Арт-политика

Нинель Гершкович-Жаботинская

Классика умерла, да здравствует классика

«Когда начался коронавирус, это дало мотивацию играть больше сольных скрипичных произведений и выступать онлайн. Ограничения социальной дистанции во многом оказывает негативное влияние на музыкальную индустрию и на артистов в целом. Но, как всегда, когда нас загоняют в угол, мы находим творческий способ, чтобы справиться с этим. Мы, артисты, пытаемся найти в этом красоту»...

«Мы нуждаемся в музыке. Мир без звуков призрачен» — говорила австрийская поэтесса Ингеборг Бахман. Какая ассоциация появляется у вас, когда, включая радио, вы слышите звуки классической музыки?

Некоторым из нас они знакомы с детства. С пластинки, услышанной в доме дедушки и бабушки. Или даже с компакт-диска. Хотя и пластинки, и CD уже давно исчезли. Возможно, звуки классической музыки напомнили вам саундтрек из знакомого фильма.

Некоторые из нас наверняка помнят такие известные имена, как Гленн Гульд или Йо Йо Ма. Многим из нас даже знакомы имена таких известных композиторов как Моцарт, Бах, Бетховен. Это, конечно, интересно. Но для большинства не настолько, чтобы купить билет на симфонический концерт или пойти в оперу.

Когда мы представляем себе концертный зал, наше, склонное к стереотипам, воображение, услужливо рисует нам картину: пожилая публика молча созерцает и слушает, затаив дыхание, следует неписаным правилам, которые регламентируют время аплодисментов и дружных вставаний. Старики и старушки – это же из их времени. Они точно знают, когда наконец можно будет пошептаться и сколько нужно ждать, чтобы покашлять.

В худшем случае, мы купим билеты на концерт современной музыки, и тогда будем страдать от диссонанса, скрипов и скрежета, которые издают музыканты с мировым именем. И выйдем из зала с чувством недоумения и даже интеллектуальной неполноценности. Потому что нам не удалось оценить музыку.

Несомненно, кажется, что классическая музыка умерла. Можно только посочувствовать И философски заметить, что покойница была очень хороша собой. И пользовалась невероятной популярностью в своё время. Но что поделать?! Никто не вечен.

Тем не менее, как грибы после дождя, появляются всё новые и новые талантливые музыканты. Что влияет на выбор молодых людей в пользу классической музыки?

Я спрашиваю об этом Нинель Гершкович-Жаботинскую – девушку, которая виртуозно играет на скрипке. Нинель – обладательница множества наград. Родилась в Белоруссии. С 4-х лет росла в Израиле в г. Цфат. На протяжении последних 15 лет проживает в США. Там реализовала себя.

Иоганн Себастьян Бах сказал однажды: «Играть на любом музыкальном инструменте очень легко: все, что для этого требуется — нажимать в нужное время на нужную клавишу, — а играть он будет сам». Только для этого нужно абсолютно подходить музыке и отдаваться своему инструменту.

Нинель Гершкович-Жаботинская считает, что классическая музыка находится на поворотном моменте. Отторжение широкой публики от классической музыки – явление хорошо известное молодым музыкантам-исполнителям, которые пытаются изменить ситуацию.

В молодости Нинель училась игре на современной скрипке и исполняла стандартный для каждого скрипача репертуар. В последние годы она переключилась на музыку эпохи барокко.

«Поначалу я считал, что барокко — это нечто очень возвышенное, благородное, неприкосновенное и потому, особенно для молодых людей, скучноватое. Пока не понял, насколько радикальными и революционными были «старые» мастера, сколько страсти, чувственности и драматизма таилось в их творческой манере. Дошло до того, что даже их парики я стал рассматривать как чистейшей воды маскировку, — чтобы мы не сразу догадались, что на самом деле выражала их музыка» — пишет Даниэл Хоуп в книге «Когда можно аплодировать? Путеводитель для любителей классической музыки»

Страстность барокко в последнее десятилетие заражает все новых исполнителей, которые пытаются оживить старинный музыкальный стиль, используя музыкальные инструменты в стиле эпохи. На барочной скрипке, например, играют без современного мостика или подушечки. Её струны – жильные, в отличие от современных – синтетических. Используются три разных смычка, отличающихся размерами.

