Конфликт

Восточный Иерусалим. Фото: dario Sanchez, Flash-90

Аннексии не будет, а что будет?

Нетаниягу продолжает нас убеждать, что аннексия в будущем обязательно произойдет. Вопрос в том, кто ему еще верит. Если аннексия была изначально лишь той самой козой из анекдота, то не превращаются ли обещания Нетаниягу во время предвыборной гонки в сознательный обман избирателей? Не то, что Нетаниягу впервые ловят на прямом вранье, да и он далеко не единственный политик-лжец, однако в его случае  установлен национальный рекорд.

Провозглашенная с помпой нормализация отношений Израиля с ОАЭ, с одной стороны, явилась сюрпризом, с другой — этого реально можно было ожидать. Умеренные страны Залива, такие как ОАЭ, Оман, Бахрейн, Саудовская Аравия давно поддерживают неформальные дружественные и взаимовыгодные отношения с Израилем. Они находятся в разной степени конфронтации с Ираном, стремятся дружить с США, и нормализацию отношений с Израилем необходимо рассматривать через призму этих факторов.

Вместе с сообщением про нормализацию мы узнали о том, что аннексия Иорданской долины и распространение израильского суверенитета на поселения, расположенные в Иудее и Самарии, снова откладываются. А ведь никто иной, а именно Биньямин Нетаниягу сразу после объявления в Вашингтоне об условиях «сделки века» клятвенно обещал начать аннексию чуть ли не сразу. Потом аннексия была отложена совсем ненамного, до окончания работы комиссии, которая должна была начертить географические контуры аннексии и распространения суверенитета. Потом снова были выборы, на которых Нетаниягу активно продвигал обещание аннексии, собирая в копилку Ликуда голоса колеблющегося правого электората, и когда уже, наконец, было создано постоянное правительство, намерения аннексии казались чрезвычайно серьезными, так как во всех коалиционных соглашениях Ликуда с партнерами по коалиции, кроме договора с «Кахоль Лаван», была прописана поддержка ими планов аннексии. Договор же с «Кахоль Лаван» был составлен таким образом, что Ганц и его фракция никак не могли заблокировать решение об аннексии ни в правительстве, ни в Кнессете.

Потом появилась дата — 1 июля этого года. День начала аннексии. Но 1 июля прошло, а воз был и ныне там. И после провозглашения нормализации отношений с ОАЭ вопрос аннексии вообще сошел с актуальной повестки дня. Со стороны США, идут заявления о том, что Израиль согласился на модель «два государства для двух народов» и на очертание будущих границ Израиля и Палестинского государства. Причем эти заявления озвучили Трамп и его главный советник по вопросу урегулирования конфликта Джаред Кушнер. Фактически они согласились с тем, о чем настойчиво говорили противники аннексии — ее осуществление это не шаг к урегулированию, а это шаг к еще более широкому углублению конфликта, осуществление этих планов практически поставит крест на попытке решить конфликт разумным образом, будет чревато серьезным ухудшением в отношениях Израиля с ПА, особенно в вопросе безопасности, активизирует деятельность радикальных кругов у палестинцев, и вдобавок к этому создает серьезные проблемы в отношениях Израиля и Иордании.

Нетаниягу продолжает нас убеждать, что аннексия в будущем обязательно произойдет. Вопрос в том, кто ему еще верит. Если аннексия была изначально лишь той самой козой из анекдота, которую раввин посоветовал еврею, жалующемуся на жизнь, купить и поселить с собой в одном доме, то в таком свете не превращаются ли обещания Нетаниягу во время предвыборной гонки в сознательный обман избирателей? Не то, что Нетаниягу впервые ловят на прямом вранье, да и он далеко не единственный политик-лжец, однако в его случае  установлен национальный рекорд!  Теперь, когда козу вывели из дома, и это стало ценой заключения мирного договора с ОАЭ, по крайней мере если смотреть на ситуацию в очень упрощенном свете, кем в этой ситуации выглядит Нетаниягу — великим торговцем и дипломатом, или же великим мошенником, нагло врущим собственному народу? Или тем и другим вместе? А может быть просто политиком, не склонным к резким движениям, но умеющим заработать политический капитал вот таким странным образом?

