Зона безопасности

Фото: Менахем Броуди, via WikiCommons

К чему ведет рост влияния религиозного сионизма?

Барак Мендельсон пишет о том, как государство делегирует свои полномочия местным политическим акторам, не представляющим всю страну: поддержка государством такого актора может казаться привлекательной, в особенности если она обеспечивает легкий способ продвижения его интересов. Однако при определенных ограничениях эти политические акторы могут навредить интересам страны больше, чем принести пользы. Их деятельность может в конечном счете дорого обойтись, приведя страну к необратимой радикализации и ограничив пространство стратегических решений.

Поддержка поселенческого считается важнейшим фактором политической позиции Израиля — в частности, в области мирного разрешения конфликта с палестинцами. В своей работе “Израиль и его мессианские правые” (Mendelson, B. Israel and its messianic right: Path dependency and state authority in international conflict. International Studies Quarterly, 60, 47-58, 2016) Барак Мендельсон пишет о том, как иногда государства делегируют свои полномочия местным политическим акторам, не представляющим всю страну: поддержка государством такого актора может казаться привлекательной, в особенности если она обеспечивает легкий способ продвижения его интересов, улучшения его позиции на переговорах, ослабления позиций конкурентов и ограничения их возможностей реагировать. Однако, часто эти политические акторы могут навредить интересам страны больше, чем принести пользы. 

Мендельсон утверждает, что в Израиле таким актором является движение религиозного сионизма, отстаивающее идеи Большого Израиля. С точки зрения религиозного сионизма поселенческое движение, борьба за заселение Западного Берега и установление над ним полного еврейского контроля — это часть исполнения религиозного завета приближения геулы. Лидеры движения придали вопросу контроля над оккупированными территориями приоритетную важность, и поставили его над другими идеями — такими, как репутация страны, власть закона или даже важнейший для иудаизма принцип святости человеческой жизни. В особенности выделяется строительство и заселение территорий с целью покрепче привязать к ним государство, сделать его ответственным за их развитие, и поставить крест на любых попытках правительств прийти к территориальному компромиссу.

Деятельность движения включает в себя как законные методы — как митинги или предвыборную агитацию, так и противозаконные действия, подрывающие авторитет государства Израиль: насилие по отношению к палестинцам и к их имуществу, захват их частных земель. Движение использует методы легитимного движения, такие, как общественные протесты и парламентское лоббирование, но ее возможность использовать “нормальные” в демократических странах средства влияния базируются на силе, приобретенной в результате подрывной и незаконной деятельности — проводимой, как правило, при молчаливом согласии государственных институтов, а порой и при их практической помощи.

Однако во многих случаях политическое руководство способствовало этим незаконным действиям, а иногда и предлагало свою помощь. Парадоксальным образом Израиль ускорил строительство поселений после мирного процесса: целью было создать “факты на местности”, чтобы закрепить за собой побольше территорий Западного Берега к моменту подписания окончательного договора. Небольшие форпосты строились в стратегических точках, с расчетом предотвратить расширение палестинских городов, заполнить территориальные пространства между поселениями и завладеть дорогами.

Заинтересованность государства в поселениях не может объяснить его готовности позволить, даже поощрять, строительство без официальных разрешений. Теоретически, поощрение незаконного строительства дает государству возможность отрицать свое участие в развитии поселенчества. На практике незаконный статус не помогает государству что бы то ни было скрыть. Рано или поздно становятся доступны множественные свидетельства широкой поддержки незаконного строительства со стороны различных государственных институтов, включая поддержку, защиту и юридическую помощь армии, и отрицать причастность государства становится все сложнее.

Все эти процессы стали возможны благодаря нескольким взаимозависимым факторам. Благодаря вхождению поселенцев, обладающих крайними взглядами, в политическую систему и консолидации ими значительного влияния на выборах в Кнессет, поселенческое движение смогло влиять на механизмы отбора кадров. В результате, центральные фигуры “религиозных правых” и их сторонников смогли занять ключевые посты в министерствах и других государственных институтах. Сторонники поселенцев получили возможность определять израильскую политику на территориях, проводить законы, распределять ресурсы и бюджеты и действовать в интересах движения, часто с нарушением — или отменой — законов и регуляций.

