Зона безопасности

The flags of the U.S., United Arab Emirates, Israel and Bahrain are screened on the walls of Jerusalem's Old City, on September 15, 2020. Photo by Yonatan Sindel/Flash90 *** Local Caption *** ירושלים חומות העיר העתיקה דגלים הקרנה ארצות הברית אמריקה בחריין איחוד האמריות שנה

Как Нетаниягу искажает историю

Если послушать Биби и Трампа, может создаться впечатление о том, что только их невероятное усилие породило нынешнюю официальную нормализацию. На самом деле они лишь завершили долгий путь, который начался еще во время Мадридской конференции в 1991 году. Более того - когда отрицается любая связь между историей отношения Израиля с палестинцами и продвижением к нормализации с умеренными арабскими странами, не удивительно, что Нетаниягу и его рупоры в политике и СМИ изо всех сил отрицают связь между исчезновением с повестки дня вопроса аннексии и нормализацией.

Продавая израильскому народу официальную нормализацию с ОАЭ и Бахрейном, Биньямин Нетаниягу пользуется формулой «мир взамен на мир». Пока оставим в стороне манипулятивность этого заявления в свете решения о заморозке/отмене/откладывании (можете выбрать наиболее нравящееся вам слово) аннексии Иорданской долины и распространения израильского суверенитета на все израильские поселения в Иудее и Самарии.  И даже не будем рассуждать о том, что согласие ОАЭ и Бахрейна на легализацию нормализации, судя по всему, позволит этим странам закупать в США вооружение и военные технологии, которые прежде находились в нашем регионе только в руках Израиля, обеспечивая ему стратегическое первенство на Ближнем Востоке. Интересно посмотреть на то, как Нетаниягу «продает» мирные договоры с ОАЭ и Бахрейном (буду называть это мирным договором, даже несмотря на то, что Израиль и не состоял в состоянии войны с странами Персидского залива) в полном отрыве от исторической базы этих договоров, от всего того пути, который к ним вел почти тридцать лет.

Если послушать Биби и Трампа, может создаться впечатление о том, что только их невероятное усилие породило нынешнюю официальную нормализацию. На самом деле они лишь завершили долгий путь, который начался еще во время Мадридской конференции в 1991 году. Тогда процесс начался на фоне наличия у Израиля и стран Персидского залива общего врага — Саддама Хуссейна, который оккупировал Кувейт и тем самым развязал войну в регионе, а также на фоне отторжения стран Персидского залива от Ясера Арафата, поддержавшего в той войне Саддама Хуссейна, и усилий американской администрации по сближению Израиля с умеренными арабскими странами. Тогда это все начиналось очень неспешно и забуксовало после того, как переговоры между палестинцами и Израилем, начатые в Мадриде, фактически зашли в тупик. Но когда были заключены соглашения между Израилем и ООП в Осло, началась реальная нормализация между Израилем и странами Персидского залива. В 1994 году Оман посетил с официальным визитом премьер-министр Израиля Ицхак Рабин, а в 1996 году — премьер-министр Израиля Шимон Перес. Постоянно шло сотрудничество на уровне министров из Израиля и стран Персидского залива. В 1996 году Израиль открыл в Омане и Катаре официальные дипломатические представительства. Между Израилем и странами Залива установились и активные экономические связи.

Первый серьезный удар эта история расцвета отношений потерпела в 1997 году, после серии событий, резко ухудшивших атмосферу в регионе — убийства премьер-министра Израиля Ицхака Рабина, трагических последствий операции «Гроздья гнева» — военной операции Израиля в Ливане —  и кровавых событий вокруг открытия Израилем в сентябре 1996 года тоннеля возле Стены Плача. Тогда страны Персидского залива фактически прервали экономические отношения с Израилем.

В 2000 году, в самом начале «второй интифады», Оман закрыл дипломатическое представительство Израиля на фоне резкой критики в адрес Израиля. Однако в 2005 году, на фоне реализации «программы размежевания» с Сектором Газа, страны Персидского залива снова вернулись к нормализации отношений с Израилем, и тогда уже пошли разговоры об установлении полных дипломатических отношений с Израилем. Однако это не произошло, представительство в Катаре было закрыто в 2009 году на фоне операции в Газе «Литой свинец», и Катар фактически прекратил дружественные отношения с Израилем, перейдя к поддержке ХАМАСа и других радикальных элементов в регионе. В данный момент отношения Израиля с Катаром сфокусированы вокруг роли последнего в качестве посредника между Израилем и ХАМАСом.

Вопрос исторической объективности всегда очень деликатен, и по большому счету абсолютной исторической правды не существует, но все же имеются разные степени переписывания истории в политических, идеологических, национальных и других нуждах. На протяжении всей истории страны в Израиле слишком большая часть официальной историографии строится на жестких идеологических и политических установках. Самый яркий пример этого, наверное, — история Войны за Независимость, многие страницы которой тщательно скрываются от общественности и по сей день.

К сожалению,в данный момент мы является свидетелями того, как сиюминутный политический интерес Нетаниягу и правого лагеря в целом способствует выстраиванию искаженного исторического нарратива вокруг процесса нормализации отношений между Израилем и умеренными странами Персидского залива. Договоры, заключенные в Осло, совершенно демонизированы нынешней властью. Хотя все без исключения израильские правительства, правившие после заключения этих договоров, включая многочисленные правительства с Ликудом во главе, не дезавуировали их и не отменили те договоренности, которые успели стать фактом. Например, существование Палестинской автономии, разделение территории Иудеи и Самарии на три зоны, сотрудничество между Израилем и палестинцами в самых разных сферах, включая вопросы безопасности. В правом лагере принято красить договоры исключительно черной краской. При таком дихотомическом подходе не удивительно, что они стали фигурой умолчания и в контексте заключенных договоров между Израилем и двумя первыми странами Персидского залива, которые перевели полуофициальные отношения с Израилем в официальный статус. Нам предлагается представлять нормализацию с странами Персидского залива как процесс, абсолютно не имеющий никакого отношения к динамике израильско-палестинского конфликта.

Естественно, при таком подходе, когда отрицается любая связь между историей отношения Израиля с палестинцами и продвижением к нормализации с умеренными арабскими странами, Нетаниягу и его рупоры в политике и СМИ изо всех сил отрицают связь между исчезновением с повестки дня вопроса аннексии и нормализацией. Отрицание истории это лишь один фрагмент в общем пазле отношения правого лагеря к вопросу решения реально самой важной для страны проблемы — конфликта с палестинцами.

Нормализация со странами, с которыми у Израиля никогда не было военной конфронтации и нет никаких территориальных споров, не может утаить наличие перманентной войны в нашем доме и рядом с ним. Нормализация не отменяет то, что Израиль в той или иной форме осуществляет оккупацию значительной части палестинского населения, и что самое худшее в этой ситуации — вместо поиска конструктивного выхода из ситуации лишь усугубляет ее серьезность буквально изо дня в день.

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x