Говоря об отношениях Израиля с умеренными странами Персидского залива в целом, чрезвычайно важно помнить, с чего начинались эти отношения, ведь это именно то, что Нетаниягу и правый лагерь хотят, чтобы мы забыли. Отношения эти возникли после заключения договоров в Осло между Израилем и Организацией Освобождения Палестины, когда казалось, что Израиль и палестинцы наконец стали на путь урегулирования долгого и кровавого конфликта. С тех пор много чего случилось, но заложенная тогда база нормализации продолжала развиваться, и только Катар соскочил с этой колеи и повел собственную политику в регионе, поддерживая радикальные исламистские элементы.

Когда сейчас Нетаниягу пытается продавать соглашение с ОАЭ как победу модели «мир взамен на мир», самое главное помнить историческую правду, не забывать о том, что сами отношения Израиля с ОАЭ стали возможны только после начала в Осло мирного процесса, и иметь в виду ту цену, которую Израиль заплатил за переход дружественных отношений с ОАЭ из скрытой, хотя и активной формы, в состояние открытое и публичное.

При том, что руководство ПА активно протестует против признания ОАЭ Израиля и установлению между странами публичных отношений, видя в этом предательство интересов палестинского народа, в некотором аспекте явные и тайные условия тройственной сделки между США , Израилем и ОАЭ демонстрируют то, что палестинский вопрос отнюдь не снят с повестки дня. И если Израиль стремится к действительно «горячему» миру с умеренными арабскими странами, который также будет являться цементирующим элементом в борьбе с влиянием Ирана в регионе, это возможно будет добиться лишь если произойдет реальное усилие по достижению мира между Израилем и палестинцами.

Тут стоит напомнить о том, почему мир Израиля с Египтом быстро перешел из начальной «горячей» фазы в его многолетнюю холодную. В ходе переговоров в Кемп-Дэвиде египтяне всеми силами стремились увязать свое соглашение с Израилем с решением палестинского вопроса. После долгих убеждений Менахем Бегин согласился прописать в договор согласие Израиля на создание палестинской автономии. Договор был заключен, Израиль и Египет выполнили все его пункты, которые касались военных, территориальных и прочих проблем между странами, но в вопросе обещания палестинцам автономии Израиль не сделал вообще ничего. В итоге египтяне поняли, что Бегин их просто кинул. Элементарно обманул. Облапошил. Пообещал то, что заведомо не собирался выполнять. Мир между Египтом и Израилем был стратегически важен для обеих сторон, и для США в не меньшей степени, и из-за общности этих интересов он уже существует более сорока лет, но отношение египтян к израильтянам перешло в очень холодную, едва корректную стадию.

Без максимально справедливого мира с палестинцами настоящей нормализации отношений Израиля со странами региона — не добиться. Общность стратегических интересов  поддержит деловые отношения, но не более того. И остановка аннексии в рамках нормализации отношений с ОАЭ это четко показала. Мир с Израилем стратегически важен для небольших, но очень богатых стран Персидского залива, находящихся в затяжном конфликте с Ираном и его сателлитами, и история с возможной продажей ОАЭ американских самолетов-невидимок F-35 это ярко продемонстрировала. Но даже имея такие стратегические интересы, ОАЭ и, я уверен, другие страны, приближающиеся к объявлению официальной нормализации отношений с Израилем, будут держать палестинский вопрос на повестке дня, и не дадут Израилю свободы маневра в его «решении» конфликта путем радикальных односторонних шагов, таких как та самая пресловутая аннексия, на данном этапе отправленная в дальний ящик.

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x