Ваши права

МИнистр финансов Авигдор Либерман и министр иностранных дел Яир Лапид. Фото: Marc Israel Sellem/POOL

Бюджет и пенсии

Внимательное изучение проекта госбюджета приводит к выводу, что большая часть новых поступлений в госбюджет ожидается за счёт налогообложения крупных коммерческих компаний. Драконовские меры против широких масс населения принесут к казну относительно небольшие суммы денег, поэтому не совсем понятно, почему министр финансов Либерман настаивает на их приняти.

Проект государственного бюджета на 2021-2022 годы, который был утверждён правительством в начале недели и направлен на обсуждение в Кнессете, предусматривает значительное увеличение налогов. Если оно будет реализовано в полном объёме, то достигнет в общей сложности около 14 миллиардов шекелей в год. Эта цифра получена в результате внимательного изучения пунктов «Устранение искажений и закрытие лазеек в налоговой системе» и «Целенаправленная налоговая политика» в проекте бюджета.

Расчёт, согласно которому фактическое увеличение налогов достигнет 14 миллиардов шекелей, основан на оценках Министерства финансов, приложенных к Закону о государственном бюджете, в отношении ожидаемого увеличения государственных доходов по каждому пункту, а также на оценках Минфина о доходах государства от «налога за въезд», фигурирующего в проекте закона об урегулировании в экономике.  Эта цифра не включает дальнейшее возможное увеличение и уменьшение налогов и сборов, в соответствии с законом об урегулировании, поскольку Минфин не опубликовал расчёты изменений налогового бремени, ожидаемого после принятия закона об урегулировании.

Министр финансов Авигдор Либерман может повторить своё предвыборное обещание о том, что «повышения налогов не будет».

При этом, все увеличения налогов, перечисленные в проекте госбюджета, можно определить как «исправление искажений налоговой системы» и «штрафы», потому что они не представляют собой номинального увеличения существующих налогов, а представляют собою лишь изменения в подходе к их взиманию. Поэтому министр финансов Авигдор Либерман может повторить своё предвыборное обещание о том, что «повышения налогов не будет».

Большая часть налогов, которые будут фактически взиматься, являются косвенными налогами на потребление, а не прямыми налогами на прибыль, хотя в законе об урегулировании фигурируют также и фактические дополнения к прямому налогу. Некоторые налоги будут введены для крупных коммерческих предприятий, например для страховых компаний, а некоторые будут взиматься только с самых богатых граждан.  Часть налогов будут регрессивными, то есть, они ухудшат материальное состояние всех слоёв населения, особенно «среднего класса» и даже социальных групп с низкими доходами.

Внимательное изучение проекта госбюджета приводит к выводу, что большая часть новых поступлений в госбюджет ожидается за счёт налогообложения крупных коммерческих компаний. Драконовские меры против широких масс населения принесут к казну относительно небольшие суммы денег, поэтому не совсем понятно, почему министр финансов Либерман настаивает на их приняти.

В любом случае, фактическое увеличение налогов, которое фигурирует в проекте госбюджета, не приведёт к значительному сокращению бюджетного дефицита в стране, который составляет более 160 миллиардов шекелей, и даже не покроет увеличения государственного бюджета, которое составляет более 20 миллиардов шекелей, не считая расходов на борьбу с эпидемией короновируса, которые всё ещё продолжаются.

Пенсионные накопления будут переведены на биржу

Наиболее значимое нововведение (в рамках параграфа об «исправлении искажений») представлено под невинным заголовком «Оптимизация механизма гарантии стабильности доходности пенсионных фондов». Речь идёт об изменении в структуре портфеля пенсионных накоплений населения таким образом, что правительство резко сократит субсидии, которые оно предоставляет населению на пенсионные накопления в виде правительственных облигаций.

Этот пункт находится на границе между повышением налогов и сокращением услуг, предоставляемых населению. Его чистая прибыль составляет семь миллиардов шекелей в год, которые перейдут из накоплений граждан в государственный бюджет. Это поправка к Закону о надзоре за финансовыми услугами, в соответствии с которой пенсионные м накопительные фонды теперь не будут обязаны вкладывать капитал и резервные средства в т. н. «специальные облигации».

Пенсионные и накопительные фонды обязаны управлять инвестициями, в соответствии с «чилийской моделью», которая гарантирует, что чем старше по возрасту застрахованный, тем большая часть его пенсионных накоплений застрахована в специальных (государственных) облигациях.

В настоящее время правительство выпускает для пенсионных и сберегательных фондов особые инвестиционные облигации, фактически являющиеся ссудой, предоставляемой гражданами государству. Это долговые обязательства с фиксированной годовой процентной ставкой в размере 4,86%.

Таким образом, крупные накопительные фонды получают от государства процентную ставку, в несколько раз превышающую обязательную процентную ставку на свободном рынке. Государственные облигации (известные как «специальные облигации») выпускаются только для активов в пенсионных фондах и сберегательных фондах и не могут быть приобретены частными лицами.

Пенсионные и накопительные фонды обязаны управлять инвестициями, в соответствии с «чилийской моделью», которая гарантирует, что чем старше по возрасту застрахованный, тем большая часть его пенсионных накоплений застрахована в специальных (государственных) облигациях.

