Политика

Председатель Верховного суда (БАГАЦ) Эстер Хают во время слушания. Photo by Oren Ben Hakoon/POOL

Промежуточный вариант для БАГАЦа

"После 21-х выборов в Кнессет (они же – «первые выборы») адвокат Юваль Йоаз и я подали петицию с требованием лишить Нетаниягу права на формирование правительства – в связи с подозрениями против него (на тот момент это были лишь подозрения, а не обвинения)... Пусть отстранить Нетаниягу не в наших силах, но мы можем отобрать у него власть над системой правосудия". Судьи БАГАЦА с предельной, возможно, даже излишней осторожностью относятся к вопросу, можно ли доверить Биньямину Нетаниягу, обвиняемому в нескольких уголовных преступлениях, формирование правительства. Адвокат Шахар Бен-Меир предлагает: дайте этому человеку сформировать правительство, но не упускайте из виду конфликт интересов.

В начале следующей недели БАГАЦ посвятит два дня обсуждению важного вопроса: можно ли доверить формирование правительства человеку, обвиняемому по нескольким серьезным статьям. Наряду с этой темой будут подняты и второстепенные вопросы, касающиеся аннулирования отдельных пунктов коалиционного соглашения.

Как заявители, так и ответчики надеются услышать ясный ответ на вопрос, может ли лицо, обвиняемое в серьезных правонарушениях, стоять во главе правительства. Каждая из сторон считает, что настало время для однозначного решения – да или нет.

Я же утверждаю, что, помимо этих двух ответов, которые суд может дать на столь непростой вопрос, есть и промежуточный вариант, который, разумеется, невозможно представить без аргументации. Он также требует некоторого изменения формулировки вопроса, который задается суду.

Сегодня заявители ставят вопрос так: «Можно ли доверить лицу, обвиняемому по нескольким серьезным статьям, такую задачу, как формирование правительства?» Я же предпочту сформулировать вопрос точнее: «Должен ли суд именно сейчас лишить обвиняемого (Биньямина Нетаниягу) мандата на формирование правительства?»

От точной постановки вопроса будет зависеть решение касательно последних петиций.

Но для начала – важное признание.

После 21-х выборов в Кнессет (они же – «первые выборы») адвокат Юваль Йоаз и я подали петицию с требованием лишить Нетаниягу права на формирование правительства – в связи с подозрениями против него (на тот момент это были лишь подозрения, а не обвинения). Судьи Офер Гросскопф, Дафна Барак-Эрез и Йосеф Эльрон решительно отвергли это требование (БАГАЦ 2848/19), особо подчеркнув, что президент доверил премьер-министру миссию создания правительства, и нужно уважать это решение. Я понял их доводы, несмотря на категорическое несогласие с ними.

Подчеркну: я абсолютно уверен, что ни одно западное государство не в силах представить себе, что лицу, ожидающему суда по нескольким серьезным обвинениям, могут доверить создание правительства. Ответ партии «Ликуд» на петицию включал в себя множество утверждений политического характера и целый раздел в духе сравнительного правоведения, который доказывал нам, что ни в одном западном государстве не существует подобной нормы.

Точный вопрос должен звучать так: «Должен ли суд именно сейчас лишить обвиняемого (Биньямина Нетаниягу) мандата на формирование правительства».

Ответ на этот довод до неприличия прост: ни в одном нормальном государстве деятель, «всего лишь» подозреваемый в серьезных правонарушениях, не держался бы за свой пост. Он бы сам ушел из политической жизни, либо же партия убрала бы его из виду. Законодатели либеральных демократических государств не считали нужным прописывать в конституции столь очевидную истину: обвинения в уголовных преступлениях и главный государственный пост категорически несовместимы.

В Израиле же – и это один из гнилых плодов власти Нетаниягу – понятие «Так не принято» (известное английское выражение It’s not done) давно стало пустым звуком.

Судьи перестраховываются

После того, как председатель Кнессета Юлий Эдельштейн открыто высказал свое презрение к решению суда, в ходе неизбежно напряженного обсуждения в Верховном суде прозвучали слова судьи Узи Фогельмана: суд должен помнить о том, чтобы не перегнуть палку, это его ответственность перед обществом. Проще говоря, даже в столь критический час законодательная система считает своим долгом – в большей степени, чем другие системы – соблюдать правила игры, даже если эти самые правила регулярно нарушаются деятелями, которые готовы на все, чтобы остаться у власти.