После того, как они прочно утвердились в позициях, важных для поселенческого проекта, у них появилась возможность не только искажать государственную политику, но при помощи своих единомышленников подчинить себе бюрократию, и таким образом усилить возможность движения бороться с нежелательными решениями. Так, из-за требований поселенцев были урезаны полномочия помощника юридического советника правительства из-за ее отказа поддержать их позицию. Также в пример можно привести Министра юстиции, которая безостановочно трудится над изменением позиций Верховного Суда и продвижения на ключевые посты в своем министерстве людей близкого ей мировоззрения. В этой реальности политики почти не в состоянии действовать против национально-религиозного движения и вынуждены сотрудничать с чиновниками, в массе своей более приверженными интересам поселенчества, чем интересам добросовестного управления или власти закона.

Дополнительный фактор — процессы, идущие в армии, хотя там действуют другие причины. Поскольку ЦАХАЛ — не контрактная армия, ее кадры отражают общие настроения в израильском обществе. Число сторонников откровенно экстремистских взглядов и идеологии Большого Израиля, попадающих на ключевые посты, постоянно растет. Более того: в большинстве поселений на Западном Берегу созданы местные субсидированные отряды обороны, состоящие из вооруженных поселенцев. Несмотря на то, что “ответственные за безопасность” на Западном Берегу не имеют права отдавать приказы солдатам, есть множество свидетельств о регулярном вмешательстве поселенцев в действия армии на Западном Берегу.

Необходимо обратить внимания на то, политические интересы поселенческого сообщества часто противоречат профессиональным соображениям сил безопасности. Требования поселенцев продвигаются сильным политическим лобби, и силовики вынуждены отстаивать свои решения под давлением политиков. Очевидно, что военный эшелон должен подчиняться политическим решениям, но важно понять, что часто правительство действует не в интересах всего Израиля, а в угоду сильным и хорошо организованным группам влияния.

Характерный пример — создание незаконных форпостов лишь по решению поселенческого руководства, без оформления разрешения правительства или армии. После создания форпоста армия вынуждена разместить возле него солдат, чтобы обеспечить защиту израильских граждан. Это происходит в том числе в местах, где безопасность обеспечить очень сложно, из-за чего армия вынуждена отвлекать силы и ресурсы, что наносит урон ее возможности качественно выполнять возложенные на нее задачи.

Нередко поселенческие лидеры вмешиваются и во внутренние процедуры армии. Так, например, они давят на армию, препятствуя назначениям офицеров, по их мнению, не разделяющих их идеи. Они требуют, чтобы ЦАХАЛ не назначал на важные должности офицеров, которых они считают недостаточно преданными. Иногда их вмешательство выражается в требованиях включить их в процедуры оценки ситуации, где они выдвигают свои условия и приоритеты по поводу дислокации батальонов. Командир, многие годы отслуживший в этом районе, отмечает что руководство еврейского ишува в Хевроне оказывало значительное давление, чтобы не допустить размещения у них батальона Нахаль, поскольку они недостаточно дружественно настроены по отношению к поселенцам. 

Эти процессы отражают глубокий кризис легитимности израильской политики и авторитета государства в целом. Государство Израиль не может убедить кого бы то ни было в том, что между легитимными действиями правительства и незаконными действиями поселенцев есть какая-то разница. Усиление сторонников поселенческого проекта дало им возможность по сути накладывать вето на действия страны на оккупированных территориях, наносить удар демократическим ценностям, процедурам и безопасности всего Израиля. Их деятельность может в конечном счете дорого обойтись, приведя страну к необратимой радикализации и ограничив правительство в принятии стратегических решений, важных для всех граждан страны.

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x