Фонды инвестируют в «специальные облигации» 36% пенсионных сбережений вкладчиков в возрасте 50 лет и младше, 39% сбережений лиц в возрасте 50-60 лет и около 48% активов лиц в возрасте 60 лет и старше, поскольку доходность на фондовом рынке растёт и падает в краткосрочной перспективе, но в период 30 лет стоимость акций всегда оказывается более высокой, чем было раньше. Инвестирование в «специальные облигации» более существенно для пожилых вкладчиков, так как, в случае падения фондового рынка у них не будет 30 лет, чтобы ждать, пока он снова поднимется.

В прошлом 93% пенсий вкладчиков в Израиле составляли «специальные облигации». Череда реформ, осуществлённых правительством в конце 20-го и начале 21-го века, значительно сократила этот показатель и большая часть сбережений населения уже тогда была переведена в акции и облигации коммерческих компаний, представленных на бирже ценных бумаг. Необходимо отметить, что в 2017 году доля «специальных облигаций» в сберегательных программах пожилых вкладчиков была немного увеличена, в соответствии с «чилийской моделью».

Министерство финансов намерено внести поправки в Закон о надзоре за финансовыми услугами, чтобы он более не обязывал пенсионные и сберегательные фонды инвестировать накопления граждан в «специальные облигации». Чтобы гарантировать, что сбережениям населения не будет нанесён ущерб, министерство финансов предлагает предоставить держателям накопительных и пенсионных полисов страхование доходности, которое гарантировало бы, что доходность сбережений тех, кто в настоящее время владеет «специальными облигациями», не уменьшится.

Министерство финансов намерено внести поправки в Закон о надзоре за финансовыми услугами, чтобы он более не обязывал пенсионные и сберегательные фонды инвестировать накопления граждан в «специальные облигации». Чтобы гарантировать, что сбережениям населения не будет нанесён ущерб, министерство финансов предлагает предоставить держателям накопительных и пенсионных полисов страхование доходности, которое гарантировало бы, что доходность сбережений тех, кто в настоящее время владеет «специальными облигациями», не уменьшится

О государственном страховании сбережений говорится в проекте государственного бюджета

Это «страхование доходности» будет применяться ко всей части пенсии, которая в настоящее время инвестируется в государственные облигации. Финансирование страхования будет осуществляться из специального фонда, который создаст правительство. Согласно законопроекту о бюджете, правительство создаст «фонд гарантии доходности». В законопроекте сказано, что выплата компенсаций будет производиться каждые пять лет, чтобы вкладчики получали то, что они должны были бы получить от инвестиций в «специальные облигации».

Цитата из законопроекта о госбюджете: «Правительство переведёт в пенсионный фонд разницу между прибылью от «специальных облигаций» и доходностью, накопленной сберегательными фондами за пять лет. Если доходность активов, накопленных в течение пяти лет, будет ниже доходности от «специальных облигаций», Фонд гарантии доходности выплатит разницу, в соответствии с указанием министра финансов».

При этом, законопроект не предусматривает выделение бюджета для фонда гарантии доходности пенсионных сбережений и не объясняет, откуда будут поступать деньги для погашения убытков вкладчикам, в случае необходимости.

Риск особенно высок для людей предпенсионного возраста, для тех, у кого большая часть пенсии вложена в «специальные облигации» и чей выход на пенсию будет в ближайшие годы

«Правительство платит нам 4,7% от наших сбережений, и это очень много, — объясняет Иегуда Модаи, экономист, занимающий должность финансового директора крупной промышленной компании и ведущий блог на сайте «Зман Исраэль». — В прошлые годы, когда процентная ставка была высока, это было разумно, но сегодня обязательная процентная ставка очень низкая, и получается так, что государство субсидирует наши пенсии на огромные суммы, на миллиарды долларов в год».

«Во время кризиса, вызванного эпидемией короновируса, когда у правительства возник дефицит в размере 160 миллиардов шекелей из-за выплаты пособий на не оплачиваемые отпуска, компенсации, капсулы и т. д., фондовый рынок продолжал расти, и акции и облигации на бирже ценных бумаг дали доход в 8-9 процентов.

«По этой причине в министерстве финансов предлагают, чтобы государство прекратило финансирование пенсионных фондов и они перевели капиталы на рынок ценных бумаг. В этом предложении есть определённая логика: если правительство терпит убытки, а рынок акций растёт, то почему правительство должно субсидировать рынок на такие суммы?»

— Но разве это нововведение не чревато огромным риском для пенсионных накоплений, которые будут выброшены на ничем не гарантированный рынок капитала?

«В нынешних условиях растущего фондового рынка это не только не риск, но наоборот — выгодно, потому, что наши пенсии вырастут больше, чем сегодня. Если и когда фондовый рынок перестанет расти, то может возникнуть определённый риск, что мы можем не получить обратно наши сбережения. Этот риск особенно высок для людей предпенсионного возраста, для тех, у кого большая часть пенсии вложена в «специальные облигации» и чей выход на пенсию будет в ближайшие годы».

Полный оригинал статьи на иврите на сайте «Зман Исраэль» 

 

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x