Ни в одной нормальной стране деятель, «всего лишь» подозреваемый в серьезных правонарушениях, не держался бы за свой пост. Он бы ушел из политической жизни, либо же партия убрала бы его из виду.

В свете всего сказанного очевидно, что конституционная ситуация на момент первых выборов в корне отличается от нынешней. Конституционный кризис, связанный с невозможностью сформировать правительство и сопровождающий нас уже полтора года, вкупе с кризисом, вызванным эпидемией коронавируса, побуждает судей вести себя с предельной, возможно, даже излишней осторожностью, при том, что они в принципе склонны перестраховываться.

В нынешней исключительной ситуации судьи, получив на рассмотрение мой точно сформулированный вопрос, вполне могут ответить, что сейчас не время лишать обвиняемого права на исполнение обязанностей премьер-министра в течение первых полутора лет каденции. Я не удивлюсь, если судьи добавят, что они, разумеется, не оправдывают деяний обвиняемого, но считают, что именно сейчас неразумно отстранять его от дел.

Но суд не должен ставить точку после этих слов. Доводы против формирования правительства Нетаниягу можно представить в двух плоскостях, сделав акцент сперва на приемлемости, а затем на конфликте интересов.

Любому разумному человеку очевидно, что премьер-министр, обвиняемый в нескольких правонарушениях – это нечто совершенно неприемлемое, однако суд может призвать нас сделать послабление в связи с непростой конституционной ситуацией.

С конфликтом интересов дела обстоят иначе. Мы видим, что деятель, обвиняемый по нескольким статьям, рассчитывает с помощью коалиционных соглашений подчинить себе суд и повлиять на него, и этому нет и не может быть оправдания. На этом уровне судьям будет проще. Они могут не бояться, что конституционный кризис затянется, и вместо этого пустят в ход все судебные аргументы, касающиеся конфликта интересов, не оглядываясь на народное волеизъявление.

Доверить решение «Кахоль-Лаван»

Апелляции, представленные суду, равно как и прописанные в законе полномочия, дают системе правосудия полное право аннулировать все пункты коалиционного соглашения, оставляющие обвиняемому возможность как-либо влиять на состав суда и прокуратуры – от юридического советника до генерального прокурора.

Судьи, получив на рассмотрение мой точно сформулированный вопрос, вполне могут ответить, что сейчас не время лишать обвиняемого права на исполнение обязанностей премьер-министра.

Суд имеет полное право не только аннулировать соответствующие пункты в коалиционном соглашении, но и решительно постановить, что ни обвиняемый Нетаниягу, ни другие ключевые фигуры не имеют права назначать судей и влиять на состав органов правопорядка, если они относятся к блоку Нетаниягу.

Такая постановка вопроса даже не противоречит доводам самого премьер-министра насчет важности создания полноценного паритетного правительства, в котором у правого блока с одной стороны и «Кахоль-Лаван» с примыкающими фракциями с другой стороны будут абсолютно равные права в принятии решений.

Суд может и должен сказать, что допускает создание такого правительства (в связи с нынешними исключительными обстоятельствами), несмотря на то, что во главе его на первом этапе будет стоять лицо, обвиняемое по нескольким статьям. Но в связи с риском конфликта интересов необходимо сделать все, чтобы обвиняемый не мог влиять на назначение людей на влиятельные посты в суде и в органах правопорядка. Эта сфера должна быть полностью в руках другой стороны, которую сам Нетаниягу признает равноценной своему блоку.

Если решение окажется именно таким, его можно будет считать неким промежуточным вариантом. Он не обрадует заявителей, которые считают, что обвиняемый не достоин занимать пост премьер-министра, но еще в меньшей степени он придется по душе самому обвиняемому, который рассчитывал воспользоваться своими полномочиями, чтобы повлиять на судебный процесс. Суд может исключить подобный расклад, сделав акцент на конфликте интересов.

 

Оригинал публикации на сайте Ха-Маком

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x