Ваши права

Министр внтуренней безопасности Асмир Охана. Фото: Shir Torem/Flash90

Он был связан, и на нём сидели полицейские

Спустя десять дней после того, как Амир Гадидиан Рашти, страдавший психическим расстройством, умер в наручниках в квартале Ха-Аргазим, его семья всё ещё ждёт ответов от государства. "Парамедик сказал, что у него нет пульса, и потребовал снять с него наручники. Умер он уже там", - сказал один из родственников. Перед домом министра Оханы состоялась демонстрация.

В воскресенье семья Амира Гадидиана Рашти отсидела шиву по душевнобольному, который умер после того, как полицейские надели на него наручники и прижали к земле, в то время, когда он стонал, что не может дышать. Семья всё ещё ожидает результатов патологоанатомического вскрытия, чтобы узнать, что привело к смерти Амира. Несмотря на то, что МАХАШ (отдел Минюста по расследованию преступлений   полиции) начал расследование, ни один из свидетелей трагического инцидента не был вызван или допрошен сотрудниками отдела. Неизвестно также, были ли допрошены двое замешанных полицейских, и продолжают ли они служить в правоохранительных органах.

В начале недели, после публикации статьи в «Ха-маком ахи хам», полиция выступила со следующим заявлением: «Вопреки утверждениям, речь идёт о задержании, совершённом в соответствии с законом, за нападение на полицейских, которые были вызваны на место происшествия медицинскими работниками после отказа покинуть территорию, на которую человек вторгся и отказался от предложения медицинской помощи. Насколько известно, нет никакой связи между арестом и эвакуацией с места инцидента медицинскими работниками и его смертью, наступившей позже в больнице. Инцидент расследуется компетентными органами соответствующим образом «.

В то же день МАХАШ сообщил, что «расследование всё ещё ведётся тщательно и всесторонне». Отдел по расследованию преступлений   полиции отказывается комментировать результаты вскрытия (хотя они уже поступили), а также отвечать на вопрос о том, работают ли сотрудники полиции, участвовавшие в инциденте, допрошены ли они, и почему свидетели случившегося всё ещё не допрошены и не вызваны для дачи показаний.

Аарон Бен-Эль Битон, брат жены Гадидиана, говорит, что 35-летний мужчина уже десять лет страдал шизофреническим расстройством и был признан Институтом национального страхования стопроцентным инвалидом. «В последние годы его госпитализировали примерно четыре раза, – говорит он. – Самая длительная госпитализация продолжалась около месяца. Ему делали укол каждые две недели, и большую часть времени он был вполне сбалансированным. Физически он был совершенно здоровым. Он растил детей и был очень предан им и его жене. Время о времени он работал по несколько часов в булочной по соседству».

«Мне однажды довелось видеть его в состоянии нервного приступа. Он мог громко кричать, метаться по комнате, стучать по столу, говорить сначала хорошие слова, а потом перейти на ругань.  Но я  никогда не видел, чтобы он нападал на кого-нибудь или причинил кому-то вред. Очень помогали уговоры, слова Торы».

Супруги Гадидиан, оба уроженцы южного Тель-Авива, были выселены из своего дома в квартале Ха-Аргазим несколько лет назад и проживали в социальной квартире в соседнем районе. Гадидиан был религиозен, и его жена вернулась к религии вслед за ним. Они вместе воспитывали семерых детей в возрасте от 1 до 14 лет, и сейчас вдова снова беременна. Аарон Битон говорит, что многие люди пытаются помочь ей деньгами и продуктами питания. «Она полностью сломана, – говорит Битон. – Судя по всему, она всё ещё не полностью понимает, что произошло. Дети его ищут, старшая дочь не хочет есть, пока не вернётся папа».

Он умер уже там

Во время инцидента, произошедшего около десяти дней назад, члены семьи Гадидиан позвонили в службу «Маген Давид адом», после того, как с Амиром случился нервный припадок. Согласно правилам, сотрудники «Маген Давид адом» вызвали полицию. Свидетели, которые были на месте происшествия, рассказывают, что Амир Гадидиан пререкался с полицейскими, которые были осведомлены, что они имеют дело с психически больным человеком. Он бросил в полицейских горящую сигарету, после чего они повалили его на пол, и один из милиционеров сел на него, а другой связал ему руки и ноги. Гадидиан потерял сознание, и решено было доставить его в больницу «Ихилов». По дороге парамедики делали ему искусственное дыхание, а в больнице врачи констатировали смерть пациента.

