Блогосфера

Фото: Gili Yaari/Flash90

У Бени Ганца отказали нервы

Вполне возможно, что после нынешнего кризиса, у которого могут быть разрушительные последствия, как грибы после дождя появятся новые партии и движения. Во-первых, потому что придется справляться с совершенно новой ситуацией, во-вторых, потому что от прежних структур остались только вывески. Совет избирателям – тот, кто хочет влиять на то, что происходит в жизни страны, не может оставаться вдали от политики.

Несколько слов о политическом взрыве, случившемся вчера в Израиле. Итак, у главы блока «Кахоль Лаван», в прошлом главы Генштаба Бени Ганца, отказали нервы, и он решил войти в правительство национального единства во главе которого будет вновь стоять Биньямин Нетаниягу.

Краткое содержание предыдущих серий:
В 2019 году право-центристская партия «Йеш Атид» во главе с Яиром Лапидом объединилась с новообразованной «Хосен ле Исраэль» во главе с Ганцем. Позже они подобрали еще двух начальников Гентштаба, назвали свой блок «Кахоль-Лаван» (голубой и белый – цвета национального флага) и начали бороться за власть с бессменным премьером и лидером правой партии Ликуд – Биньямином Нетаниягу.

Первые выборы состоялись в апреле 2019 года, закончились ничьей, и Израиль пошел на перевыборы в сентябре 2019. Уже тогда многим было несмешно, но и тогда выборы закончились ничьей. В том плане, что Ганц набрал больше мандатов под девиз «Только не Биби», но правительство сформировать не смог, или не захотел. Хитрость заключается в том, что для того, чтобы сформировать правительство, Ганцу пришлось бы опереться на Объединенный Арабский Список (4 арабские партии, которым пришлось объединиться в единый блок, чтобы пройти электоральный барьер). И хотя речь идет о гражданах Израиля и о легитимных партиях, которые баллотируются в парламент на законных основаниях, смириться с этим Ганцу, а также его партнеру, Авигдору Либерману, лидеру право-центристской НДИ, было непросто. Ясно, что сионистов в ОАС быть не может, и понятно, что многие депутаты (широкий набор марксистов-ленинистов, исламистов и националистов) иногда несут такую ересь, что уши вянут. С другой стороны – в правительство они не просились, и были готовы поддержать извне.

Итак, обладая 65 мандатами (в теории), Ганц тогда правительство не создал, на мировую с Нетаниягу, который во что бы то ни стало хотел быть первым в правительстве национального единства, не пошел, и в Израиле приключились третьи выборы. На этот раз больше мандатов набрал Ликуд и Нетаниягу, однако у правого блока по-прежнему не хватало мандатов для формирования правительства. Нетаниягу упорно объяснял, почему 58 это больше, чем 62, и в итоге все же оказался прав.

Почему так произошло? Как мне кажется, речь идет о целом букете причин.
1. Корона – в создавшейся ситуации политические эксперименты, такие как создание узкого правительства при поддержке ОАС нежелательны, и, скорее всего, невозможны.
2. В лагере Бени Ганца оказалось трое перебежчиков – два депутата «Кахоль Лаван» и одна депутатша из блока «Авода-Гешер». Сразу после выборов они заявили, что правительство, которое получит поддержку арабских партий они не поддержат.
3. Мягкохребетный Ганц – не самый подходящий материал для радикальных поступков. Он еще и после первых выборов говорил, что единство с Биби – это единственный вариант, но боялся своих сторонников по партии. А после третьих выборов либо устал и измучился (Ликуд травил его нещадно всякой грязной клеветой), либо сам для себя осознал, что торговаться дальше он неспособен.

