Зона безопасности

Порт Хайфы. Фото: hoto by Moshe Shai/FLASH90

Между Бейрутом и Хайфой

Учёный, возглавлявший борьбу за эвакуацию хранилища аммиака из Хайфского залива, предупреждает, что в Израиле тоже осуществляется недостаточный государственный контроль над опасными веществами. "Я не сомневаюсь в том, что если бы мы не добились тогда вывоза аммиака, то подобная катастрофа произошла бы и здесь".

Трагедия, случившаяся в порту Бейрута, не удивила профессора Эхуда Кейнана, исследователя из Техниона и президента Химического общества Израиля. В интервью газете «Давар ришон»  он сказал, что аналогичная катастрофа может произойти и в Израиле из-за относительно слабого государственного регулирования оборота опасных химических веществ. Основное различие, которое он видит между Израилем и Ливаном, заключается в том, что израильские промышленные компании работают более профессионально, но это положение может измениться.

В последние годы Эхуда Кейнан находился на переднем крае общественной борьбы за эвакуацию опасных химических веществ из другого порта, который находится всего в 130 километрах от Бейрута — порта города Хайфа. Вместе с активистами и экологическими организациями Кейнан предупреждал, что огромный резервуар с аммиаком, размещенный компанией «Хайфа кимикалим» в порту, ставил под угрозу жителей района, поскольку в случае ракетного обстрела этого хранилища или судов, перевозивших в него аммиак, вещество может распространиться в воздухе и причинить тяжёлые ранения тысячам людей. Эта борьба завершилась победой, когда государство и судебные инстанции постановили, что резервуар должен быть опорожнён.

«К сожалению, взрыв в Бейруте стал ещё одним звеном в цепочке химических аварий, происходящих во всем мире за последние сто лет, — сказал Кейнан в беседе с корреспондентом. — Самая большая катастрофа произошла в 1947 году в порту Техаса, где хранился запас минеральных удобрений, содержавших аммиачную селитру. Склад был расположен практически в центре города, он был заполнен мешками с удобрениями до отказа и находился слишком близко к населённым и жизненно важным районам. Контроль над хранилищем государство практически не осуществляло. Когда, по какой-то причине, начался пожар, на корабле произошел взрыв, и весь порт был уничтожен. Находившиеся там нефтехимические объекты и нефтеперерабатывающие заводы были полностью сожжены. Ударная волна сбила два пролетавших в небе самолета. Якорь от взорвавшегося корабля был потом найден в трёх милях от порта.

«Трагедия в Техасе очень похожа на то, что произошло в Бейруте. Всё началось с пожара, над местом взрыва образовались огромные клубы оранжевого, жёлтого и красного дыма, и среди пострадавших оказалось очень много людей, пришедших посмотреть на это потрясающее зрелище. Необычная цветовая гамма была вызвана горением оксидов азота. Когда вы видите дым таких цветов, нужно спрятаться как можно глубже в земляное укрытие или поскорее удалиться. Чуть позже произошёл второй взрыв, который уничтожил всех несчастных пожарников, которые приступили к тушению первого пожара, и всех, кто оказался в этом районе. Второй взрыв был таким же, как первый, вызванный точно таким же химическим процессом».

«Оказалось, что качество строительства в Бейруте не так уж и плохо. Большинство зданий выстояли, и пострадало только имущество, находившееся внутри. Это объясняет относительно небольшое количество погибших, по сравнению с трагедией в Техасе».

Что такое нитрат аммония и что делает это вещество таким опасным?

«Аммиачная селитра является очень концентрированным удобрением и содержит большое количество азота. Проблема заключается в том, что тушение пожара, вызванного горением нитрата аммония, невозможно. Тушение, как известно, требует предотвращения доступа кислорода, а в данном случае это невозможно, поскольку кислород поступает из самого этого вещества».

На предприятиях химической промышленности в Хайфского заливе находится нитрат аммония?

«Да. И я очень надеюсь, что ни на одном этапе производства или хранения аммиачной селитры на заводе «Дешаним» это вещество не накапливается там в больших количествах. Подчёркиваю, что любое количество нитрата аммония, свыше 100-200 тонн в одном месте может привести к весьма разрушительным результатам, в случае взрыва. Я хочу верить, что на этом заводе к этому веществу  испытывают гораздо больше трепета и уважения, чем на складе в Бейруте».

Исходя из вашего опыта, какие физические и социальные условия приводят к подобного рода трагедиям?

«Есть три параметра, которые в сочетании друг с другом являются красным сигналом, предупреждающим о возможной катастрофе. Это: халатность в технологических вопросах, слабый государственный контроль и коррупция в органах власти. Сочетание этих трёх факторов, в изобилии существующих в Бейруте, почти наверняка приводит к такому результату. Если бы нам не удалось добиться вывоза аммиака из портового хранилища в Хайфе, я не сомневаюсь, что рано или поздно это произошло бы и с нами. С одним важным отличием: аммиак не убивает при взрыве, он гораздо коварнее, потому, что медленно отравляет организм. Это вещество более токсично и поэтому более опасно для жизни человека».

«Я совсем недавно закончил писать книгу под названием  «Война с аммиаком в Хайфском заливе», и это книга посвящена отнюдь не химии, а политике. Можно сказать, что это вводный курс по демократии. Все провальные действия правительства, обнаруженные в деле с аммиаком, были просто «трейлером» того, что происходит сегодня в нашей стране. Хотя аммиачного резервуара в Хайфском заливе больше нет, провалы правительства остались там же, где и были. Поведение правительственных чиновников, которое мы видели в ходе нашей борьбы, осталось без изменения. Всё та же профессиональная халатность, коррупция в правительстве и отсутствие контроля над опасными веществами. В стране нет настоящего хозяина, поэтому нет того, кто правильно боролся бы с короновирусом и многими другими важными проблемами. Аммиак – это только крошечный пример, в котором ситуация в государстве отражается, как в капле воды».

«Вы думаете, что, я доверяю командованию Тылового округа или министерству охраны окружающей среды? Абсолютно нет. Основываясь на их поведении за эти годы, я составил адекватное мнение о том, как они работают, как они составляют свои отчёты, подгоняя их под желаемый результат. У меня нет никаких иллюзий на этот счёт. Кроме того, существует серьёзная проблема политических назначений».

Какие уроки Израиль должен извлечь из трагедии в Бейруте?

«У меня нет готового списка всего, что нужно срочно проверить. Я могу сказать вам одну простую вещь: просто нужно внимательно изучить международные стандарты для каждого опасного вещества и работать в соответствии с правилами».

Несмотря на то, что Эхуд Кейнан обеспокоен из-за отсутствия должного контроля со стороны государства, он не считает, что израильская промышленность поражена халатностью. «Насколько я знаю, израильские химики – это профессиональные люди, которые работают по всем правилам, и это подтверждает тот факт, что у них не было серьёзной аварии за всю их историю. Это правда, что был случай с прорывом плотины и загрязнением ручья Нахаль Ха-Негев. Тогда произошла экологическая катастрофа, но ни один человек не погиб, как в Бейруте. Я думаю, что они хорошо выполняют свою работу не из-за того, что их контролируют «сверху», а потому, что у них есть хорошие инженеры и ответственные люди, управляющие бизнесом».

«Я не могу точно сказать вам, где находятся опасные вещества. Я смотрю на то, кто те люди, которые ответственны за производство и хранение опасных веществ, и можно ли им можно доверять. Если да, тогда все в порядке. Проблема в том, что контроль со стороны государства у нас очень слабый».

Оригинал на сайте «Давар ришон»

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x