Как уже упоминалось, никого из членов семьи и соседей, которые были свидетелями случившегося до сих пор  не вызывали на допрос. Родственникам не передали результаты вскрытия, хотя прошло уже больше недели. «Я не в том состоянии, чтобы предъявлять сейчас обвинения, но, судя по тому, что мне известно, Амир не умер естественной смертью, – говорит Аарон Битон. – Он был физически совершенно здоров и страдал только от шизофрении. Он был в наручниках, нейтрализован, и на нём сидел полицейский. Другой причины смерти я не вижу».

«Он кричал, что ему не хватает воздуха, потом кричал, что хочет в туалет. Потом он помочился на себя и после этого больше не двигался. Нам говорят, что он просто потерял сознание во время инцидента, но он закатил глаза и потом уже не приходил в сознание. Парамедик, который был там, сказал, что у него нет пульса, и потребовал, чтобы полицейские освободили его от наручников. Это значит, что он уже был мертв».

Вдова Гадидиана и другие свидетели были допрошены в тот же день в квартальном полицейском участке, что уже само по себе является нарушением закона, так как, только МАХАШ имеет право допрашивать свидетелей в такого рода инциденте. Таким образом, возникает подозрение в объективности расследования. Полиция также отказывается сообщить семье погибшего имена сотрудников полиции, которые участвовали в инциденте.

«Религиозные люди верят, что каждому отмерено время в этом мире, а в конце приходит Ангел смерти и уносит человеческую душу на своих крылах, – говорит Битон. – Но всё же он не умер, он был убит. Если бы полицейские проявили немного заботы и сочувствия, этого можно было бы избежать. Даже с убийцей нельзя так обращаться, не говоря о душевно больном человеке. Кто-то виновен в том, что он ушёл из этого мира, и мы требуем ответов».

Обстоятельства инцидента необходимо расследовать

После публикации статьи в «Ха-маком ахи хам» депутат Кнессета Моше Арбель от партии ШАС направил запрос министру внутренней безопасности Амиру Охане. «Даже после этого возмутительного инцидента полиция не действовала так, как ей положено по закону, – пишет депутат Арбель. – Когда одна из свидетельниц пришла в отделение полиции и попросила подать жалобу на сотрудников полиции за то, как они себя вели, её отправили на допрос в том же участке, вместо того, чтобы направить прямо в МАХАШ. Сын этой свидетельницы и вдова тоже были допрошены в обычном полицейском участке, а не в МАХАШ. Кроме того, полиция не позволила им ознакомиться с полученными показаниями.

«До сих пор результаты вскрытия не были переданы членам семьи жертвы. Это очень серьёзный случай, так как, инцидент с участием полиции привёл к смерти человека, страдающего шизофренией, не подозреваемого в совершении какого-либо преступления и не представляющего никакой опасности для других. Обстоятельства инцидента необходимо расследовать, но уже сейчас ясно, что даже, если действительно нужно было задержать человека и надеть на него наручники, то не было необходимости применять по отношению к жертве столь жестокое насилие, пинать и сидеть на жертве, когда она стонет от удушья . Двое полицейских могут надеть на человека наручники, не причинив ему серьёзного вреда для здоровья, а после того, как он был связан, не было никакой необходимости прижимать его к полу.

Хочется задать три вопроса:

  1. Был ли расследован трагический инцидент? Каковы были выводы расследования? Почему полиция не направила свидетелей, жаловавшихся на полицейских, в МАХАШ, и какие меры были приняты по отношению к этим полицейским?
  2. Почему результаты вскрытия не были переданы семье жертвы?
  3. Что министерство внутренней безопасности предпринимает для улучшения методов работы полиции в обстоятельствах, связанных с душевнобольными людьми, с целью предотвращения повторения подобных трагических случаев?

Перед домом министра внутренней безопасности Амира Оханы по улице Ха-Солелим в Тель-Авиве прошла демонстрация протеста. Участники демонстрации держали плакаты, осуждающие полицейское насилие и произвол: «Нельзя терпеть ситуацию, когда  полицейский является одновременно и судьей, и палачом», «Остановить жестокость полиции».

 

Оригинал на сайте «Ха-маком ахи хам ба-геейном»

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x