Что можно было сделать иначе? Когда «Кахоль Лаван» начали процесс избрания нового спикера парламента, Ликуд сообщил, что на этом переговоры о единстве будут закончены. Мол, одно дело сместить Юлия Эдельштейна, и совсем другое – заменить его спикером, приближенным к Яиру Лапиду, который гораздо более жестко настроен по отношению Нетаниягу, чем сам Бени Ганц. Разумеется, это был всего лишь торг, как и принято на восточном рынке. Но Ганц решил, что вместо избрания депутата Меира Коэна, бывшего мэра города Димона, который продолжал бы выполнять свои обязанности даже в случае создания правительства нацединства и проведения закона, запрещающего депутату, против которого выдвинуты обвинительные заключения формировать правительства, лучше всего соскочить с этого бронепоезда. Может, нервы не выдержали, или он – неопытный политик – считал, что и вправду переговоры с Ликудом будут на этом закончены, и потом его будут обвинять в том, что страна пошла на четвертые выборы в разгар эпидемии.

Объяснения самого Ганца о том, что произошло – крайне неубедительны. Он заявил, что не мог поступить иначе в столь критический час, ибо «корона» и экономический кризис. Тогда возникает вопрос – почему Ганц не попросил для своей партии портфели минздрава и минфина? Вместо этих ключевых на данный момент министерств, Ганц взял себе портфель министра иностранных дел. С тем же успехом, он мог бы стать министром по делам исследования Марса и Венеры. На данный момент, это совсем не имеет значения. А минздрав остался в руках у Яакова Лицмана -ультраортодокса, который уже провалил все, что можно.

Единственный плюс во вхождении Ганца в правительство Нетаниягу – это переход министерства юстиции в руки его человека, Хили Трупера. О Трупере мало что известно, кроме того, что он является одним из доверенных людей Ганца.

Хочется надеяться на то, что у этой партии, которая зашла в Кнессет благодаря людям, которые выступают против Нетаниягу и его разрушительных действий по отношению к юридической системе, безоговорочной капитуляции перед ортодоксами, простоя на переговорах с палестинцами и т.д., найдутся хоть остатки совести и здравого смысла. В данный момент все эти сферы замерли, потому что «корона». Ну а что произойдет через полтора года, когда Ганц теоретически должен стать премьером по ротации, одному богу известно. Многие считают, что за эти полтора года Нетаниягу устроит перевыборы, и премьерства Ганцу не видать, как своих ушей. Я склонна думать, что так оно и будет.

То, что было ясно с самого начало, ясно и сейчас. Нельзя довериться партии, которая лишена какой-либо идеологии. Ликуд сделал все возможное, для того, чтобы дискредитировать левых, а сам своим поведением – дискредитировал правых. Поэтому избирателям неспроста кажется, что выбирать некого и что все политики на одно лицо, и перед выборами говорят примерно одинаково. Правый либерал Биби изо всех сил снабжает дотациями ортодоксов и по факту замораживает строительство на Западном Берегу, а как будто бы центристская «Кахоль Лаван» запела песнь об аннексии Долины Иордана вслед за публикацией «сделки века» (кстати, где она теперь). Левые партии давным давно потеряли релевантность и связь с широкой общественностью. Арабские партии увеличили свое присутствие в Кнессете лишь за счет широкомаштабной антиарабской кампании Биби, развязанной против арабского меньшинства в Израиле. Налицо серьезный идеологический кризис.

Вполне возможно, что после нынешнего кризиса, у которого могут быть разрушительные последствия, как грибы после дождя появятся новые партии и движения. Во-первых, потому что придется справляться с совершенно новой ситуацией, во-вторых, потому что от прежних структур остались только вывески. Совет избирателям – тот, кто хочет влиять на то, что происходит в жизни страны, не может оставаться вдали от политики. Важно следить, понимать и разбираться в том, что происходит, поддерживать партии, в которых есть праймериз и где избиратель может оказать влияние на формирование списка и самой политики.

Нельзя ожидать, что кто-то решит твои проблемы за тебя, а потом раз за разом разочаровываться в тех, кто делает это не так, как надо, ведь, как сказал Шарль де-Голль, политика – это слишком серьезное дело, чтобы ею занимались одни политики.

Блог автора на ФБ

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x