Арабский мир

Противостояние армии и палестинцев в Наби Салах. photo by Issam Rimawi/FLASH90

О "саламе" и "шаломе"

"Я защищал идею мира в спорах с другими палестинцами, я пел песни о мире и даже назвал своего сына Салам (Мир). Однако почти три десятилетия спустя после соглашений Осло – никакого мира нет и в помине. Когда моему сыну было 5 лет, он подошел ко мне в слезах и сказал: “Я не хочу, чтобы меня называли Саламом”. Как вы, господин президент, собираетесь восстановить доверие к слову “мир” (“салам”), чтобы мой сын, наконец, смог полюбить свое имя? Как восстановить ценность таких слов, как “свобода”, “справедливость”, “демократия” среди палестинской молодежи? Как нам уберечь своих детей от соблазна пойти по пути террора, из-за которого мы все страдаем до сих пор?" Открытое письмо палестинца президенту Байдену.

От редакции: отец всемирно известной палестинской активистки Ахед Тамими, Басам Тамими — также достаточно известный в палестинской автономии борец против оккупации, участник первой интифады. Как все палестинцы, Басам очень обеспокоен тем, что палестинский вопрос перестал быть центральным на Ближнем Востоке за годы правления президента Трампа. На днях он направил избранному президенту США Байдену открытое письмо, в котором он призывает Америку срочно вмешаться в происходящее и активно продвигать мирный процесс между Израилем и палестинцами. С одной стороны, Тамими в своем письме практически полностью опускает тему какой-либо ответственности палестинской стороны за провал Ословских соглашений, Вторую интифаду и так далее, и продвигает официальный палестинский нарратив. С другой, его письмо заслуживает прочтения. Хотя бы потому, что мы, израильтяне, не заинтересованы в очередном витке насилия с палестинцами, ни на Западном Берегу, ни в Газе — а это вполне вероятный сценарий в случае, если палестинцы окажутся реально «зажатыми в угол» и фрустрированными всеобщим игнорированием их бедственного положения, которое еще ухудшилось ввиду пандемии коронавируса. В преддверии грядущих выборов, нельзя просто игнорировать палестинский вопрос — так как сам собой он не «рассосется» и не исчезнет, и его все равно в конечном итоге придется решать.

Вот текст письма Тамими:

«Господину Джо Байдену, президенту США,

С приветом из Палестины,

Вначале хочу сказать несколько слов о мире, на арабском и на иврите это похожие слова — салам  и шалом.  Мир представляет собой единую ценность для всего человечества, мир на земле — наша общая задача. Мир, которого ждут палестинцы, напрямую связан с нашим правом на самоопределение на родной земле. Это часть нашей культуры, нашей этики. Мир, при котором наша жизнь будет иметь ценность, мир, при котором станет крепче связь между нашим народом и его землей, его палестинской родиной, со всей нашей древней историей.

Этот мир станет фундаментом будущего наших детей. Наши противники хотели бы, чтобы мы отказались от этого мира и не мешали ему реализовывать свои библейские фантазии  — те самые, которые заставили весь мир поверить в сказку про “землю без народа”.

Господин президент, после того, как вы заняли свой пост, я хотел бы напомнить вам о палестинцах, которые были вынуждены бежать из своих домов и стали беженцами, я хотел бы напомнить о тех, кто потерял всё – имущество и дом. Я, например, принадлежу к поколению, пережившему две трагедии – в 1948-м и в 1967-м году.

Бассам Тамими в интервью корпорации КАН, кадр видео

Я сидел в израильской тюрьме, потому что выступал против оккупации. Меня самым брутальным образом пытали в подвалах следственного изолятора – до такой степени, что потом я еще долгое время не мог ходить. Мою сестру хладнокровно избили на глазах 12-летней дочери в учреждении, которое в Израиле называют “военный суд”. Моя земля в деревне Наби Салах был отнята, и чужие люди построили на ней свои дома. Мне угрожали разрушением моего дома, построенного в 1964 году, поскольку он расположен в зоне C, которая, в соответствии с Норвежскими соглашениями, находится под полным израильским военным и административным контролем.

В прошлом я верил в формулу“Два государства для двух народов”, которую приняла ООП, как способ освобождения нашего народа от оккупации. Я защищал эту идею в спорах с другими палестинцами. Я пел песни о мире и даже назвал своего сына Салам (Мир). Однако почти три десятилетия спустя после соглашений в Осло – никакого мира нет и в помине. Баланс сил складывается в пользу нашего соперника. Бульдозеры определяют реальность на той земле, где мы живем. Изменить эту реальность не дано посредством благих намерений, любви и стремления к миру.

Господин президент, однажды, когда моему сыну было 5 лет, он подошел ко мне в слезах и сказал: “Я не хочу, чтобы меня называли Саламом”. Он слышал, как люди осыпают проклятиями “мирный” процесс с Израилем. Сыну показалось, что говорят о нем. Как вы, господин президент, собираетесь восстановить доверие к слову “мир” (“салам”), чтобы мой сын, наконец, смог полюбить свое имя? Как восстановить ценность таких слов, как “свобода”, “справедливость”, “демократия” среди палестинской молодежи? Как нам уберечь своих детей от соблазна пойти по пути террора, из-за которого мы все страдаем до сих пор?

Почти три десятилетия спустя после подписания договора в Осло я беседовал со своей дочерью Ахед, с которой мы вместе участвовали в демонстрации  против аннексии и поселений. В облаке слезоточивого газа, уворачиваясь от резиновых пуль, я пытался объяснить ей важность решения конфликта по формуле “два государства для двух народов”.

Тамими, его жена и дочь Ахед. Photo by FLASH90

Вот что мне ответила дочь: “Ты сам, твое поколения, те, кто были перед вами, сражались, попадали в тюрьмы, получали ранения, погибали. Наши лидеры – со всей их историей, символами, с тем доверием, которое оказал им народ, — верили в идею двух государств. Вы верили миру, верили ООН, верили силе международного права. Вы отказались от 78% Палестины во имя этой идеи, во имя мира. И чего же вы достигли? Что в реальности дал вам мир, обещавший нашему народу свое государство? Разве ты не видишь все эти поселения, отец? Разве ты не видишь, что миру наплевать на нашу кровь, на наши страдания? Этот мир ничего не имеет против того, чтобы наши страдания продолжались, поскольку это позволяет ему избегать ответственности за те преступления, которые он совершил. Преступления, за которые мы расплачиваемся болью и страданиями с того момента, как была обнародована Декларация Бальфура. Именно тогда было решено создать государство Израиль с целью защиты колониальных интересов. И если нам предначертано гибнуть, получать увечья, оказываться за решеткой, поскольку мир не может дать нам ничего, мы сами должны бороться за освобождение нашего народа и нашей земли. Мы должны создать государство Палестина, в котором все смогут жить в мире, быть свободными, где не будет дискриминации по признаку расы, религии или цвета кожи. Свободное государство для свободного народа”.

Господин президент, мы понимаем, что мир все еще верит в решение конфликта по формуле “два государства”. И если всё еще есть шанс на мир, то путь к нему должен лежать через диалог с палестинским народом и его легитимным руководством.  Не через “нормализацию” с арабскими странами, не через “сделку века”, не через давление на палестинцев с целью навязать решение, лишающее наш народ законных прав. Господин президент, мы в Палестине просим вас выполнить свои обязательства и обеспечить право нашего народа на свободу и справедливость. Мир начинается в Палестине, и лишь на этой основе можно выстраивать мирные отношения во всем регионе.

Салам алейкум, Басам Тамими»

Перевод письма на иврит на сайте Сиха Мекомит

 

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x