На протяжении сотен лет скрипку изменяли с целью улучшения акустических свойств и тембрального разнообразия. Несмотря на это, выступления с барочной скрипкой, снова входящие в моду, дают нам редчайшую возможность услышать, как звучала музыка в то время – в начале семнадцатого столетия, когда ещё были живы Шекспир и Сервантес.

Слово «барокко» предположительно происходит от португальского «perola barroca» — жемчужина или морская раковина причудливой формы. Причудливость барокко завораживает. Чем отличается исполнение барочной музыки на скрипке с жильными струнами по сравнению с сегодняшним звучанием? «Так мы можем понять всю полноту того, что стремился передать композитор слушателям», говорит Нинель.

«Основная причина, что музыка эпохи барокко столь увлекательна, заключается в реакции аудитории, которую я почувствовала. Кажется, будто интимный тон этих выступлений позволяет слушателям приблизиться к самой эпохе барокко и окунуться в неё. То факт, что музыка исполняется камерными оркестрами, делает её более доступной. Музыка находится в контексте. Она будто говорит с людьми. Ведёт с ними диалог. Да, музыка действительно сложная, но, при этом, она родилась в более простые времена и служила более простой цели. Очень важно сосредоточиться на этом подходе, поскольку в наше время общество отдалилось от классической музыки. Многие видят в ней нечто отдалённое, официальное, тяжёлое для переваривания и даже снобистское. Нужно вернуть ощущение интимности, которое когда-то было присуще концертам классической музыки» — утверждает скрипачка.

Нинель рассказала нам о новом проекте, над которым она работает – сольном альбоме, в котором представлен скрипичный репертуар эпохи барокко, исполняемый с использованием барочных скрипки и смычка. Она стремится показать связь времен в процессе развитии музыки на протяжении всей истории.

«Когда начался коронавирус, это дало мотивацию играть больше сольных скрипичных произведений и выступать онлайн. Ограничения социальной дистанции во многом оказывает негативное влияние на музыкальную индустрию и на артистов в целом. Но, как всегда, когда нас загоняют в угол, мы находим творческий способ, чтобы справиться с этим. Мы, артисты, пытаемся найти в этом красоту».

Но нельзя сказать, что только возвращение к музыке эпохи барокко спасёт классическую музыку от вымирания. У Нинель есть несколько оригинальных идей, как приобщить людей к классической музыке в наши дни. «Я руковожу несколькими ансамблями, которые исполняют и современную музыку. Мы любим играть современные музыкальные произведения композиторов – наших современников. Но мы стремимся исполнять её иначе с тем, чтобы сблизить людей и музыку. Наша цель в том, чтобы зрители чувствовали удовольствие во время выступления. Чтобы они не боялись выражать свои эмоции, когда они взволнованы. Чтобы они были близки к музыкантам. Они могут аплодировать, если им этого хочется, танцевать, есть и пить – почему нет? Все мы – музыканты и зрители – находимся на выступлении, чтобы почувствовать музыку вместе. Мы уделяем больше внимания диалогу с публикой, рассказываем историю, стоящую за каждым произведением. Рассказываем историю композитора. Или просто рассказываем, почему мы решили исполнить то или иное произведение. Мы ведём себя точно так же, как народный певец – разговариваем с публикой. А ещё, мы можем выступать в любом месте – не только в стандартных залах для симфонических концертов. Это могут быть бары, кафе, общественные места и частные дома».

Классическая музыка – это живая традиция, которая обновляется возрождением упущенного. Она нуждается в новых лидерах – молодых и талантливых исполнителях, которые вернут классической музыке страстную интимность совместного чувства.

 

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x