Политика

Голосование за бюджет. Фото: Olivier Fitoussi/Flash90

Бюджет как политика

Если по пути не случится маленькой войны или чего-нибудь экстраординарного, то  7 ноября новый бюджет будет принят. После этой даты политическая ситуация почти прояснится. Казавшееся временным, правительство обретет устойчивость. Надежды бывших ликудовских министров на скорое возвращение в министерские кабинеты заметно потускнеют. Одновременно будет таять беззаветная преданность ликудовцев своему вождю.

Когда была создана разношерстная коалиция от МЕРЕЦ слева до «Ямины» — справа с арабской партией РААМ – сбоку, в оппозиции лелеяли надежду что это ненадолго: до первого конфликта. Конфликты, однако, разрешались без особой драмы, как бы ни смаковали СМИ своё любимое ивритское слово «машбер» — «кризис».

Оставалась хрустальная мечта Нетаниягу: правительство споткнется на утверждении бюджета. Уж слишком разные и даже порой противоречивые запросы партий, входящих в коалицию. В конце концов, надеялись они, министр финансов Либерман не Христос, чтобы накормить всех голодных до бюджетных денег пятью хлебами и двумя рыбинами. Тем более – скудным бюджетным пирогом коронавирусных лет.

Но, как ни странно, пока Либерману это удается. Бюджет утвержден в первом чтении. И я своими ушами слышал, как бывший заместитель министра здравоохранения, а ныне «рядовой труженик» кнессета ликудник Йоав Киш с глубоким прискорбием признал, что и во всех остальных чтениях «плохой бюджет» пройдет. Так что, скорей всего,  7 ноября мы отметим принятым бюджетом, которого у нас не было уже три года.

Оппозиция, естественно, заявляет, что бюджет — плохой и даже очень плохой. В коалиции, столь же естественно, говорят, что бюджет хороший и даже очень хороший. Но прилагательные в данном случае решающего значения не имеют. То есть, может, и имеют, но чисто экономическое. Политического – не имеют. Главное —  существительное. И это существенное существительное (красивое сочетание слов) – «бюджет»!

Оппозиция, естественно, заявляет, что бюджет — плохой и даже очень плохой. В коалиции, столь же естественно, говорят, что бюджет хороший и даже очень хороший. Но прилагательные в данном случае решающего значения не имеют

Я не большой специалист в области макроэкономики. Поэтому полагаюсь на мнение не политиков,  а беспристрастных (относительно, конечно) экономистов. Их осторожные мнения, в общем,  совпадают: бывали бюджеты и получше, бывали и похуже. Как говорит сам Либерман, с одной стороны, есть много урезаний, с другой (на самом деле – с той же) – бюджет недостаточен для решения всех накопившихся проблем. Однако,  наличие бюджета – это уже замечательно.

Провести бюджет и прилагающийся к нему Закон о регламентации хозяйства – это все равно, как Одиссею провести свой корабль между Сциллой и Харибдой. Разумеется, я не читал толстый том с цифрами и таблицами бюджета (а если бы и читал, то ничего не понял бы)  и не видел проект Закона о регламентации хозяйства, насчитывающий 555 страниц. Не знаю даже  точно – эти 555 страниц остались уже после сокращения этого закона на 30% по согласованию с председателем кнессета Мики Леви, или были до этого «обрезания». В любом случае, том серьезный, и я сомневаюсь, что кто-нибудь из депутатов внимательно прочитал (если прочитал) его перед голосованием в первом чтении.

Я в Израиле уже тридцать лет. И как-то так незаметно стал старейшим русскоязычным журналистом, а Либерман из молодого политика стал самым искушенным министром в нынешнем правительстве и вторым по опыту (после Нетаниягу) действующим политиком. Может, в этом и заключается его успех на ниве бюджетных перипетий?

…Среди художников известна байка про собачку известного советского иллюстратора Фаворского.
Выполнив очередной заказ, Фаворский непременно пририсовывал в уголке… маленькую желтую собачку. Приемная комиссия, которой по штату полагалось к чему-нибудь придраться,  непременно начинала требовать собачку убрать, ведь она портит весь вид. Художник после недолгого сопротивления сдавался, собачку удаляли, и удовлетворенная комиссия принимала работу без дальнейших замечаний.

В еврейской традиции аналогичный принцип изложен в знаменитой притче «купи козу – продай козу».
В проект бюджета и Закон о регламентации были заложены пункты, которые Либерман  заведомо был готов исключить или изменить во имя компромисса. И он с искусно продемонстрированным недовольством уступил там, где и планировал уступить.

Как бы там ни было, в Закон о регламентации включен целый ряд реформ, намеченных уже много лет назад, и до которых каждый раз не доходили ни руки, ни деньги. Или законодатели не могли преодолеть сопротивление.

