Политика

Marc Israel Sellem/POOL

Блеф  в политическом покере

«Ликуд» в опросах продолжает падать, а «Ямина» во главе с Беннетом растет от опроса к опросу. Нетаниягу хочет дотянуть до 23 декабря, когда не будет принят бюджет уходящего 2020 года, кнессет будет автоматически распущен, а Нетаниягу останется во главе правительства до очередных внеочередных выборов. 

Когда 23 августа был принят закон об отсрочке на 120 дней принятия бюджета, и тем самым предотвращены представлявшиеся почти неизбежными роспуск кнессета и новые выборы, казалось, что страна получила четыре месяца передышки. По крайней мере, в части политических склок. Но оказалось, что это просто казалось.

Катализатором нового кризиса власти стало то, что, вроде бы, должно было объединить и левых, и правых: борьба с новым взлетом заболеваемости коронавирусом.  Ведь вирус не различает людей по политическим пристрастиям. Им заражаются и страстные адепты Нетаниягу, и ультраортодоксы, и убежденные леваки. При чём тут политика? Увы, политика у нас всегда и повсюду «при чём».

Несколько  недель правительство обсуждало предложенный координатором (я все-таки не буду употреблять слово «проектор») борьбы с коронавирусом Рони Гамзу принцип «светофора»: разделение городов и кварталов по уровню зараженности и применение дифференцированных ограничений в зависимости от этого. А когда все-таки правительство утвердило этот план, через пару дней опять всё изменилось, и был объявлен тотальный (или «герметичный») карантин. И в основе всех колебаний и изменений лежала не медицина, а политика. Ультраортодоксальные лидеры пригрозили, что если к условному Бней-Браку будут приняты другие запреты, чем к условной Герцлии, то Нетаниягу может лишиться поддержки религиозных партий. Поэтому было продавлено решение о безусловном и тотальном карантине для всех.

Наиболее убежденные противники Биби утверждают, что, вообще, второй «герметичный» карантин Нетаниягу затеял исключительно с целью запрета демонстраций. Даже ежику понятно, говорят они, что запрет демонстраций – это, в первую очередь, политика, во вторую, третью и четвертую,  тоже политика, и лишь в –адцатую,  охрана здоровья. Тут невольно вспоминается знаменитый диалог из рассказа Честертона «Сломанная шпага»:

«- Где умный человек прячет лист? В лесу. Но что ему делать, если леса нет?
— Да, дa, — отозвался Фламбо раздраженно, — что ему делать?
— Он сажает лес, чтобы спрятать лист, — сказaл священник приглушенным голосом».

Неужели запрет на демонстрации он хотел «спрятать» среди других запретов?  Я, конечно, не очень хорошо думаю о Биби, но не до такой степени. В конце концов, во время первого карантина он и возглавляемое им правое переходное правительство запретили всё, что угодно, но на демонстрации не покушались.

На этот раз демонстрации в «Ликуде» решили запретить «за компанию». Ну, и  ультраортодоксы потребовали  приравнять  молитвы к демонстрации. Уж если молитвы норовите запретить, так и демонстрации. Между тем, у Нетаниягу хватило здравого смысла не требовать запрета демонстраций самому. Действительно, как-то не «комильфо» требовать запрета демонстраций против себя самого. А они, в основном проходят под лозунгом «Биби – а-байта!» («Биби – домой»). Хотя сам Нетаниягу уверен, что дом, из которого его хотят выгнать, его законный еще на долгие годы.   Поэтому идеи запрета демонстраций озвучивают  «полномочные послы» Биби: Мики Зоар, Дуду Амсалем и «другие официальные лица».

И всё же, всё же, всё же… Одним из самых нелогичных запретов карантина стал запрет на работу малых предприятий, на которых занято менее десяти человек. Против этого выступали и министр финансов, и министр экономики, и некоторые другие министры. Но когда этот вопрос встал на заседании кабинета, юридический советник правительства Мандельблит дал юридическое разъяснение, что если разрешить работу малых предприятий, запрет демонстраций будет противоречить закону. Я не знаю тонкости этой взаимосвязи, подозреваю, что просто демонстрации можно запрещать только в самую последнюю очередь, а в этом случае очередь будет предпоследней.
Запрет демонстраций стал предвестником внутриправительственного кризиса. «Кахоль Лаван» не возражала против карантина, потому что Ганц  понимал, что если он будет противиться, то потом на его партию свалят всю ответственность за распространение коронавируса и смерти от него.

