбу утвердят. Все репатрианты едут в карантинную гостиницу, поэтому никому никакой опасности не представляют в плане заражения».

 

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x