Например, наконец-то, в закон заложено повышение пенсионного возраста для женщин. Казалось, и в этот раз провести эту, прямо скажем, непопулярную среди женщин реформу, необходимость которой, однако,  понимают все, кому положено в этом понимать, не удастся. Ведь против нее возражали даже многие женщины — депутаты от коалиции. И аргументы у них были вполне разумные и обоснованные. И всё-таки, вроде бы, удалось прийти к разумному компромиссу и в сроках проведения, и в компенсациях для отдельных категорий трудящихся женщин. Разумеется, в ходе обсуждения в комиссиях кнессета и эта реформа претерпит некоторые изменения в деталях, но главное – она начнется, что позволит обеспечить достойную пенсию для следующих поколений пенсионеров.

Также в Законе о регламентации предусмотрены меры по снижению дороговизны жизни.
По данным Минфина, за последнее время цены на фрукты выросли на 102%, на овощи – на 81%. (Вообще-то, я не верю в эти «точные» цифры. Непонятно, кто и как считал. Лучше бы сказали, что на фрукты выросли вдвое, а на овощи – на 80%). Как бы там ни было, нам есть чему ужасаться, глядя на ценники супермаркетов. В одном из интервью Либерман сказал, что, согласно исследованиям, потребление овощей и фруктов в целом по стране снизилось из-за дороговизны на 20%, а в слабых слоях населения – на 40%.

Нам есть чему ужасаться, глядя на ценники супермаркетов. В одном из интервью Либерман сказал, что, согласно исследованиям, потребление овощей и фруктов в целом по стране снизилось из-за дороговизны на 20%, а в слабых слоях населения – на 40%

Либерман и министр сельского хозяйства Одед Форер предложили реформу, открывающую рынок овощей и фруктов для импорта. По замыслу авторов, конкуренция должна привести к значительному снижению цен. Нет логики в том, что в Норвегии за Полярным кругом ананасы в пять раз дешевле, чем в Израиле, где они, вроде бы, растут.

Но и эта реформа наткнулась на мощное сопротивление аграрного лобби и самих фермеров, не готовых к конкуренции. Мы помним демонстрации фермеров, рассыпавших на перекрестках дорог лук и другие овощи. И опять-таки, за фермеров вступились многие депутаты из коалиционных партий, угрожавшие голосовать против бюджета. Если учесть, что оппозиция будет голосовать против бюджета, даже если в нем предложат озолотить всех граждан страны и найдут для этого средства, то опять принятие бюджета стало казаться проблемой.
Но после напряженных переговоров и здесь достигнут компромисс. В бюджете предусмотрены компенсации фермерам, которые пойдут на развитие сельскохозяйственных технологий, которые у нас, вопреки распространенному мнению, далеки от самых современных и передовых.

Ряд реформ вынесены из Закона о регламентировании и будут обстоятельно рассматриваться отдельно. Я это только приветствую. Мне вообще не нравится  этот лукавый «оптовый» закон.  Он был введен в качестве временного и чрезвычайного во время жесточайшего экономического кризиса середины 80-х годов. Но, как известно, нет ничего более постоянного, чем временное. С тех пор из тоненькой брошюрки он превратился в толстенный том.

В этом законе умело скрывают среди тысяч пунктов и подпунктов  то, чего не хотят выносить на отдельное обсуждение. Мне этот закон напоминает продажу книг «с нагрузкой» в провинциальных советских магазинах: хочешь Евтушенко, купи в нагрузку «Справочник молодого тракториста». Вот и здесь депутаты, поддерживающие одни пункты этого закона, но скептически относящиеся к другим, вынуждены принимать закон целиком, «в комплекте». Но таковы уж реалии нашей политический жизни. Между тем, среди спрятанных в этом томе реформ, мер и правил есть много таких, которые заслуживают отдельного серьезного обсуждения и отдельного законодательного решения.

Если по пути не случится маленькой войны или чего-нибудь экстраординарного (что у нас часто случается), то в памятную для бывших советских людей (или они, как чекисты, бывшими не бывают?) дату  7 ноября новый бюджет и прилагающийся к нему Закон о регламентации будут приняты. Я не уверен, что это как-то скажется на моей частной жизни, но после этой даты политическая ситуация почти прояснится.

Казавшееся временным, правительство обретет устойчивость. Надежды бывших ликудовских министров на скорое возвращение в министерские кабинеты заметно потускнеют. И не исключено, что одновременно будет таять беззаветная преданность ликудовцев своему вождю. Тем более, что к тому времени уже будет медленно набирать обороты судебный процесс Нетаниягу. Не зря же коалиция провела закон о том, что для образования отдельной парламентской фракции достаточно отделения от большой фракции (имелся в виду «Ликуд») всего четырех депутатов, а не трети, как было раньше. Говорят, что Беннет, Саар и Элькин уже нащупывают «слабые звенья» среди ликудовских депутатов. Честно говоря, я не вижу пока среди верхушки «Ликуда» политиков, готовых рискнуть. Тем более, что опыт Саара не вдохновляет. Но я и Элькина не ожидал увидеть среди «ренегатов». Так что, все «опции» открыты имогут быть всякие неожиданности.  Думаю, будет интересно.

 

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x