Но внутри его фракции уже назревает взрыв. Впрочем, у меня есть конспирологическая теория, что это взрыв, управляемый Ганцем. Когда депутаты от «Кахоль Лаван» Рам Шефа и Мики Хаимович проголосовали против закона об ограничении демонстраций, Ганц уклонился от их наказания за нарушение коалиционной дисциплины. А Мики Хаимович, популярная в прошлом телеведущая,  заявила: «В «Кахоль Лаван» есть группа, растущая с каждым днем, которая решительно думает об опции ответственного прекращения партнерства с «Ликудом». Не отказываться от рычагов власти, но добиваться замены Нетаниягу».

Не очень понятно, что значит расплывчатая формулировка «ответственное прекращение партнерства». Но квинтэссенция ее заявления описывает тактику «Кахоль Лаван»: не отказываться от рычагов власти. То есть, из коалиции не выходить. Почти по Троцкому: ни войны, ни мира.

Между тем, ограничение демонстраций километром от места жительства привело к эффекту, обратному тому, на который рассчитывал Нетаниягу. Нет, не зря Гарри Каспаров, сыграв сеанс одновременной игры с депутатами кнессета, с удивлением заметил, что все его соперники не думали больше, чем на один ход вперед. В результате вместо одной десятитысячной демонстрации в Иерусалиме в минувшую субботу прошли сотни демонстраций по всей стране, организованных с помощью социальных сетей и специальной аппликации в смартфонах. В этих демонстрациях, по подсчетам противников Биби, приняли участие около ста двадцати тысяч человек. Полагаю, что количество участников в два-три раза завышено, но все равно получается куда больше демонстрантов, чем на Бальфур.

Но специфика этих демонстраций – и это важно, — заключается в том, что они теперь проходят и возле домов  министров от «Кахоль Лаван». То есть министров из «Кахоль Лаван» считают, и не без основания, соучастниками Нетаниягу. В результате, в последних опросах число мандатов «Кахоль Лаван» в варианте «Если бы выборы проходили сегодня» упало до уровня плинтуса – 7 мандатов.

Ганц понимает, что он рискует потерять даже минимальное уважение сограждан. В минувшую пятницу в знак несогласия с политикой правительства подал в отставку министр туризма от «Кахоль Лаван» Асаф Замир. По всем правилам, Ганц должен был бы осудить решение Замира. Вместо этого он выразил…  солидарность с мотивами и чувствами Замира.

Я думаю в «Ликуде» правы, утверждая,  что ««Кахоль Лаван» рушит правительство единства и сеет хаос во время чрезвычайной ситуации только для того, чтобы удержать левые голоса для падающей в опросах партии». Конечно, «Кахоль Лаван» в долгу не осталась: ««Хаос сеют те, кто не принимает бюджет на 2021 год по посторонним мотивам. Пока это не сделано — «Ликуд» не интересует ничто, кроме политического выживания, а благо граждан отодвинуто на задний план».

Я думаю в «Ликуде» правы, утверждая,  что ««Кахоль Лаван» рушит правительство единства и сеет хаос во время чрезвычайной ситуации только для того, чтобы удержать левые голоса для падающей в опросах партии». Конечно, «Кахоль Лаван» в долгу не осталась: «»Хаос сеют те, кто не принимает бюджет на 2021 год по посторонним мотивам».

Ганц пытается спровоцировать  Нетаниягу, заставить его стать инициатором роспуска коалиции. С этой целью министр юстиции Ави Нисанкорен объявил о решении начать процесс назначения генерального прокурора на давно пустующий пост. Это противоречит соглашению с «Ликудом» о том, что до победы над коронавирусом новые назначения на ключевые посты в правоохранительной системе проводиться не будут.

Начинается политический покер. Хитроумные коалиционные соглашения, отшлифованные юристами обеих партий, говорят, что в случае, если Биби разрушит коалицию, то премьером в переходной период до выборов и формирования нового правительства станет  Ганц. К тому же, Нетаниягу явно не хочет выборов сейчас, когда свет в конце коронавируса еще не виден.

«Ликуд» в опросах продолжает падать, а «Ямина» во главе с Беннетом растет от опроса к опросу. Нетаниягу хочет дотянуть до 23 декабря, когда не будет принят бюджет уходящего 2020 года, кнессет будет автоматически распущен, а Нетаниягу останется во главе правительства до очередных внеочередных выборов.  Поэтому Ганц сейчас позволяет себе блефовать, понимая, что у Биби немного возможностей для маневра. Хотя, с другой стороны, если Ганц не выполняет коалиционные соглашения, почему Нетаниягу должен их соблюдать? Почему он не может разрушить коалицию, но передать власть над переходным правительством Ганцу? А если такая  ситуация возникнет, это может иметь  непредсказуемые последствия.

Врзможно, до этого дело не дойдет. И в состоянии перманентного кризиса страна и правительство доковыляют до 23 декабря, когда с очень большой вероятностью кнессет «законно» будет распущен из-за невозможности принять государственный бюджет.  А мы пойдем на очередные бессмысленные выборы.

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x