Зона безопасности

Беспорядки на Западном берегу. Фото: Nasser Ishhayeh, Flash-90

Аннексия: взрывоопасный потенциал

Вопрос последствий аннексии почти не появлялся на медийном поле битвы между Нетаниягу и Ганцем, а он действительно критично важен для нашего будущего существования в регионе и взаимного сосуществования с соседями.

Судя по сообщению в газете Гаарец , наше оборонное ведомство занялось подготовкой к тому, что наступит в регионе после принятия окончательного решения об уже намеченных нынешним правительством односторонних шагах в Иудее и Самарии — аннексии Иорданской долины и распостранению израильского суверенитета на все поселения, включая и отдаленные. В рамках подготовки к этим намеченным Нетаниягу решениям, силовые структуры создали механизм, задачей которого будет координация действий между силовыми структурами и соответствующими министерствами в случае накаления обстановки. Рассматриваемые силовиками сценарии включают в себя террористические акты, прорыв палестинцев на территорию поселений, массовый прорыв жителей Газы на территорию Израиля, запуск ракет из Сирии и Ливана, прорыв ливанских жителей на территорию Израиля, а также массовые демонстрации протеста в самом Израиле и за «зеленой чертой», которые будут сопровождаться перекрытием центральных дорог и перекрестков.

После переноса посольства США в Иерусалим ожидались большие беспорядки, в итоге они аккумулировались в демонстрации возле границы с Газой, которые позже превратились в запуски баллонов со взрывчаткой. Сейчас ожидается, что реакция палестинцев будет намного более жесткой, так как любой шаг к аннексии и распостранению израильского суверинитета в Иудее и Самарии рассматривается палестинцами как отдаление возможности претворения в жизнь модели «два государства для двух народов». В этом аспекте стоит учесть следующий ключевой момент — палестинцы абсолютно не признают план Трампа. Односторонние израильские шаги неизбежно будут восприняты ими как ускоренное движение Израиля к полной ликвидации палестинской мечты о государстве.

При всем том, что справа привычным дискурсом стало ругать соглашения в Осло и их последствия, одним из важнейших результатов заключенных в Норвегии соглашений было образование Палестинской Автономии и передача ей полной ответственности (и гражданской и по вопросам безопасности) на территории А, где находятся все крупные палестинские города, и ответственности за гражданские вопросы на территории В. На конструктивном сотрудничестве между ПА и Израилем, включая сотрудничество в области безопасности, зиждется вся концепция национальной израильской безопасности в период правления Абу-Мазена. Все правые правительства, которые были в стране с 2005 года, с начала эпохи Абу-Мазена, не сделали ни одного шага, дабы отменить существующее положение, а скорее наоборот.

Иллюстрацией тому может служить история с денежной помощью организации UNRWA, занимающейся гуманитарной помощью палестинским беженцам,  которой Трамп отменил американскую финансовую помощь, удостоившись за это громких публичных аподисментов от официальных израильских лиц. Что позже не помешало Израилю отправить тайных посланцев к руководству стран ЕЭС с просьбой о принятии европейцами на себя тех финансовых обязательств, которые прекратила выполнять американская администрация. С одной стороны, Израиль публично выступает против самого факта существования UNRWA, утверждая, что эта организация лишь увековечивает статус палестинцев как перманентных беженцев. С другой стороны, тот же Израиль понимает, что при всей критике в адрес этой организации, местами вполне справедливой, в данный момент UNRWA является важным элементом, способствующим сохранению стабильности в регионе.

С годами поддержание этой стабильности в сотрудничестве с палестинцами стало восприниматься израильтянами как объективная реальность, как нечто самое собой разумеющееся. Общим местом считается мнение о том, что палестинский истеблишмент, неплохо живущий в период спокойствия, будет при любом раскладе и при любых шагах Израиля всеми силами сохранять стабильность и бороться с теми, кто хочет раскачать лодку. Этот подход учитывает исключительно прагматичные устремления палестинской верхушки. Однако в том положении, в котором мы все живем, абсолютно необходимо брать в расчет и не рациональные факторы, особенно когда в дело вовлечены такие тонкие материи как национальная гордость и стремление к независимости.

И в этом плане нескончаемый конфликт с сектором Газа может служить отличным и очень болезненным уроком. Израиль уже более десяти лет не способен разрулить ситуацию, и сейчас происходит то, что еще лет 5-6 назад казалось бы полным абсурдом — Израиль пытается договориться с Хамасом для соблюдения относительной тишины, и использует Хамас как субподрядчика в вопросе контроля над Исламским Джихадом.

Если и в Иудее и Самарии в итоге верх возьмут радикальные элементы, а это вполне может случиться, если динамика ухудшения ситуации, помноженная на утрату палестинцами надежды на хоть какую-то независимость от Израиля приведет к большому взрыву, то стоит учитывать, что Иудея и Самария это отнюдь не Газа, в которой сейчас нет ни одного поселения, и она отделена от Израиля более или менее контролируемым забором. Действительность и топография в Иудее и Самарии радикально иные. И если за «зеленой чертой» появится источник постоянного напряжения, нам всем придется отнюдь не сладко. Хорошо, что силовые структуры уже сейчас понимают взрывоопасный потенциал односторонних шагов израильского правительства (совершенно символических — если оценивать их по гамбургскому счету, а не через призму идеологических установок), но даже при самой наилучшей тактической подготовке к стремительному ухудшению ситуации, стратегический ущерб невозможно будет ни предотвратить, ни заранее оценить его реальную глубину.

Аннексия Иорданской долины также сулит проблемы с Иорданией. В самой Иордании обстановка может накалиться, и радикальные палестинские элементы начнут угрожать благополучию правящей монархии, что точно не является израильским интересом. Чрезвычайно длинная граница с Иорданией, сейчас очень тихая и спокойная благодаря мирному договору и взаимовыгодным отношениям между странами, может превратиться в очаг постоянной напряженности, включая и те участки границы, которые практически прилегают к новому международному аэропорту Римон, расположенному возле Эйлата. Все это может вовлечь нас в бурлящий котел, и это касается также хрупкого баланса в чрезвычайно взрывоопасном месте — на Храмовой горе, где Иордания является опекуном ВАКФа, который управляет делами на горе.

Будущее постоянное правительство Нетаниягу, если оно будет сформировано по итогам прошедших 2 марта всеобщих выборов, вполне сможет ввергнуть страну в хаос. Этот процесс не обойдется без больших жертв и будет сопровождаться трудно исправимым ударом по международному имиджу Израиля. Если премьер-министром все же станет Бени Ганц, даже при наличии в его списке таких правых партнеров как Моше (Буги) Яалон, Цвика Хаузер и Йоаз Хендель, можно с определенной долей уверенности утверждать, что его правительство не будет хотя бы ухудшать ситуацию, и проводить в жизнь символические шаги, сулящие совершенно реальные проблемы. Ганц не будет заложником правого электората, ему не надо будет постоянно доказывать, что он правее Нафтали Беннета и Бецалеля Смутрича.

И хотя вопрос последствий аннексии почти не появлялся на медийном поле битвы между Нетаниягу и Ганцем, он действительно критично важен для нашего будущего существования в регионе и взаимного сосуществования с соседями.

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x